предыдущая глава     К оглавлению     следующая глава

Тема 4. Моисей и божественный закон

4.4. Богослужение

Начиная с 25-й гл. кн. Исход Пятикнижие неоднократно рассказывает об устройстве у древних израильтян богослужения, центром которого во время странствования по пустыне была "скиния" Завета. Скиния /происходит от евр. "шехина" - осенение Божие, благодатный покров/ была по сути походным храмом, сооруженным в виде огромной палатки. /Известные строчки из Псалтири "простираяй небо яко кожу" в оригинале так и звучат: "Ты простер небо как палатку"/. Располагавшаяся в центре стана скиния состояла из следующих частей: "святое святых", "святилище" и "двор скинии". В огражденном дворе стоял жертвенник, на котором совершались жертвоприношения. Здесь собирался для молитвы народ. Внутрь скинии, а именно в святилище, имели право входить только священники. В святилище помещался семисвечник, символизировавший действие Божественной благодати, стол для хлебов предложения /разновидность не-животной жертвы, предтеча наших просфор/ и другие богослужебные предметы. А вот в "святое святых" мог войти только первосвященник и только в особые дни. Там находился ковчег Завета - ящик, содержавший три предмета: каменные скрижали Завета, сосуд с манной, которая была насущным хлебом и в то же время чудом Божьего промысла для голодных людей, и жезл брата Моисея первосвященника Аарона - знак священнического служения. Устройство скинии, находящейся в ней утвари и облачения священников описано подробнейшим образом /см. Исх. 25 и далее/. Разнообразные материалы, многоцветные покрывала и каменья имели символическое значение /ныне во многом утерянное/, подобно тому, как в нашей Церкви форма или цвет богослужебного предмета несут определенную символику. Во время странствования священнослужители, продев шесты в соответствующие отверстия, со словами "Да восстанет Бог" /отсюда наша молитва "Да воскреснет Бог..."/ поднимали скинию и несли ее на себе, а придя на очередное место, опускали со словами "Да воссядет Бог". Т.о., скиния напоминала евреям о постоянном присутствии Ягвэ в Израиле и Его водительства. Через несколько веков трехсоставное устройство скинии повторилось в Иерусалимском храме, а после - и в наших храмах, которые обычно состоят из алтаря, собственно храма и притвора.

В Исх 22, 29 читаем: "Не медли приносить Мне начатки от гумна твоего и от точила твоего. Отдавай Мне первенца из сынов твоих; то же делай с волом твоим и с овцой твоей... Семь дней пусть они будут при матери своей, а в восьмой день отдавай их мне". Принятое у некоторых соседних народов приношение детей в жертву в буквальном смысле Моисеев закон объявляет мерзостью, за которую положена смертная казнь, и противопоставляет этому обязанность первого сына посвятить на служение храму. Позднее этот закон был заменен на новый, согласно которому священниками становились люди только из колена Левия; колено это целиком посвятило себя богослужению. К священникам Закон предъявляет высочайшие требования: теснее других соприкасаясь со святостью Ягвэ, они и сами должны быть безупречны и святы. Священнику позволено "кормиться от жертвенника", и потому для скинии и обеспечения священников израильтянин по закону Втор 14, 22-29 откладывать от своего имущества специальную подать - десятину.

Основным богослужебным занятием священников было жертвоприношение. Древние историки, описывая Пасху в Иерусалимском храме, говорят о забрызганных кровью священниках, приносивших в жертву десятки тысяч овнов и тельцов. Священник ВЗ был по сути настоящим мясником! Он должен был уметь тщательно разделывать туши жертвенных животных и ловко сворачивать головы голубям. Жертвы были весьма разнообразными; они классифицировались в зависимости от того, за кого приносились: обычный он человек, начальник или священник, в зависимости от материального положения. Бедный человек не мог позволить себе козла или быка, ему позволялось принести голубков. Кроме кровавых жертв существовали и бескровные: мука, хлеб, соль и др. Наиболее характерно разделение жертв в зависимости от причины:

  1. жертва всесожжения;
  2. жертва за грех;
  3. жертва повинности;
  4. жертва мирная /см. Лев 1-9 гл./

Жертва всесожжения, при которой животное сжигалось на жертвеннике полностью, приносилась за грехи всего народа дважды в сутки: вечером и утром; при этом огонь никогда не должен был угасать. Постоянное курение от жертвенника означало "неусыпную молитву, памятование о Ягвэ. Перед закланием священник возлагал руки на голову животного, символически превращая его в носителя грехов, которые будут уничтожены в огне. Кровь животного, к которой ВЗ относился со строгим благоговением, собиралась отдельно, и ею со всех сторон кропился жертвенник.

Во всех случаях жертвы специальным образом обрабатывались. Жертва за совершенный грех очищалась от внутренностей, которые сжигались на жертвеннике; лучшие части мяса посвящались Богу и вкушались священниками и их семьями, а остальные сжигались за оградой двора. Жертва повинности имела свои отличительные особенности и совершалась в тех случаях, когда человек /или весь народ/ совершал грех по неведению, когда укрыл чужое преступление и в др. случаях. А мирная жертва приносилась в знак благодарения Богу за его дары и милосердие. В этом случае часть животного отдавалась священникам, а остальная туша приготавливалась и вкушалась принесшим и его семьей.

Животные жертвы ВЗ, чистые, без порока, мужского пола, кровь которых искупляла Израиль от грехов, являлись прообразом искупительной жертвы беспорочного агнца НЗ - Господа Иисуса Христа. Даже сожигание животных вне скинии отцы Церкви сравнивали с казнью Христа вне стен Иерусалима.

предыдущая глава     К оглавлению     следующая глава