+7 (8452) 23 04 38

+7 (8452) 23 77 23

+7 960 346 31 04

info-sar@mail.ru

Информационно-аналитический портал Саратовской митрополии
Русская Православная Церковь Московского Патриархата
Найти
12+
Спасти от забвения
Просмотров: 390     Комментариев: 0

Память новомучеников и исповедников Церкви Русской мы отметили в этом году 7 февраля. Но среди тех, кто выбрал Христа ценой страданий и даже собственной жизни, немало и не прославленных подвижников. А сколько имен никому не известно, сколько забыто! И среди них вполне могут быть наши родственники. Как узнать об их судьбе? Как самостоятельно заняться краеведческим поиском? Об этом беседуем с автором книги «История Православия на Озинской земле» священником Стахием Сахаровым.

– Когда Вы приступили к краеведческим поискам, это был в первую очередь интерес к храмам или к людям?

– Храмы неотделимы от людей, интерес был ко всему сразу. Любовь к истории нашего края у меня была всегда. Ведь это важно – знать о том месте, где ты живешь. Когда переехал в Озинки, стал расспрашивать старожилов, записывать факты, детали. Говорил с председателем Саратовского общества «Возрождение» Евгением Леонидовичем Лебедевым.

– ХХ век очень непрост для изучения, особенно православного краеведа. Ведь столько людей было репрессировано, столько пропало без вести…

– У истории есть печальная особенность – она уходит. История нашего района в силу позднего заселения очень небогата событиями. А ХХ век и вообще непрост – огромное количество было утеряно. Удалось записать воспоминания людей. Но и они уходят.

– Как приступить к поискам на этом сложном поле? С чего начать человеку, который хочет узнать о судьбе своего репрессированного родственника?

– В первую очередь я обращался в Государственный архив Саратовской области (ГАСО) и наш районный краеведческий музей. Доступ в ГАСО есть у любого гражданина Российской Федерации. Для этого нужно взять с собой паспорт и написать заявление, в котором указать цель своего поиска. Есть фонды архива, в которых просто указаны фамилии – репрессированных, раскулаченных и т.д.

Дела по репрессированным хранятся в архивах ФСБ. Туда мы отправляем запрос о наличии дела. Его предоставляют тем, кто занимается исследованием, и родственникам. Но попасть в архив проблематично, это на усмотрение представителей органов – могут пустить, могут не пустить.

Запрос в архив ФСБ осуществляется уже тогда, когда мы знаем фамилию, имя и отчество репрессированного родственника. И еще стоит добавить дату рождения или иные сведения, чтобы исключить возможность получения дела однофамильца репрессированного родственника.

Очень важны в исследовании устные свидетельства. Я стал опрашивать всех старожилов сел, которые могли еще что-то помнить. Они начинали родственников спрашивать, и что-то удавалось выяснить. Где храм был, как батюшка пропал…

Поиск родственников – это всегда небольшое чудо. Когда я спрашивал у Евгения Леонидовича Лебедева, как мне найти родственников, и в первую очередь у репрессированных священников, он отвечал: «Молитесь, а Господь найдет Вам родственников».

Мы составили синодик всех, кто до революции в храмах служил, и тех, кто пострадал в годы гонений. Стали их поминать за каждой Литургией, во время панихид. И потихоньку стал родственников находить. А ведь это непросто – в те времена о родственниках-священниках рассказывать боялись, потому внуки могли ничего и не знать. Родственница одного из пастырей рассказала про супругу священника много самых мелких деталей. А про батюшку ничего.

– Удивительно, что часто старожилы будто ждали Вас. Рассказывали и вскоре уходили в иной мир.

– Такие случаи были. Нужно торопиться, все запомнить и записать. Даже если вы не занимаетесь краеведением, нужно записывать сведения, которые рассказывают дедушки и бабушки, детям передавать. К примеру, моя бабушка, которой сегодня 85 лет, еще немцев Поволжья помнит. Она рассказывала мне свои детские воспоминания о них, очень интересно.

– В годы гонений за веру пострадали – были расстреляны или репрессированы – множество людей. Не все из них прославлены в лике святых. Но как объяснить, почему одним мы можем молиться, а другим, также пострадавшим, нет?

– Если человек пока не прославлен, не значит, что он не угодил Богу. Количество святых огромно, и не все нам известны. Сколько есть подвижников, о которых нам известны лишь две строчки из жития! Лик святых дан нам в назидание, чтобы мы, глядя на них, учились…

– И чему именно Вас научило знакомство с простыми верующими людьми – страдальцами ХХ века?

– Каждый может быть святым. Святость возможна для всех, возможно пройти испытания, показать свою любовь к Богу. Таких людей, сохранивших верность Богу, было очень много.

– Кого из новомучеников Вы почитаете особо?

– Священномученика Михаила Платонова – нашего земляка. Люблю его проповеди, поразили его речи во время суда над саратовским духовенством. Из общероссийских – священномученика Илариона (Троицкого). Еще в семинарии начал изучать его труды, они мне очень понравились. Святителя Афанасия (Сахарова): когда я прочитал его книгу «Устав о поминовении усопших», для меня богослужение открылось во всей своей глубине и красоте.

– Но если человеку не удалось полюбить историю в школе, в семье не было принято хранить сведения, как возгреть в себе этот интерес?

– Наверное, в первую очередь читать краеведческую литературу. Собирание исторических фактов – творческий процесс, а в награду за труды ты получаешь особую радость открытий.

«Православное Заволжье»

Комментарии:

нет комментариев

ВЫ МОЖЕТЕ ОСТАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ:

Отправляя данную форму, я даю согласие на обработку моих персональных данных в соответствии с политикой обработки ПД.