Информационно-аналитический портал Саратовской митрополии
 
Найти
12+

+7 960 346 31 04

info-sar@mail.ru

Тайна монашеского послушания
Просмотров: 969     Комментариев: 0

«Мы — счастливые люди. Нам дано не разрушать, а созидать», — такими словами начинала свои письма потенциальным благотворителям первая настоятельница возрождающегося Свято-Сергиевского монастыря в селе Алексеевка Базарно-Карабулакского района игумения Ксения (Афанасьева). 15 лет назад она приняла под свое попечение сначала старинный Свято-Сергиевский храм, а позже и сестринскую общину. Как шестьсот лет назад вокруг скромного монаха, трудившегося не покладая рук во славу Божию в Радонежских лесах, образовался монастырь, ставший духовным центром Руси, так и в наше время вокруг всего лишь одной хрупкой женщины-монахини собралась монашеская семья. Пусть пока маленькая, но живущая по заветам своего небесного покровителя — преподобного Сергия. И плоды этого послушания каждый может видеть своими глазами. Едва входишь в ограду монастыря, понимаешь: все здесь дышит любовью!

Монастырь XXI века

— А ведь раньше, при Советах, в храме зерно хранили, — вспоминает прихожанин Свято-Сергиевского храма Виктор Петрович Кузьмин. — Вот, прямо сюда, где сейчас сестры трапезу накрывают, огромные машины заезжали, выгружали, загружали сельхозпродукцию. А в храме-то какая разруха была. Всё ведь разбомбили, растащили…

Мой собеседник, проработавший всю жизнь в Алексеевке водителем, пришел к вере в зрелые годы. «Я ведь был обычным советским человеком, про хрис­тианство не знал ничего. Сначала, когда храм восста­навливать начали, я сюда просто поработать прибе­гал — больно было смотреть на запустение, которое тут царило. А потом, когда уже служить начали здесь, стал и на богослужения приходить, да так и втянулся. И уже более двадцати лет не мыслю своей жизни без храма».

Мы приехали в монастырь на престольный празд­ник. 18 июля отмечалось 600-летие со дня обретения мощей преподобного Сергия Радонежского, и по этому случаю в обители было много гостей — духовен­ства из других благочиний, паломников из Саратова, Дубков, Базарного Карабулака, Елшанки, Ивановки, других окрестных сел. 2022 год для Свято-Сергиевской обители юбилейный: 15 лет монастырю, 200 лет храму во имя святителя Иоанна Златоуста в Ивановке, кото­рый в 2012 году стал подворьем монастыря. Несмотря на все хлопоты, связанные с приемом гостей, нынеш­няя настоятельница монастыря игумения Сергия (Плахотник) находит время, чтобы поговорить с нами о том, как живет обитель. И беседа эта становится своего рода поминальной молитвой о первой настоя­тельнице, матушке Ксении.

Небесная игумения

Игумения Ксения (Афанасьева)— В этом месте был явлен живой пример очень крепкой веры в Бога, упования на Его помощь и желания послужить Господу и ближним, — размышляет матушка Сергия. — Я говорю о нашей первой игумении. Без нее монастырь здесь не состоялся бы. Господь так управил, что именно ее направил сюда владыка Лонгин в 2004 году. И то, что вы сейчас видите, — это действительно чудо Божие. Как такая хрупкая, немощная женщина, уже в годах и с целым букетом болезней, смогла организовать здесь общину, восстановить два храма, выстроить все необходимое для жизни сестер, прихожан, паломников?.. Одними человеческими силами это невозможно. Только с Божией помощью. Видимо, жили здесь ранее сильные молит­венники, поэтому и угодно было Господу, чтобы здесь образовался монастырь.

Монашеской жизни в Алексеевке никогда рань­ше не было. Мы привыкли, что обители восстанав­ливаются в местах, где они были исторически. Места эти — святые, столетиями намоленные, хранящие память о подвижниках веры. А здесь — совсем другая история. Это монастырь XXI века — так его называ­ла игумения Ксения. Тут был раньше сельский приход. Построенный в 1884 году храм был трехпрестольным; центральный придел — во имя святителя Николая Мирликийского, два других — во имя преподобного Сергия Радонежского и в честь Вознесения Господня. В богоборческий период, слава Богу, здание не раз­рушили полностью, но святыне был нанесен серьез­ный урон. Сестры до сих пор борются с последствиями этого варварского отношения.

Если задержаться в монастыре на какое-то время, то можно увидеть, как кто-то из сестер, прихожан или паломников приходит на могилу матушки Ксении, что-то горячо или тихонечко говорит, иногда плачет, но уходит с просветленным лицом.

— С ней можно было поговорить абсолют­но обо всем, — делится воспоминаниями о матуш­ке жительница села Любовь Бородина. — Когда у меня дочка тяжело заболела, сколько я слез про­лила, аж почернела — чувствовала полное бесси­лие перед этой болезнью. Пришла к матушке, рас­сказала, поплакала у нее на груди; плачу, а она уте­шает, укрепляет меня, молиться учит и сама о нас с дочерью молится. Вот с ее благословения и нача­ла акафисты читать, дочку вымаливать. И вот ведь чудо — выздоровела кровиночка моя! Вот какова сила молитвы матушки!

Игумения Ксения родилась в 1951 году в селе Рукополь Краснопартизанского района Саратовской области. Окончила Вольское педагогическое училище, некоторое время училась на факультете журналисти­ки МГУ. Работала учителем в средней школе, потом сотрудником редакции районной газеты.

Монахини на послушанииЦерковный путь матушки начался в середине 90-х в храме в честь иконы Божией Матери «Державная» п. Горный Краснопартизанского района. С 1998 года она трудилась на восстановлении Свято-Никольской обители в поселке Монастырский Пугачевского рай­она. В 2000 году по благословению архиепископа Саратовского и Вольского Александра была постри­жена в монашество с именем Ксения, в честь блажен­ной Ксении Петербургской. По воспоминаниям тех, кто ее знал, матушка считала день пострига самым радостным в своей жизни.

Монахиня Ксения приехала в Алексеевку в 2004 году, в 2011-м была возведена в сан игумении и до последнего своего вздоха, несмотря на тяжелую болезнь, несла крест настоятельства в обители.

—  Матушка была по своему устроению очень похожа на преподобного Сергия, — продолжает игумения Сергия. — Она была очень скромной, смиренной. Но в ней был внутренний стержень, цельность. Она, как и преподобный, который сам кельи монахам строил, не чуждалась работы, даже грязной. Когда я сюда пришла в 2006 году, меня так поразило, что игумения сама туалеты мыла! Еще попробуй у нее тряпку отобрать: «Матушка, давайте, может быть, мы?». А она: «Нет. Я должна сама это делать». Я уже не говорю о том, что она и двор мела, и лед колола. Маленькая, худенькая, слабенькая — с ломом в руках, такой она и запомнилась многим. Она действительно несла в себе дух преподобного.

Возрадуюся и возвеселюся о милости Твоей, яко призрел еси на смирение мое, спасл еси от нужд душу мою, — этот стих 30-го псалма выбит на памят­нике на могиле матушки Ксении.

Монахини на послушании— Мне кажется, эта фраза очень хорошо отражает ее внутреннее состояние, — говорит матушка Сергия. — Она настолько привыкла терпеть скорби, что невольно вспоминается ее любимый библейский персонаж Иов Многострадальный. «Кого люблю, того наказую», — говорит Господь (см.: Откр. 3, 19). Конечно, наказует не для того, чтобы погубить, а чтобы любящую Его душу этими скорбями очистить. И матушка Ксения всегда смиренно все невзгоды принимала. Она не роптала, говорила: «Ну, значит, мне так нужно. Значит, мне нужно эту чашу выпить до дна». И претерпела до конца все, что дал ей Господь претерпеть. Донесла свой крест до конца достойно. И я думаю, что Господь ее помиловал, потому что силу ее молитвенного заступниче­ства мы теперь ощущаем ежедневно. Когда бывает тяжело, когда есть какие-то вопросы, недоумения, искушения, а без этого ведь в монастыре не бывает, придешь к ней на могилку, расскажешь обо всем, и каким-то чудом все нестроения улягутся, все как нужно выстроится. И настоятельница этого монастыря — несомненно она, до сих пор. Матушка часто говорила: «У Бога всего много. Вот мы помолимся, и Господь даст. Мы же не для себя просим, а ради того, чтобы вера укреплялась». Меняются времена, меняются люди, но то, что ты впитал в начале своего духовного становления, ты вольно или невольно пытаешься нести по жизни. Мы пытаемся жить так, как она жила. И, может быть, по ее молитвам Господь и нас помилует.

Храм по послушанию

Игумения Сергия (Плахотник)— А это прихожане нашего подворья саратов­ского — храма во имя святых мучеников Адриана и Наталии, — матушка Сергия тепло здоровается с группой паломников, которые входят в монастырскую ограду. Храм стал подворьем монастыря год назад ука­зом митрополита Саратовского и Вольского Игнатия.

— Кстати, на летнего преподобного в 2021 году это и было, — вспоминает матушка. — Тогда для нас это стало неожиданностью. Но так Господь владыку вразу­мил. И знаете, когда нам этот храм владыка благосло­вил, в нашей жизни начали один за другим появлять­ся прекрасные люди: по-настоящему верой горящие и при этом очень тихо, скромно работающие Богу. Само общение с такими людьми — плодотворно. И у мирян, скажу откровенно, очень многому можно научиться. Наблюдая за ними, понимаешь, вот именно так и надо жить: тихо, скромно, незаметно.

Рассказывая об этом эпизоде из жизни монастыря, матушка раскрывает нам и тайну монашеского послу­шания.

Игумения Ксения у руин храма в Ивановке— Вот сказал архиерей: вам нужен городской храм. Через архиерея воля Божия проявляется. По послушанию берешь и делаешь. И потом видишь, насколько дивно Промысл Божий открывается. И теперь мы действительно понимаем, что нам нужно было подворье в Саратове.

Такая же история — с подворьем в Ивановке. Вот где были самые настоящие руины. Глядя на эту величе­ственную церковь сегодня, невозможно не поражаться: как силами крохотной женской общины оказалось воз­можным ее восстановить!

Храм в Ивановке: современный вид— И это тоже пример послушания человека Промыслу Божию, — продолжает матушка Сергия. — В 2012 году, когда жизнь в монастыре была уже немного налажена, а здоровье у матушки Ксении, напротив, еще более сдало, владыка Лонгин вдруг говорит: «Матушка, ну а вот возьмите еще Ивановку». Она попробовала отказаться: «Владыка, нам это не по силам!». А митрополит отвечает: «Матушка, вы не знаете свои силы». Так за восемь лет до своего упокоения, уже будучи очень больным человеком, матушка Ксения взялась за восстановление ивановского храма — не оценивая, не споря, просто по монашескому послушанию. И сейчас он восстановлен. Сам факт, что он в деревне есть, очень многое значит. Служба совершается, монашеское правило, Псалтирь читается. Лампадочка молитвы там зажжена и горит, несмотря ни на что. Конечно, те искушения, что матушка за те пять лет, пока этот храм восстанавливали, претерпела, никто бы из нас не перенес, но Господь ее укреплял.

 

Работник одиннадцатого часа

—  А это наш алтарник — Виктор Александрович Соснин, — матушка знакомит меня с седовласым муж­чиной. — Он много лет проработал в областном министерстве культуры, занимался сохранением памятников архитектуры, а потом переселился в Ивановку и теперь помогает нашему подворью.

Виктор Александрович, по его словам, с церков­ной архитектурой был по долгу службы знаком хоро­шо, но воцерковленным человеком не был. Но когда познакомился с матушкой Сергией, выяснилось, что они земляки — из Балаково, а с ее мамой они учились в одной школе.

— Вышел на пенсию, поселился в Ивановке, вот так жизнь нас и свела. Не знаю, почему, но матушка на меня внимание обратила, говорит: «Всё, будешь алтарником. Хватит уже служить миру, пора послу­жить Богу и спасению своей души». Надела на меня стихарь, и я начал новое служение — в 70 лет. И этому очень рад.

— Как работник одиннадцатого часа пришел чело­век, — улыбается матушка Сергия. — Слава Богу, Господь призывает и принимает всех. Это тоже чудо милости Божией — что в любом возрасте, в любом статусе можно к Нему прийти. Знаете, ведь у нас — тех, кто сейчас живет — перед Богом не будет оправ­дания. Мы не сможем сказать: «Господи, мы ничего не знали о Тебе». Мы всё можем узнать. Храмы открыты, очень много литературы. Сегодня у челове­ка, который хочет спастись, есть для этого все возмож­ности. Вот оно — поле невозделанное собственной души. Бери и трудись, искореняй эти тернии.

Мы прощаемся с гостеприимным Свято-Сергиевским монастырем. Оглядываюсь на величе­ственные белоснежные стены храма, на благоухаю­щие цветники. Рай на земле! Вспоминаются слова матушки Сергии:

«Большая ответственность — жить в этом месте — и большая милость Божия. Господь сказал: Не вы Меня избрали, а Я вас избрал (Ин. 15, 16). Раз Он поста­вил нас на эту стезю, нужно жить так, чтобы никого не соблазнить, чтобы дойти до конца. Встать на этот путь не так уж и сложно, а вот пройти его… Есть такое свято отеческое выражение: “Если бы люди знали, какие искушения в монастыре, никто бы не пошел в монастырь. Но если бы они знали, какие утеше­ния иногда дает Господь монахам, то всё бы поброса­ли и побежали в монастырь”. Это правда монашеской жизни: есть искушения, но есть и искорки Божией бла­годати, которые дают силы идти дальше, испытывая ни с чем не сравнимую радость на этом пути».

Журнал «Православное Поволжье», № 2 (2022 г.)