Информационно-аналитический портал Саратовской митрополии
 
Найти
12+

+7 960 346 31 04

info-sar@mail.ru

Вместе со Христом
Просмотров: 549     Комментариев: 0

Новоузенск — небольшой городок, но с удивительно богатой историей. Основанный в XVIII веке, он побывал уездным городом как Саратовской, так и Самарской губернии. Церковная жизнь уезда была яркой и насыщенной. К концу XIX столетия город уже насчитывал несколько храмов и большой женский монастырь. Уездный Покровский собор, освященный в 1901 году, был одним из самых больших в Поволжье.

Но, как известно, советская власть в святынях не нуждалась, после революции все церкви были порушены, а духовенство истреблено, и только в конце 80-х — начале 90-х годов прошлого века в Новоузенском благочинии в приспособленных помещениях стали появляться вновь возрожденные православные общины.

Первым был образован приход во имя святой великомученицы Екатерины, а одними из самых активных прихожан стали супруги Петр Матфеевич и Александра Климентьевна Лавриянас. Настоятель храма протоиерей Александр Милованов рассказал нам об удивительной судьбе Петра Матфеевича, родившегося в семье литовца и русской и утвержденного в православного по вере, к которой окончательно привела его верная супруга.

— Супруги участвовали в обустройстве временного храма, вместе со всеми трудились, молились и продолжали помогать, когда началось строительство большого храма. В 2019 году Александры Климентьевны не стало, но духовная связь между супругами не прервалась. Каждый день Петр Матфеевич подолгу молится за свою любимую Александру, читает Псалтирь.

Литовцы были сосланы в Заволжье царским правительством в 1863 году после подавления польского антирусского восстания, к которому они примкнули. То, как крестьяне из Литвы осваивали в заволжских степях земли, растили хлеб, занимались ремеслами и строили деревни, — это отдельная история. В одной из таких деревень — Литовке — и родился Петр в 1932 году. Семья была многодетная. Его родители пережили революцию, гражданскую войну, страшный голод, раскулачивание и коллективизацию, но выжили благодаря своему трудолюбию и вере. Православная мама тайно крестила сына и научила маленького Петю читать молитву «Отче наш», тропарь Рождества. Петр Матфеевич вспоминает, как в детстве ходил с ребятами на Рождество по селу, славил Богомладенца.

Мама, Ксения Егоровна, часто делилась с детьми воспоминаниями своего детства. Особенно драматичными были события, связанные с революцией, принесшей крестьянам так много страданий. По воспоминаниям родителей и родственников Петра Матфеевича, у крестьян забирали все зерно подчистую, не оставляя даже семейный зерновой фонд, который крестьяне запасали на случай неурожая на три, а то и на пять лет. Особенно жестокой из-за голода и сильных морозов была зима 1921 года, до весны дожили не все. Умерших просто вывозили на салазках за околицу села и там оставляли. Когда наступила весна, то появившиеся из-под снега тела хоронил уже сельсовет. Многие тогда уехали на свою историческую родину в Литву. Семья Петра Матфеевича осталась.

Еще до войны отец сам построил в Литовке саманный дом. Небольшой, на три окошка. В нем была кровать для родителей да русская печь. Кроме чугунков, кочерги и самовара никакой утвари в доме не было. Зимой с утра приносили в дом ржаной соломы, бросали на пол, она за день согревалась, и на ней можно было спать. Спали все на полу, вповалку, постилая тулупы и другую одежду. После войны семья Лавриянас перебралась из села Литовка в соседнюю Таловку. Переезду поспособствовал председатель колхоза, сообщивший сельчанам, что у них забрали все зерно для выполнения государственного плана, так перед семьей вновь встала угроза голода. Отец по профессии был плотником, его пригласили в Таловку, в колхоз «Трудовик», обещали кормить, и семья согласилась переехать.

С детства маленький Петр помогал отцу в плотническом деле, зимой трудился в столярке, а летом «конюшил» в бригаде, ходил за табуном.

Православного храма в селе не было, но помнит Петр Матфеевич католический костел в Таловке. Он был деревянный, с открытым и очень высоким алтарем. Храм давно не действовал, в нем держали так называемые озатки — остатки мусора от просеивания пшеницы. Эти отходы мололи на старинной деревянной мельнице, полученную в результате помола черную массу варили и ели, она была сладковатой на вкус, заглушала голод. В семидесятые годы прошлого века костел сожгли.

Молодежь в селе обычно собиралась на берегу реки Узень, там Петр и познакомился со своей будущей супругой. Александра жила по соседству, ее мать была человеком церковным, в детстве она училась в школе Новоузенского женского монастыря. Женщина строго соблюдала все посты, постоянно молилась. В доме невесты была хорошая библиотека духовной литературы, еще дореволюционного издания: авва Дорофей, проповеди святого праведного Иоанна Кронштадтского, жития святых, творения святителя Игнатия Брянчанинова. Этими книгами теперь пользуется Петр Матфеевич.

Поженились Петр и Александра в 1956 году. «Свадьба была скромная, но веселая, — вспоминает Петр Матфеевич, — жить стали у родителей жены». Позже супруги купили в Таловке небольшой домик, в котором прожили 12 лет. В молодой семье родились три дочери — Вера, Надежда, Любовь. Был еще сынок Александр, но он, к сожалению, в двухлетнем возрасте трагически погиб.

Позже, когда семья перебралась в Новоузенск, Петр Матфеевич устроился трактористом, а Александра Климентьевна пошла работать в интернат уборщицей. Но видя ее трудолюбие, ответственность и честность, директор интерната предложил ей должность повара. Причем, когда она стала отказываться, заявил: «Вот Вы-то нам и нужны. Все хотят работать на кухне, и только Вы одна отказываетесь от этой сытной должности. Быть Вам поваром безоговорочно».

Александра Климентьевна стала прихожанкой открывшегося в 1989 году храма святой великомученицы Екатерины, а вот Петр Матфеевич воцерковился уже позже, в 1994 году.

— Жена мне сказала, что некому что-то делать в храме, я и начал помогать, месил раствор, другие работы выполнял, да так остался…

В 1998 году супруги повенчались. Венчальные иконы Петр Матфеевич бережно хранит в красном углу рядом со старинным Распятием, доставшимся ему от тещи. Дом, который купили супруги после переезда из Таловки, располагается на улице К. Маркса, а до революции эта улица вела к собору и называлась Покровской.

«Нам сказали, это место благодатное, да я и сам в этом убедился. Наш дом хотели снести, но потом оставили. А когда дом обкладывали кирпичом, то под деревянной обшивкой самана нашли завернутую в холщовую тряпку Казанскую икону Богородицы. Она и сейчас там лежит, я ее оставил», — улыбается Петр Матфеевич и указывает на то место, где под окном в стене его дома хранится та икона.

Петр Матфеевич и Александра Климентьевна сразу стали самыми активными прихожанами, участвовали в благоустройстве территории храма, откликались на любую просьбу. У Петра Матфеевича всегда было желание послужить Церкви, за что бы он ни брался, все делал старательно, с любовью. Александра Климентьевна тоже очень любила храм, богослужения, всегда благодарила за проповеди, звала меня с семьей в гости. Жалею, что не так часто бывал в их доме, поэтому особенно дороги для меня воспоминания Петра Матфеевича, чья жизнь так крепко связана с Церковью, с нашим приходом.

Недавно, на панихиде в день кончины Александры Климентьевны, Петр Матфеевич сказал: «Очень хорошо, что мы венчанные. Я за нее тут молюсь, а она за меня там». Петру Матфеевичу Лавриянасу пошел уже девяносто второй год. Он считает, что в эти преклонные годы надо чаще вспоминать и благодарить всех, кто делал тебе добро. Родных, близких, друзей и, конечно, жену Александру, самого дорогого в его жизни человека.

Если супруги вместе стремились ко Христу и жили духовной жизнью, то вполне возможно, что по милости Божией они будут вместе в Царствии Небесном, и их общение не прекратится. Оно и сейчас ощутимо в молитве. Петр Матфеевич очень в это верит.

 «Православное Заволжье»