предыдущая глава     К оглавлению

Тема 7. Пророческие книги

7.7. Пророк Даниил

II в. до Р.Х. стал для Израиля тяжелейшим временем. Палестина была завоевана Сирией (Антиохией). Евреи впервые в своей истории столкнулись с полным запретом на исповедание веры в своего Бога и принесение жертв под страхом смертной казни. Сирийский царь заставил приносить в Иерусалимском храме жертвы Зевсу Олимпийскому. Многие покорились, появились первые мученики за веру. В народной среде зрело сопротивление несправедливым гонениям. Первым подал пример священник Маттафия, публично отказавшийся принести языческую жертву, убивший царского вельможу и разрушивший жертвенник. Это событие стало сигналом к началу восстания, душой которого стали пять сыновей священника. Они призвали население уходить в горы и начали многолетнюю партизанскую войну во имя Ягвэ. В которой удивительным образом побеждали многочисленные войска царей антиохийской династии. Подвиги Иоанна, Симона, Иуды Маккавея и остальных братьев описаны в 1-3 кн. Маккавейских.

В эти годы гонений за веру, по мнению библеистов, и была написана книга пророка Даниила, герой которой жил в вавилонском плену за четыре века до этого. В книге есть хронологические ошибки, но не это главное. История благочестивого юноши Даниила и его друзей, страдавших за веру в Бога, спасавшихся чудом то из раскаленной печи, то из рва со львами и каждый раз посрамлявших хулителей Ягвэ, должна была вдохновить современников Маттафии на борьбу и исповедничество. Неудивительно и то, что многие главы кн. Пророка Даниила описаны в апокалиптических тонах.

Перенесемся обратно во времена расцвета Вавилонского царства. Навуходносору приснился сон, чрезвычайно его поразивший, и он, угрожая смертной казнью, требовал от своих мудрецов его растолковать, что было практически невозможно, ибо само содержание сна он позабыл. Ненавистники Даниила воспользовались этой ситуацией, чтобы погубить его, и посоветовали царю узнать об этом у еврейского юноши. Даниил помолился Богу, и Он открыл ему и сон, и его истолкование. Потрясенный Навуходоносор прославил Ягвэ: "истинно Бог ваш есть Бог богов и Владыка царей, открывающий тайны..." /Дан. 2, 47/. Впрочем, настроение правителя часто менялось, и он вновь поддавался интригам против Даниила и его соплеменников. Обуреваемый приступами гордыни, он впал в конце правления в безумие особого вида, когда человек представляет себя быком и пасется на траве. Навуходоносор был убит в результате заговора...

То, что увидел во сне царь, весьма интересно: "Тебе, царь, было такое видение: вот, какой-то... огромный... истукан в чрезвычайном блеске... стоял пред тобою, и страшен был вид его. У этого истукана голова была из чистого золота, грудь его и руки его - из серебра, чрево его и бедра его медные. И голени его железные, ноги его частью железные, частью глиняные... /и вот/ камень... оторвался от горы без содействия рук, ударил в истукана, в... ноги его, и разбил их. Тогда всё вместе раздробилось: железо, глина, медь, серебро и золото сделались как прах на летних гумнах, и ветер унес их, и следа не осталось от них; а камень, разбивший истукана, сделался великою горою и наполнил всю землю." /2, 31-35/. В растолковании этого видения царю Даниил сравнивает части истукана со сменяющими друг друга царствами: "золотым" /Вавилон/ - т.е. славным и справедливым, "серебряным" т.е. более тусклым, "медным" и, наконец, "железным" - внешне крепким, но в то же время имеющим ненадежное /"глиняное"/ основание. "И... Бог небесный воздвигнет царство, которое во веки не разрушится... оно сокрушит и разрушит все царства, а само будет стоять вечно, так как... камень отторгнут был от горы не руками и раздробил /истукана/". /2, 44-45/.

Итак, по мысли Даниила, земные царства, подавляющие людей, постоянно сменяют друг друга и постепенно деградируют. Но этот процесс не вечен, основание его ненадежно, ибо однажды будет "брошен" Богом в основание этого колосса на глиняных ногах маленький камешек, нерукотворенный, как бы от Бога отколотый. Падет истукан, и на месте его восстанет вечное Божие царство; камешек превратится в гору Божию. Камнем этим, безусловно, оказался Христос, о Нем так и говорит Евангелие/см. Мф. 21, 42-44/: Христос - это камень преткновения и в то же время явление силы Божией, сокрушающей всякую неправду и тьму. (К слову сказать, мы здесь еще раз сталкиваемся с мировоззрением, противоположным внебиблейским моделям, в которых история мира - постепенный упадок, сползание к небытию; напротив, сей процесс будет неожиданно прерван спасительным вмешательством Божиим).

Тема земных царств, несущих страдания и смерть, продолжается в 7-ой гл. книги; здесь она дана в виде апокалиптического видения Даниила: "четыре ветра небесных боролись на великом море, и четыре больших зверя вышли из моря... первый - как лев, но у него крылья орлиные; я смотрел, доколе не вырваны были у него крылья, и он... стал на ноги, как человек, и сердце человеческое дано ему... еще зверь... похожий на медведя... три клыка во рту у него, между зубами его; ему сказано... встань, ешь мяса много!... еще зверь, как барс; на спине у него четыре птичьих крыла, и четыре головы... и власть дана ему... и вот, зверь четвертый,... ужасный и весьма сильный; у него большие железные зубы; он пожирает и сокрушает, остатки же попирает ногами... десять рогов было у него... и вот, вышел между ними еще небольшой рог, и три из прежних рогов с корнем исторгнуты были перед ним... в этом роге были глаза... и уста, говорящие высокомерно..." /7, 2-8/. Образы Даниила понятны: с тех пор, как человек отпал от Бога, все глобальные системы отношений поражены грехом и несут печать зверя. Жестокое государство дохристианского времени, попирающее личность отдельного человека и ни во что ставящее его жизнь, вполне можно уподобить кровожадному медведю и свирепому четырехглавому /намек на четырех царей/ барсу. Учитывая время жизни Даниила в Вавилоне и время написания книги его имени, толкователи часто усматривают в этих зверях намек на цивилизации Вавилона, Персии, Греции /включая сирийский период/ и Рима. Гордые и богохульные "рога" таинственного четвертого зверя /а для автора книги он был еще в будущем/ - это жестокие императоры Рима, их надменные слова касаются прежде всего самообожествления. Однако, самый жестокий зверь - последний, за ним наступает время суда Божия, и Даниил вглядывается в небо:

"Видел я, наконец,
что поставлены были престолы,
и воссел Ветхий днями;
одеяние на Нем было бело как снег,
и волосы главы Его - как чистая волна;
престол Его - как пламя огня...
Огненная река... проходила пред Ним;
тысячи тысяч служили Ему,
и тьмы тем предстояли пред Ним;
судьи сели, и раскрылись книги...
за изречение высокомерных слов...
зверь был убит в глазах моих, и тело его... предано на сожжение огню...
у прочих зверей отнята власть их, и продолжение жизни дано им только на время и на срок..."/7, 9-12/.

Даниил называет Ягвэ "Ветхим днями". К сожалению, эти слова часто неправильно истолковываются для обоснования изображения Бога Отца в виде старца. Бог в существе Своем не изобразим, а "Ветхий днями" означает Бесконечный во времени, Древнейший. Ночное видение пророка заканчивается самой удивительной картиной:

"вот, с облаками небесными шел как бы Сын человеческий,
дошел до Ветхого днями и подведен был к Нему.
И Ему дана была власть, слава и царство, чтобы все народы...
служили Ему; владычество Его - ...вечное, которое не прейдёт,
и царство Его не разрушится." /7, 13-14/.

Даниил называет Мессию "сыном человеческим". Прежде всего в еврейском языке это понятие означает просто человека. Итак, Мессия - это человек, и вдруг мы видим, что этот человек дошел до Самого Бога, Который вручает ему царствование над всеми народами. Человек, входящий во внутренние завесы Ягвэ, и не сгоревший, и не ослепленный, а получающий особое благословение. Видение Даниила означает возможность для человека быть максимально близким с непостижимым бытием Сущего, но такой Человек только один. Интересно, что из всех мессианских титулов Господь Иисус по отношению к Себе наиболее часто пользуется именно Данииловым: "Сын Человеческий". Он словно постоянно намекал на то, о чем почти догадался автор рассматриваемой книги: Мессия, будучи человеком, в то же время несет в себе Божественное, он Бог, происходящий от Бога, как камень, оторванный невидимой рукой в предыдущем видении. Тема отношений Сына Человеческого с Ветхим днями будет потом продолжена в Откровении св. Иоанна Богослова. В 9-ой главе Даниилу архангелом Гавриилом открывается еще одна тайна - время прихода Мессии на землю, и в отличие от многих подобных случаев, приведенные здесь сроки оказались отнюдь не символическими: "Семьдесят седмин /т.е. 7*70=490/ определены для народа твоего и святого города твоего... чтобы приведена была правда вечная... и помазан был Святый святых... Знай и разумей: с того времени, как выйдет повеление о восстановлении Иерусалима, до Христа Владыки семь седмин и шестьдесят две седмины... и по истечении /этого времени/ предан будет смерти Христос, и не будет; а город и святилище разрушены будут народом вождя... прекратится жертва и приношение, и на крыле святилища будет мерзость запустения..." /9, 25-27/. Автор книги предсказал и явление Спасителя через пять веков после восстановления иерусалимского храма, и убийство Христа, и окончательное опустошение израильской столицы! Поистине, автор Даниила высказал те пророчества, которые напрямую подводили иудаизм к евангельской эпохе. Выше тех тайн, которые были открыты Богом через Своих пророков, ВЗ подняться уже не мог.

предыдущая глава     К оглавлению