Информационно-аналитический портал Саратовской митрополии
 
Найти
12+

+7 960 346 31 04

info-sar@mail.ru

Точки непонимания
Просмотров: 752     Комментариев: 0

Почему многие жизненные явления, считающиеся нормой для нецерковного человека, христианин называет грехом? Об этом – в беседе журналиста телестудии Саратовской митрополии Ольги Бытко и руководителя информационно-издательского отдела Покровской епархии священника Аркадия Махсумова.

– Как Церковь относится к «гражданским бракам»?

– Для начала давайте определимся с понятиями, что же такое «гражданский брак». Многие не понимают, почему, прежде чем совершить таинство Венчания, Церковь требует от людей предъявить свидетельство об официально зарегистрированном браке. Дело в том, что сегодня в нашей стране Церковь отделена от государства, в юридической плоскости церковный брак не имеет силы. А вот брак, зарегистрированный в ЗАГСе, — это союз двух граждан, накладывающий на них определенные обязательства и дающий им определенные права. Это и есть, по сути, гражданский брак и он признается Церковью. Семейных людей, состоящих в официальном, хотя и не венчанном браке, Церковь не отлучает от причастия Христовых Таин. Но порой бывает так, что человек не хочет ни церковного брака, ни государственного. Такой человек не желает признавать, что семья — это, прежде всего, ответственность. Единственная глубинная причина, по которой люди уклоняются от официального брака, – распущенность и желание оставить себе возможность сбежать.

Женщина в отношениях всегда стремится создать очаг, упрочить свое положение, обезопасить будущее своих детей, создать благоприятную атмосферу для их рождения и возрастания. Для нее важно, чтобы у детей был отец – защитник, кормилец. Психологически ей сложно согласиться на отношения без обязательств. Она не будет чувствовать себя в них защищенной. А тут ей предлагают красивую формулировку «гражданский брак», ты — не просто сожительница, а гражданская жена. Но юридически само понятие «гражданского брака», как сегодня называют совместное проживание мужчины и женщины, – несостоятельно. Женщина в таких отношениях бесправна. А с церковной точки зрения такой «гражданский брак» – блудное сожительство.
Люди, выбирающие этот вид отношений, без Бога, и не связанные нормами общественной морали – грустное зрелище.

К сожалению, деградация института семьи происходит и в нашей стране. Сегодня 65% семей распадаются в первый год брака, все меньше людей, способных сохранять верность супругу, вести вместе хозяйство, воспитывать детей. Смысл христианского брака – помогать друг другу на пути спасения, поддерживать супруга. А сегодня мало кто думает о вечности, часто люди ищут сиюминутных плотских удовольствий. Но они быстро приедаются, наступает усталость, и союз распадается, потому что в нем не было ничего, кроме страсти и потребительского отношения друг к другу.

– Почему многие семьи сегодня не хотят заводить детей?

– Это глубокая и серьезная проблема нашего общества. Заповеди Божии даны человеку, как рецепты счастья или как предостережение от того, чего не надо делать, чтобы оставаться счастливым. Первая заповедь Божия была: «Плодитесь и размножайтесь, населяйте Землю». Для полноты бытия человеку нужно иметь детей, которым он мог бы служить. Человек устроен парадоксально: он может быть счастлив, вопреки современной парадигме потребительства, не тогда, когда он что-то получает, а когда отдает, когда он нужен, востребован, дарит радость другим. Потому Бог дает человеку супруга или супругу, детей. В семье для благополучия близких приходится себя в чем-то утеснять, чем-то своим жертвовать. Но это утеснение и дарит радость, потому что результат жертвы – благодарность другого человека, а что может быть больше? Когда мы избегаем этого пути, ищем ему какую-то замену, суррогат, мы неизбежно будем несчастливы.

– Почему Церковь против абортов?

– Церковь не консервирует пережитки, а всегда бережет истину. Потому она не может поступаться важными вещами. А если попытается, то перестает быть Церковью. Посмотрите, как меняется церковное сознание на Западе. Сегодня там легализованы однополые браки, а завтра может встать вопрос о легализации каннибализма. Все эксперименты над человеческой природой вызывают у Православной Церкви неприятие, и Церковь не оставляет попыток вразумить людей и продолжает свидетельствовать об Истине, называя вещи своими именами. Аборт – это убийство. И никак иначе. Он несет катастрофические последствия для духовной жизни людей, калечит психику. Нравственные страдания, которые испытывают женщины, совершившие убийство ребенка во чреве, непередаваемы. Одно из самых тяжелых испытаний для священника – это принимать исповедь взрослой, а иногда и пожилой женщины, которая с новой силой переживает тяжесть аборта, сделанного в юности. Повреждение души остается глубоким, эта рана не заживает никогда. Мужчины в этом грехе бывают виноваты не меньше, чем женщины, потому что в критический момент бросили ее, не поддержали, в этом тоже необходимо каяться.

– А есть еще третья сторона – врачи …

– В свое время и нас с женой врачи пытались склонить к аборту, уверяя, что у наших детей серьезные генетические заболевания, из-за которых они будут нежизнеспособными. Когда дети появились на свет, этот прогноз не подтвердился. И мне тогда один доктор в личной беседе сказал, что существует абортивное лобби, что врачи намеренно склоняют женщин к абортам, поскольку есть спрос на абортивный материал — это сырье для «уколов красоты».

– Если Церковь видит большую ценность в родительстве, то почему она негативно относится к ЭКО и суррогатному материнству?

– Потому что счастье не может достигаться любой ценой. ЭКО построено так, что неизбежно гибнет часть эмбрионов – то есть уже зачатых детей. А Господь дает человеку бессмертную душу в момент зачатия. Этот ребенок потенциально – такой же полноценный человек, и он обладает всеми правами, а главное — правом на жизнь. Господь благословил продолжать род естественным путем. Зачатие ребенка – мистический акт, телесно-духовно-душевное соединение мужчины и женщины, высокое и яркое событие, творение новой уникальной жизни. И оно не может совершаться в лабораторных условиях холодными инструментами.

– Как Церковь относиться к эвтаназии? Бывает, что тяжело больной человек мучается, и эвтаназия для него – более легкий выход…

– Как к невозможности восхитить волю Божию о человеке. Смысл страдания для нас — тайна, и не нам решать, сколько Господь попустит человеку пострадать, чтобы очиститься от грехов или получить утешение в вечности. Мы должны Богу доверять и не упрекать Его в том, что Он попускает кому-то пострадать, потому что Он и Сам прошел через страдания. Христос состраждет каждому мучению и стоит у изголовья каждой больничной койки, особенно когда недуг сопровождается мучительными болями. С нашей стороны было бы дерзостью пытаться решать, сколько кому жить; эта дорога в никуда. Сегодня в нескольких странах Европы возникает уже и эвтаназийное лобби, начинаются аферы, эвтаназия становится инструментом для избавления от неугодных родственников и финансовых махинаций. К тому же больного, ослабленного человека легче довести до такого состояния, что ему жизнь станет не мила. Даже с точки зрения простой человеческой морали это явление неприемлемо, тем более, мы не имеем права решать вопрос жизни и смерти за Бога.

– Церковь не признает однополые отношения и браки. Здесь же, казалось бы, никто не страдает…

– Способен ли человек быть счастлив и испытывать полноту бытия, если он отказывается от своей природы, своего предназначения? Если порок превращается в нем в довлеющую страсть и не дает ему выбраться из этого состояния? Райское блаженство – это Адам и Ева, мужчина и женщина – это гармония и полнота природы, которую сотворил Господь. И любая попытка отступить от этой модели будет обречена на провал, и тот, кто это будет пытаться сделать, будет несчастлив. Однополые отношения калечат природу человека на физическом, психологическом и духовном уровне и удаляют его от Бога. Некоторые из таких людей понимают, что попали под давление страсти, они переживают, пытаются молиться и просить Божией помощи, чтобы выбраться из порабощения греху.

– А перемена пола – это тоже богоборчество?

– Это надругательство над волей Божией, которая уже явлена тебе. Среди людей с нетрадиционной ориентацией самое большое количество суицидов. Опросы показывают, что они очень несчастны и одиноки, и никакие попытки собраться в сообщества и гильдии эту глубинную проблему не решают. Душа, которая, по слову Тертуллиана по природе христианка, страждет и не может успокоиться.

– Церковь часто упрекают в том, что она навязывает свое мнение в этих, казалось бы, личных, интимных вопросах. Как правильно описать ее позицию?

– Человек психически нездоровый в период обострения становится опасен – для себя и для окружающих. Врачи его лечат, дают лекарства, делают уколы, изолируют, чтобы он не навредил себе и другим, но такой человек в безумном состоянии считает, что медики покушаются на его права и ограничивают его свободу. Врачи и санитары должны оставить свой долг и оставить его в опасности? Церковь в этих вопросах ведет себя, как эти врачи: искренне печется о благе людей и пытается остановить безумие.

– И навлекает на себя негатив…

– Это неизбежно. И Христос навлекал на себя негатив. Он сказал: В мире будете иметь скорбь; но мужайтесь: Я победил мир (Ин. 16, 33).

 «Православное Заволжье»