Информационно-аналитический портал Саратовской митрополии
 
Найти
12+

+7 960 346 31 04

info-sar@mail.ru

Вечер трудного дня
Просмотров: 2735     Комментариев: 1

Более 10 лет в Саратовской митрополии совершается ежегодный многодневный крестный ход, посвященный памяти новомучеников и исповедников Церкви Русской, в том числе мучеников Вавилова Дола — насельников пещерного монастыря, убиенных в годы советской власти. Что заставляет людей откладывать личные дела и отдавать три летние недели изнурительному пешему путешествию? Ответ на этот вопрос наш корреспондент отправился искать у самих крестоходцев. Он застал их во время остановки в поселке Горный Краснопартизанского района. За плечами участников хода уже две трети пути, но еще порядка 150 километров предстояло преодолеть.

Откликнуться на призыв

 

С пением Иисусовой молитвы паломники входят в поселокМы приехали в Горный незадолго до прибытия крестоходцев. У небольшого храма в честь иконы Божией Матери «Державная» собрались местные жители. Тут же спешно возводился палаточный городок, дымилась полевая кухня. Воздух был пропитан ожиданием и оживлением. Мы осматривали местность, когда в народе вдруг раздалось напряженно-радостное: «Идут!». Вдалеке показалась колонна. Вскоре стали различимы многочисленные иконы, хоругви, и под колокольный звон, с пением Иисусовой молитвы крестоходцы вошли в поселок. Большая икона святых царственных страстотерпцев на плечах несущих ее мужчин достигла порога церкви. Аккуратно устроив святыни в храме, путники — порядка ста пятидесяти человек — начали готовиться к ночлегу. Некоторые предпочли установить собственные палатки. Делали они это очень быстро, отточенные движения свидетельствовали о большом походном опыте. До начала вечерней службы оставалось всего полчаса, а паломникам надо было обосноваться на новом месте и хоть чуть-чуть перевести дух.

— Это мой первый крестный ход! — улыбаясь, говорит Ирина, молодая учительница начальных классов из Пензенской области. — В прошлом году была в гостях у родственников в Ивантеевском районе, они и рассказали про Вавилов Дол, про то, что каждый год совершается к этому святому месту такое шествие. Я тогда подумала: почему Господь призвал этих людей, а я остаюсь в стороне? Я должна быть с ними!

В храме в честь иконы Божией Матери «Державная» вечернее богослужениеИрина несет с собой икону Тихвинской Божией Матери. Интересуюсь: тяжело ли быть крестоходцем?

— Я боялась бытовых неудобств — того, что в дороге можно, например, натереть ноги. Но мои тревоги оказались напрасны. Мы здесь живем таким большим дружным коллективом, в котором каждый готов прийти на помощь. Если ты чего-то заранее не учел, что-то с собой в путь не взял, люди с тобой поделятся необходимым. Вот и сейчас на мне не моя обувь, — смеется Ирина, демонстрируя запыленные, но зато удобные кеды. — А вот того, что так больно будет расставаться с людьми, не ожидала, — говорит она, вдруг посерьезнев. — Когда человек, с которым ты идешь с самого начала, вдруг в силу каких-то обстоятельств прекращает крестный ход и уезжает, — это пережить очень тяжело, потому что за эти недели человек становится тебе родным.

Мы беседовали под аккомпанемент разгулявшегося не на шутку ветра: он немилосердно рвал брезент палаток, закручивал в немыслимые узлы ветви деревьев, но Ирина словно ничего не замечала. Я смотрел на нее и удивлялся: почему в этой девушке, прошагавшей десятки километров, столько радости, столько внутреннего мира и доброжелательности? И при этом — ни капли раздражения, никакой внутренней усталости.

Энциклопедия походной жизни

 

Диакон Сергий Чамышев — участник всех крестных ходов в Вавилов Дол на протяжении десяти летТем временем палаточный городок опустел, в храме началась вечерняя служба. Крестоходцев отличала особая сосредоточенность. Складывалось ощущение, что эти люди достигли гармонии — тело отдыхало от дневного перехода, а душа пребывала в общении с Богом.

Пока участники хода молились, на полевой кухне вовсю кипела работа. Шла подготовка к вечерней трапезе. «Командовал парадом» один из организаторов и активных участников шествия — диакон Сергий Чамышев. Медик по образованию, долгое время трудившийся в сельском хозяйстве, в 2008 году он принял решение посвятить свою жизнь служению Церкви: сначала работал сторожем, затем завхозом и алтарником в храме в честь Покрова Божией Матери г. Саратова. В этом году был рукоположен в сан диакона.

— Мы их называем «хозвзвод», — ласково отзывается о людях, которые готовят трапезу, отец Сергий. — Это настоящие подвижники! Набираем их из своих — крестоходцев. А именно — из тех, кто по каким-то причинам больше идти не может, а покидать паломничество не желает. В работе полевой кухни и службы обеспечения много особенностей, знать которые может только тот, кто сам бывал в крестном ходе. Но все равно мало кто выдерживает кухонное послушание больше двух дней — такая тяжелая нагрузка.

И действительно, чтобы успеть приготовить еду для ста пятидесяти человек, команда поваров встает в четыре утра, а спать ложится только после того, как всех накормит и наведет порядок на территории.

 

Общая молитва перед вечерней трапезой

Накормить 150 человек — непростая задача

Немногословный в самом начале нашего знакомства отец Сергий оказался очень интересным собеседником. Впервые в крестном ходе он принял участие… благодаря дочери. Это произошло в 2006 году. Его дочь, тогда еще совсем юная, приняла решение отправиться в Вавилов Дол, и, чтобы не отпускать девочку одну, отец взялся ее сопровождать. С тех пор и стал постоянным участником шествия. Теперь считает крестный ход главным событием года, ждет его, готовится. Этот год для него особенный, поскольку впервые идет в сане диакона.

— Когда мы прибываем на место очередной остановки, я служу в храме вместе со священником, то есть теперь приходится совмещать хозяйственную, организационную деятельность и богослужение, — делится своими впечатлениями отец Сергий.

Для начинающего паломника этот человек — ходячая энциклопедия походной жизни. Про «внутреннюю кухню» крестного хода он знает все и охотно делится своими наблюдениями. Например, я узнал, что дождь, портящий летом настроение обычным горожанам, для крестоходцев — подарок Небес. Идти намного проще: нет палящей жары, организм меньше изматывается, реже хочется пить.

Если кто-то устает и не может продолжать идти пешком, его сажают в машину обеспечения, которая всегда едет позади колонны. Там человек отдыхает, набирается сил и, когда появляется следующий утомленный, первый возвращается в строй. Так организаторы помогают людям не выпадать из крестного хода и продолжать общее движение.

Участие в крестном ходе — для школьников самые яркие впечатления от каникулПока взрослые молились в храме, дети устроили на улице шумные подвижные игры. Целый день на ногах, но, похоже, они не знают, что такое усталость!

— Ребята, что вам нравится в крестном ходе? — спрашиваю я.

— Ходить! — хором отвечают они.

— Не тяжело?

— Нет! — смеются юные крестоходцы.

Это стало для меня еще одним открытием: оказывается, дети легко переносят нагрузки пеших переходов. Для них это приключение, а энергии — хоть отбавляй!

Вечернее богослужение закончилось, участники хода вышли из храма и начали готовиться к ужину. Со стороны полевой кухни доносились щекочущие аппетит ароматы, а нам до трапезы еще хотелось пообщаться со священником.

Не спорт, а духовное делание

 

За несколько минут вырос целый палаточный городокДля штатного клирика Свято-Троицкого собора Саратова священника Александра Степовика это уже четвертый крестный ход, и в этот раз он идет с тремя своими детьми.

— Таких ливней, как в этом году, крестный ход еще не видывал! — улыбается отец Александр. — Но в целом идем хорошо.

На мой вопрос: «В чем цель крестного хода?» — священник отвечает:

— Прежде всего — миссионерская. Многие из тех, кто видит идущих с иконами людей, воспринимают это как свидетельство веры. А для тех, кто идет, — это духовный подвиг. Люди отправляются в крестный ход, чтобы получить особенный молитвенный опыт. Отрываясь от повседневных дел, мирской суеты, оставляя дома быт, забывая хотя бы на три недели о проблемах, они обретают возможность такого богообщения, какого не получить дома. Ну и с точки зрения истории Церкви этот крестный ход — конечно же, и молитвенное прославление новомучеников и исповедников Церкви Русской.

Мне было интересно, кто обычно отправляется в пешее паломничество. Батюшка поведал, что в этом году крестный ход «помолодел»: очень много новых людей, которые идут первый раз. Некоторые из них вообще лишь здесь впервые встречаются с церковными таинствами — с исповедью и Причастием, у них много вопросов, поэтому катехизаторская деятельность здесь тоже ведется.

Походный инвентарь готов к следующему этапу шествияОчень важным для отца Александра оказывается вопрос о предварительной подготовке людей к участию в столь продолжительном шествии. Порой паломники до мелочей продумывают экипировку, но главное все-таки не это…

— Не все, кто решается идти, до конца понимают, зачем они это делают. Некоторые идут попробовать себя на выносливость, то есть подходят к крестному ходу как к некоему физическому упражнению. О духовной стороне пешего паломничества они вообще не задумываются. Такие люди, как показывает опыт, очень быстро устают и отсеиваются.

По словам батюшки, крестный ход — это в первую очередь школа смирения. У любого человека есть страсти, но он не всегда про них знает. Например, гордость проявляется в обидчивости, заносчивости, превозношении, неспособности прощать окружающих. Но в суете обыденной жизни мы этого обычно за собой не замечаем. Особенность крестного хода в том, что в экстремальных обстоятельствах все духовные недостатки ярко проявляются, человек начинает лучше их видеть, а значит, получает возможность над ними поработать. Люди, которые не готовы к таким усилиям, в этой ситуации испытывают очень большой дискомфорт, без должной духовной поддержки они не всегда способны справиться с такими ошеломляющими их открытиями. И они попросту сбегают из крестного хода, чтобы избавиться от неприятных переживаний.

— У людей, осознанно идущих в крестный ход, понимающих необходимость работы над собой, все происходит по-другому, — продолжает отец Александр. — Они меньше унывают, раздражаются, а если и случается душевный разлад, всегда могут обратиться к духовнику, обсудить тревожащие их мысли, получить духовное подкрепление и утешение.

Радуга — прощальная улыбка неба ГорногоПо пути следования крестного хода к нему присоединяется множество людей. Не все они проследуют до Вавилова Дола, каждый выбирает дистанцию себе по силам.

Отец Александр рассказывает о том, что ждет участников в ближайшие дни. Начинаются продолжительные пешие переходы. Впереди Корнеевка — очень интересное село, где на Литургии исповедуются и причащаются порядка семидесяти местных жителей. Не в каждом районном центре бывает такое количество людей, участвующих в таинствах, а это всего лишь село, да и то совсем небольшое. Но церковная жизнь в нем очень развита.

— Это очень радует! — на позитивной ноте завершает наш диалог священник и отправляется к духовным чадам, которые его уже заждались.

А нам приходит пора собираться в обратный путь. Неугомонный ветер все-таки притащил свинцовые тучи, которые пролились теплым дождичком, ускорившим приготовления к ночлегу. Площадь перед храмом вскоре опустела, и провожала нас лишь яркая радуга, разноцветной лентой опоясавшая хмурое небо Горного. Словно прощальная улыбка…

На своем месте, но — вместе

 

Дорога до Саратова стала для меня временем переосмысления многих вещей… Все мои собеседники признавались, что довольно легко принимали решение пойти в крестный ход. Да, они опасались бытовых проблем, связанных с длительными пешими переходами, знали, что будут искушения духовного характера: обострение страстей, рассеянность на молитве, но все-таки они на это молитвенное делание решились! И идут, и находят в себе силы бороться с трудностями сразу на двух фронтах. Как это возможно? «Господь призывает и Господь помогает», — сказал мне один из крестоходцев. И Он же является объединяющей силой для этих совершенно разных, еще вчера даже не знакомых друг с другом людей. Эта удивительная целостность участников хода здорово ощущалась — не только когда они стройно шагали по дороге, когда все вместе молились в храме, но даже когда трапезничали и готовились ко сну — каждый на своем месте, но при этом все вместе.

Признаться, меня давно поражали своими масштабами крестные ходы в Вавилов Дол. 500 км — за 22 дня! Я задумывался: кто эти люди, какие они, о чем думают, когда идут? Мне казалось, что в них скрыта какая-то загадка. И когда я получил редакционное задание отправиться в гости к крестоходцам, то очень надеялся ее разгадать. Не могу сказать, что разгадка порадовала: после личной встречи с идущими в Вавилов Дол паломниками я увидел, какая же огромная пропасть лежит между излучающими радость людьми, прошедшими пешком почти три сотни километров, и мною, преодолевшим то же расстояние на комфортабельном автомобиле и при этом уставшим. Смогу ли я когда-нибудь сократить эту пропасть? Наверное, чтобы это случилось, мне нужно быть с ними…

Фото автора

Газета «Православная вера» № 14 (358)