Информационно-аналитический портал Саратовской митрополии
 
Найти
12+

+7 960 346 31 04

info-sar@mail.ru

Владыка Лонгин: «В Бога не верят строем»
Просмотров: 3390     Комментариев: 0

Заканчивается Великий пост, назначенный для покаяния, воздержания и молитвы о прощении грехов. И все мы, вне зависимости от глубины веры, готовимся к Светлому Христову Воскресению. В старину говорили, что Пасха «столько превосходит все торжества, даже Христовы и в честь Христа совершаемые, сколько солнце превосходит звезды». Так как именно этот православный праздник всегда считался торжеством веры, которая не знает пределов, торжеством спасения и обновления жизни. Епископ Саратовский и Вольский Лонгин встретился с нами в преддверии Светлого праздника.

- Заканчивается Великий пост, период очень ответственный для любого верующего человека. Что для Вас означает это время?

- Для каждого христианина Великий пост – время особое. Это время, определенное Церковью для покаяния и исправления. Церковь очень хорошо понимает человеческую природу, знает о том, что непостоянство — пожалуй, самое постоянное свойство человека. Из года в год Церковь призывает нас остановиться в ежедневном беге, осмотреться вокруг и произвести переоценку ценностей, ведь люди, даже вполне верующие, живя в миру, бывают порой полностью погребены под массивом ежедневных дел, забот, обязанностей… Настолько, что некогда подумать о Боге, о душе, о том, что в Евангелии названо единым на потребу (Лук. 10, 42). Пост – это не только воздержание от каких-то видов пищи, это время очищения души. Воздержание – первоначальная ступень, то условие, которое помогает быть более внимательным к самому себе, а также принести Богу некоторую жертву. Есть такое слово «подвиг», достаточно затертое сегодня. Для человека, живущего в миру, не привыкшего себе ни в чем отказывать, пост становится подвигом, потому что вынуждает его сократить свои потребности, отказаться от привычных вещей: еды, развлечений, рассеянной жизни. Все это преследует единственную цель – «собирание» самого себя, для того, чтобы с большим вниманием и готовностью встретить Пасху Христову, которая для христианина является Праздником праздников. 

- Есть истинно верующие люди, свято соблюдающие церковные каноны, но некоторым здоровье не позволяет ограничивать себя в питании. Что бы Вы им посоветовали?

- Мне часто приходится говорить об этом, но многие до сих пор не знают, что кулинарная составляющая – совершенно не главное содержание поста. Конечно, хорошо выдерживать пост как можно более строго, максимально приближенно к Уставу, однако если человек болен, немощен, если у него есть какие-то хронические заболевания, то в этих случаях пост ослабляется. Для беременных женщин, кормящих матерей, для военнослужащих и путешественников пост отменяется вообще. Но даже если человек немощен и вынужден не так строго соблюдать пост в отношении питания, ведь он может не смотреть телевизор, не ходить на развлекательные мероприятия, больше молиться, больше внимания уделять своему собственному сердцу. Пост — это не только отвержение каких-либо видов пищи, это совокупность ограничений во внешней жизни человека, способствующих развитию жизни внутренней, духовной.  

- Именно после поста увеличивается количество желающих совершить обряд бракосочетания. В ЗАГСах выстраиваются очереди. Это ли не свидетельство уважения молодежью духовных традиций?

- В пост запрещается совершение таинства венчания. Может быть, основная масса нашего народа не воцерковлена, но какие-то основные понятия церковной жизни людям все же знакомы. За последние 25 лет Церковью было сделано достаточно много для того, чтобы люди, считающие себя православными, как можно больше узнали о своей вере. Другое дело, что не все соблюдают церковные правила. 

- На заре девяностых настоятель Покровского храма в своем интервью говорил мне о том, что если брак освящен Церковью, то есть, совершен обряд венчания, то это и есть истинный союз двух людей. Все остальное - блуд. Может быть, потому в нашем обществе столько супружеских измен? Ведь без венчания, что жена, что другая женщина – перед Богом это одинаково блуд?

- Не совсем так. Православная Церковь признает, в том числе, и брак, заключенный только в государственных органах, то есть, в ЗАГСах, и не считает его жизнью во блуде. Более того, по древнему обычаю, идущему от апостольских времен, Церковь признает и те браки, где только один супруг верующий, а другой – нет, и не настаивает в данном случае на венчании. Для Церкви важен сам факт взаимного обещания верности и любви друг ко другу, которое подразумевается при вступлении в брак, причем, не обязательно церковный. Церковь не признает только одного — так называемых «гражданских браков», когда люди просто живут вместе, не связывая себя никакими обязательствами. Такое вот проживание и называется тем малопривлекательным словом, которое вы употребили. 

Напомню недавнее выступление Патриарха Кирилла перед студентами, где, в числе прочего, он сказал, что не одобряет политического плюрализма. Это его личная точка зрения, или мнение Церкви?

- Я думаю, что с этими словами согласится любой верующий человек. То, что называется сегодня плюрализмом — это плоды эпохи постмодерна, в основе философии которого лежит положение о том, что истины не существует. Вся человеческая цивилизация, нравится это кому-то или нет, строилась на уверенности в существовании каких-то основополагающих понятий и ценностей, то есть на признании, что белое - это белое, а черное - это черное. В том, что эти положения разделяются большинством или даже всем обществом, заключается единство этого общества. А если «истины не существует», и кому-то, например, кажется, что ночью светлее, чем днем,— значит, всем остальным следует признать, что так оно и есть. Основным прикладным выводом из этой философии становится нравственный релятивизм — против этого и высказался Святейший Патриарх. То, что сегодня происходит с нравственными нормами в человеческом обществе, которое было когда-то христианским,— это, конечно, трагедия. Это саморазрушение цивилизации, и в таких условиях она не просуществует долго. Если эти тенденции будут нарастать, то на смену нам придет какая-то другая цивилизация, которая будет искать Истину, рожать детей, жить согласно законам Божиим, а не упражняться в бесконечном плюрализме. 

- Получается, что и многопартийной системы, которую подразумевает политический плюрализм, у нас в государстве не должно существовать?

- Патриарх не говорит о многопартийной системе. Он говорит о том, что человечество, которому внушили, что Бога нет и все позволено, обречено на гибель, причем в течение очень небольшого времени. Вот это — постоянная тема выступлений Святейшего Патриарха. 

- В числе прочего Патриарх говорит о том, что в большинстве стран Европы сейчас процветает христианофобия, которой нужно всячески противодействовать. Как это сделать, ведь в европейских странах, так уж исторически повелось, существует именно плюрализм в религиозных воззрениях?

- Современный отказ части европейского общества от своих христианских корней является следствием многовековых искажений христианской жизни, которые были допущены Католической Церковью. Собственно, эти искажения и послужили причиной великого раскола между Восточным и Западным христианством. Претензии Католической Церкви на обладание мечом светской власти привели к повсеместному восстанию против этого меча. Первое такое восстание – это Реформация и, как следствие, появление протестантизма, а второе — так называемая эпоха Просвещения и Французской революции. Сегодняшние проблемы с религиозной идентичностью в Европе основаны на былых претензиях Католической Церкви на полное владение умами и сердцами. Но, думаю, что даже, несмотря на это, хоронить европейское христианство рано. Что касается нашей страны, то никакого триумфа мы испытывать не должны, потому что при всем нашем сегодняшнем развитии, наших реальных успехах, при возрождении христианства в народе – результаты еще очень скромны по сравнению с тем, к чему мы должны стремиться. Но они и не могут быть больше, потому что в Бога не верят строем. 

- Очень много горячих споров в нашем обществе вызывает возвращение культурных ценностей из государственных музеев Русской Православной Церкви. Ваша точка зрения: как в этом вопросе обойтись без конфликтов между обществом и Церковью? 

- Мнения разделились, поэтому подходить к этому вопросу надо взвешенно. Все предметы церковного обихода, начиная от икон до предметов богослужебного назначения, были когда-то варварски изъяты из церквей. Надо понимать, что для верующих людей – это боль, рана, которая с большим трудом может быть уврачевана. Каждый конкретный случай заслуживает того, чтобы проводить по нему подробные переговоры, но есть несколько основных принципов. Церковь и не требует, чтобы ей вернули абсолютно все. Однако мне кажется, что совершенно недискуссионной является тема передачи из запасников наших музеев огромного количества икон, многие из которых даже не каталогизированы. Среди них есть как шедевры, так и средние вещи XVIII-XIX веков, которые не представляют никакой особой музейной ценности. Они лежат «мертвым грузом», в то время как сегодня открываются храмы, монастыри. Предположим, иконостас XVII-XIX вв. находится в запаснике какого-то музея. За 70 лет советской власти и за 20 лет постсоветской власти его ни разу никто не видел. Его никому не показывали, потому что нет выставочных площадей, или потому что образцов данного стиля много в действующих экспозициях. Почему бы не вернуть этот иконостас обратно в тот храм или монастырь, где он находился? Здесь очень важен еще один момент. Некоторые музейные работники и работники культуры выражают опасения в том, что Церкви не хватит средств на содержание, достойное хранение и изучение произведений искусства. Я глубоко убежден, и мировая практика подтверждает это убеждение, что, возвратив Церкви ее достояние, государство не имеет права «умыть руки» и сложить с себя все заботы о сохранении общенационального достояния. Так не происходит нигде в мире. В самой секулярной стране Европы, во Франции, все памятники архитектуры и церковного искусства находятся на учете у государства, которое участвует в их реставрации, наблюдает за их хранением. То же самое должно происходить и в нашей стране.

 Кроме того, есть очень важный момент, который не хотят учитывать работники культуры. Для верующего человека эти предметы представляют не просто историческую ценность, это не артефакты, дорогие сами по себе из-за своей древности. Это, прежде всего, — святыни. Такое понятие — святыня — существует внутри религиозного сообщества. Приведу пример. Мы все свидетели того, какие очереди выстраиваются, когда в Саратов привозят из других епархий мощи святых. Сколько людей приходит, чтобы приложиться к этим мощам! Не потому что они древние, не потому что они находятся в ковчеге какой-то особо редкой работы — для людей это святыня. Для музейного же работника, если он неверующий, такого понятия просто не существует. Кроме того, есть вещи, к которым по церковным канонам не должна прикасаться рука не-клирика, человека, не имеющего священного сана,— например, церковные богослужебные сосуды. Более того, те, кто, не будучи в клире, прикасается к ним, согласно Правилам Вселенских Соборов, находятся под анафемой! Кроме священника и диакона, никто не может брать их в руки. А мы видим, что они находятся в музее. Для верующего человека это кощунство. Вот почему то, что происходит сегодня, для верующих людей – продолжающееся поругание святынь, их сознание никогда не смирится с тем, что святыни находятся в музее. Кстати, здесь в Саратове у епархии прекрасные отношения с Краеведческим и Радищевским музеями, нам возвращали мощи святых, которые находились в запасниках. Ну, действительно, зачем мощи музею? Мы благодарны музейным работникам за то, что они их сохранили. Я думаю, наш пример – образец того, что нужно уметь договариваться. Ведь мы живем в одной стране, у нас общая культура, это наше общее наследие.  

- Давайте поговорим о чудесах. Недавно вышел фильм «Чудо» о девушке, которая окаменела во время танца с иконой Николая Угодника, и простояла с этой иконой 128 дней… Церковь подтверждает факт этого необъяснимого явления, которое произошло в Куйбышеве в 1957 году?

Исторических свидетельств о подлинности этого события сохранилось очень много. Остались и официальные свидетельства. Конечно, народная молва могла что-то и приукрасить, но то, что само событие имело место - несомненно. Создатели фильма «Чудо» взяли за основу исторический факт, но, к сожалению, создали поделку согласно собственному пониманию. Фильм, на мой взгляд, ни о чем. Это просто сцены из жизни того времени, каким оно видится создателям сегодня. 

- Можете ли вы еще привести примеры искажения исторических моментов, связанных с Церковью в нашей кинематографии?  

- Я не кинокритик, поэтому мне сложно говорить о фильмах. К сожалению, подобное нередко встречается. Ведь дело в том, что мы очень плохо знаем свою историю, гораздо хуже, чем окружающие нас народы. По словам Пушкин, мы «ленивы и нелюбопытны». Это наша проблема. Кроме того, мы историю не просто не знаем, но еще и очень плохо к ней относимся. Иногда гордимся не тем, чем действительно стоило бы гордиться. Стыдимся порой тоже не того, чего стоило бы стыдиться. Что касается кино и других искусств, сегодня ничтожно малое количество людей из тех, кто этим занимается, ставит перед собой задачу вжиться в эпоху и передать ее хотя бы относительно аутентично. Существует «волшебное» словосочетание: «А я так вижу». Оно становится индульгенцией на все, в том числе – на антиисторичность и антихудожественность. 

- В этом же номере «Саратовского расклада» выходит интервью народного артиста России Александра Галко, который когда-то сыграл роль Воланда в спектакле «Мастер и Маргарита». Церковь, кстати, весьма неоднозначно относилась к этому роману, в котором положительно выписан образ дьявола…

- Дело не в том, что там положительно выписан образ сатаны. Плохо то, что в этом произведении фальшиво и искаженно передан образ Христа. Хотя любое произведение искусства воспринимается в определенном контексте. В годы моей молодости, в 1970-ые годы, для многих роман, при всей его абсолютной нецерковности, стал толчком для прихода в Церковь, для прочтения Евангелия, хотя бы ради сравнения. Мы ведь помним отношение к Церкви в те годы… А вот сегодня я не советовал бы человеку, нетвердому в своих убеждениях, получать свои первые познания о Христе из этого романа. Впрочем, как произведение отечественной литературы, книга, безусловно, выдающаяся. 

- Сейчас многие предвещают очередной конец света, Страшный Суд в 2012 году, кажется, 23 декабря… Что скажете Вы, и что сказано в Библии по этому поводу?

- В Священном Писании сказано: О дне же том и часе никто не знает, ни Ангелы небесные, а только Отец (Мф. 24, 36). За последние двести лет конец света назначали много раз. И после 2012 года тоже будут назначать. Ну что делать, если хочется попугать друг друга и самих себя.

- Смещение климата, многочисленные техногенные катастрофы на нашей планете… Не являются ли они предвестниками надвигающегося Апокалипсиса? 

- Климат и раньше менялся. Признаки конца света - духовные, они описаны в Священном Писании. Тем, кто интересуется, я хотел бы посоветовать регулярно его читать. 

Газета «Саратовский расклад» № 05 (241), 1 апреля 2010 г.