Информационно-аналитический портал Саратовской митрополии
 
Найти
12+

+7 960 346 31 04

info-sar@mail.ru

Тихая праведность
Просмотров: 407     Комментариев: 0

Смерть всегда приходит неожиданно… Даже если человек безнадежно болен, ты видишь его постепенное угасание, все понимаешь умом, но, вопреки всему, продолжаешь надеяться, что он еще поживет. И только Бог знает сроки жизни каждого человека и никогда не ошибается.

На всё воля Божия!

30 января в Свято-Троицком кафедральном соборе Покровска отпевали прихожанку Александру Михайловну Холкину, человека необычайной скромности и смирения. Трудно было поверить происходящему, казалось, кто-то другой лежит в гробу, а она сейчас войдет своей быстрой походкой, слегка опираясь на трость, улыбнется доброй улыбкой и на вопрос о здоровье ответит привычное: «Да все у меня хорошо! Слава Богу!» Так она жила, без нытья и жалоб, тихо и незаметно, стараясь никого ничем не обременять, за все благодарить Бога. Отличала ее какая-то запредельная скромность. Она так боялась побеспокоить людей, что извинялась даже за телефонный звонок, за то, что заняла чужое время.

Я познакомилась с Александрой Михайловной, когда она была уже больна. Онкология, несколько тяжелых операций, лучевая и химиотерапия, а она продолжала улыбаться. Улыбка была такой солнечной, выглядела Александра Михайловна так бодро, что это вводило в заблуждение, казалось, что болезнь отступает и вот-вот исчезнет совсем. Но так только казалось... Осенью врачи вынесли свой вердикт: все возможные методы лечения исчерпаны, дальше только паллиативная медицина. Это известие Александра Михайловна приняла очень спокойно, сказала, что пожила уже достаточно, а дальше, сколько отпущено, столько и проживет — на все воля Божия! Ее беспокоило только одно: как бы не стать обузой для горячо любимого сына. Дорожа его заботой и вниманием, она огорчалась, что из-за нее он проводит меньше времени с семьей. Такой уж беспокойный был у нее характер. От помощи отказывалась. Не по гордости отказывалась, а все по той же боязни обременить, причинить неудобства.

 

Благодарю, Господи, за все дарованные милости!

Александра Михайловна была очень хлебосольным человеком. Как только становилось немного лучше, она пекла свой фирменный пирог с облепихой и с радостью ждала гостей. В разговорах за чаем вспоминала то один, то другой эпизод своей жизни. Теперь я с удивлением понимаю, что она ни разу никого не осудила, хотя порой говорила много, перепрыгивая с одной темы на другую. Сейчас из этих коротких рассказов, словно из мозаики, я стараюсь собрать картину ее жизни, пытаясь понять истоки удивительного смирения.

Родилась Александра Михайловна в селе Успенка Пугачевского района 22 мая 1949 года, в день празднования перенесения мощей святителя Николая Чудотворца из Мир Ликийских в Бар. С детства она любила святителя Николая, считала его своим Небесным Покровителем, не раз в трудную минуту обращалась к нему с молитвой, которой научила ее бабушка Даша. И Николай Чудотворец всегда приходил на помощь. Счастливая пора детства…

А потом она вместе с родителями уехала из родного села на 33 года. Не было больше любимой бабушки, не было ее молитвы. Новая жизнь закружила и на долгие годы оторвала от веры. Но, как говорится в Деяниях апостолов, многими скорбями надлежит нам войти в Царствие Божие (14, 21–22). Тяжело заболела и умерла мама, смерть которой стала первым тяжелым ударом. Потом было замужество и непростая семейная жизнь, разрыв с мужем, болезнь и смерть старшего сына. Александра Михайловна называла эти годы годами трезвения. Словно пелена спала с глаз, и снова засиял свет веры Христовой. Возвращение в родную Успенку стало и возвращением в церковь. Александра Михайловна приняла деятельное участие в установке поклонного креста на месте разрушенной в 30-е годы прошлого века Успенской церкви, ежедневно молилась у него. Работая в городской больнице города Пугачева, взяла на себя попечение о молитвенной комнате при больнице. Девять лет посвятила она этому служению, помогая страждущим добрым словом и совместной молитвой.

Обладая хорошим голосом, Александра Михайловна некоторое время пела на клиросе. Даже будучи уже тяжело больной, подпевала на молебнах в нашем Свято-Троицком соборе, часто говорила: «Люблю петь и еще не напелась!»

Ее церковная жизнь была многогранной. Александра Михайловна рассказывала о своих паломнических поездках в Дивеево и Санаксары, к святыням Урала и Санкт-Петербурга, в Киево-Печерскую и Троице-Сергиеву лавры. С особым трепетом вспоминала поездку в 2009 году на Святую Землю, к местам земной жизни Иисуса Христа и Пресвятой Богородицы. Рассказывая, Александра Михайловна неизменно прибавляла: «Благодарю Тебя, Господи, за все дарованные милости!» Она старалась очень внимательно следить не только за словами, но и за своими мыслями и чувствами. Однажды рассказала, как ездила приложиться к поясу Пресвятой Богородицы, который привозили с Афона в Россию греческие монахи. Стояла ранняя, сырая и холодная весна. После 16-часового ожидания в очереди на смену радостной эйфории пришли ропот и усталость. Промокшие ноги одеревенели и не слушались, на последних метрах перед заветными дверями люди буквально висели друг на друге. Ей показалось, что надо пройти сквозь игольные уши — ту самую узкую щель в стене, ограждающую древний Иерусалим, и она запела Песнь Богородице. Сразу исчезла усталость, тело стало согреваться, и вдруг появилась уверенность, что рядом стоит Христос. Ей стало так стыдно за свой внутренний ропот! Слезы текли, такое было раскаяние!

 

Единственное желание — Причастие

www.freepik.comА еще она очень любила и жалела людей, и эта христианская, жертвенная любовь особенно ярко проявилась в последний месяц жизни Александры Михайловны. Она лежала в больнице, была так слаба, что с огромным трудом могла встать и сделать несколько шагов. Но когда в ее палату положили умирающую бабушку, и рядом с ней не было никого, Александра Михайловна, преодолевая неимоверную слабость, всю ночь просидела у кровати умирающей, держала ее за руку, крестила и не покинула свой добровольный пост до прихода врача. Как только Александра Михайловна отошла от старушки, та умерла, но до последней минуты, благодаря милосердию Александры Михайловны, не была одинока, не осталась один на один со смертью…

А знаете, что для меня стало просто гимном, вершиной ее христианской любви? Жареная картошка и блинчики!

Это было на Рождество. До кончины Александры Михайловны оставалось ровно три недели. Она ждала внуков, которые должны были прийти к ней, чтобы попрощаться перед отъездом в далекую Болгарию. Она понимала, что эта встреча последняя, и постаралась устроить для них маленький праздник. Сама давно уже практически не ела, с трудом заставляла себя проглотить несколько ложек кефира или бульона. Каждый шаг давался с трудом, но внуки очень любили ее блинчики и жареную картошку. Не берусь даже предполагать, каких усилий ей это стоило, но все было приготовлено… А потом она улыбалась внукам, фотографировалась в обнимку с ними, стараясь, как всегда, ничем не выдать свое истинное состояние. И ей это удалось!

Она до последнего отказывалась от сиделки. И только за сутки до смерти, когда совсем слегла, согласилась на ее услуги. У нее осталось единственное желание — Причастие. В воскресенье утром, 28 января, она была в сознании, хотя говорила уже с трудом. Отец Алексий Борисов соборовал и причастил Александру Михайловну, а через несколько минут после Причастия она тихо отошла ко Господу.

Отпевали Александру Михайловну в нашем Свято-Троицком кафедральном соборе, который она так любила, сразу четыре священника. Похоронили ее в Успенке, рядом с могилой сына, выполняя последнюю волю покойной.

Тихо и незаметно прожила свою жизнь Александра Михайловна, а Господь сподобил ее блаженной кончины праведника.

 «Православное Заволжье»