Информационно-аналитический портал Саратовской митрополии
 
Найти
12+

+7 960 346 31 04

info-sar@mail.ru

Спасение от жестокосердия
Просмотров: 489     Комментариев: 0

«...Призри Многомилостиве, на делание и служение наше, даждь нам быти верными вмале послужити болящим, Тебе ради, носити немощи немощных и не себе, но Тебе единому угодити…». Размеренно, как дождевые капли, падают слова молитвы. Мягкий баритон священника, как отдаленный бой часов, наполняет небольшое пространство больничного храма. Молитву о ниспослании любви к страждущим саратовские сестры милосердия читают перед каждым заступлением на дежурство.

Позади иерея Алексия Петровского, духовника епархиального общества сестер милосердия, стоят миниатюрные женщины в белых фартучках и косынках-апостольниках. Послушно склонив голову, изредка тихо крестятся. Сердце сжимается от страха: как же они, такие хрупкие, пойдут сейчас менять памперсы обездвиженным старикам, мыть головы и стричь ногти вчерашним бездомным, нынешним пациентам больницы, пойдут в мир, где человек человеку — соперник, инструмент, средство для самоутверждения, иногда корм, да все что угодно, только не брат.

«Ты бо еси источник исцелений душевных же и телесных, Христе Боже наш, и Тебе славу и благодарение возсылаем, ныне, и присно, и во веки веков. Аминь».

Но уже через четверть часа они бойко идут по больничному коридору совсем другие — словно став выше ростом, крепче в плечах, весело подняв голову. Улыбаясь, смело, привычно входят в палаты: «Здравствуйте, чем вам помочь?». Знакомые пациенты улыбаются в ответ, новенькие напрягаются и настораживаются — еще не знают, чего ожидать от женщин в косынках с изображением креста.

От имени врача

Православное общество «Милосердие» во имя преподобномученицы великой княгини Елисаветы было создано в Саратовской епархии как волонтерское общество 14 декабря 2004 года, в этом году ему исполнится 20 лет.

По состоянию на 1 января 2024 года общество насчитывало 134 сестры милосердия. Они оказывают помощь взрослым пациентам в Саратовской городской клинической больнице № 1 имени Ю.Я. Гордеева — в паллиативном отделении, неврологии, нейрохирургии, терапевтическом отделениях; Саратовской городской клинической больнице № 2 имени В.И. Разумовского — в паллиативном отделении и реанимации; в Областной клинической больнице — в неврологии и других отделениях по необходимости.

Евгений Петрович КовалёвУмыться, переодеться, поменять постельное белье, принять пищу и помыть посуду — обычные действия, не представляющие сложности для здорового человека, для тяжелобольного становятся «не берущимся весом». Ведь он иногда даже перевернуться с боку на бок не может самостоятельно. Помощь сестры милосердия в такой ситуации неоценима, спасительна и долгожданна.

«На сегодняшний день у нас регулярно трудятся примерно 25 сестер милосердия,— рассказывает Евгений Петрович Ковалев, главный врач 1-й городской клинической больницы.— В первую очередь они оказывают помощь одиноким пациентам, которых некому навещать. И для нас очень важно, что сестры не только помогают с первичным уходом за ними, но и духовно, психологически их ободряют. У нас лежат пациенты не только из нашего региона. Бывает, люди просто едут мимо, транзитом, но происходит какой-то несчастный случай, и человек оказывается здесь, в тяжелом состоянии, а близкие у него где-то далеко. Для такого пациента психоэмоциональная поддержка дорогого стоит, она дает ощущение того, что он не один и не все так плохо, дает силы бороться и выздоравливать. Даже в отделении паллиативной помощи у нас бывают случаи, когда пациенты идут на поправку. Паллиативное — это не значит, что все, конец; нельзя терять надежду. И эту надежду, веру вселяют в том числе сестры милосердия. Это же нужно уметь — найти правильные слова для того, чтобы поддержать, воодушевить, не дать отчаяться больным и их родным. И они таким умением обладают».

На обучающих курсахНачиная с 2020 года, со времен эпидемии коронавируса, количество сестер милосердия, несущих служение в 1-й городской больнице, увеличилось кратно. Во время пандемии здесь развернули один из первых в области ковид-госпиталей, отдав под него почти половину коек. В это тяжелое время медикам особенно была нужна помощь, ведь тогда сотрудники старшего возраста оказались в группе риска и не имели права работать в «красной зоне»,— и именно сестры милосердия не побоялись приходить и ухаживать за больными. «Да и в обычное время их присутствие очень помогает не только пациентам, но и нам, сотрудникам,— отмечает Евгений Петрович.— У нас больница скорой помощи, врачи работают в отделениях экстренной медицины, где пациенты в тяжелом состоянии, много напряженной работы, высокая ответственность,— и порой их постигает профессиональное выгорание. Присутствие сестер милосердия — людей, которые трудятся без оплаты и при этом духовно поддерживают других,— значимо для нас. Так что сотрудничество с Православной Церковью для нас дорого, важно и очень близко нам по духу».

Благодаря всемерной помощи главврача 1-й горбольницы у сестричества появилась возможность хорошей практической подготовки сестер. На базе клиники для них ежегодно проводятся обучающие курсы: анестезиологи-реаниматологи и другие специалисты проводят семинары и тренинги по сестринскому уходу и оказанию первой медицинской помощи. А для самой клиники важно еще и то, что будущие врачи, нынешние студенты-медики, которые проходят здесь практику, видят серьезный жизненный пример служения.

Недавно на территории больницы открыли мемориал «Открытое сердце» — в честь тех сотрудников, кто трудился в больнице в период ковида. Упомянуты там и сестры милосердия. А в прошлом году во дворе больницы разбили «Аллею милосердия» — посадили 50 белых берез. По словам Евгения Петровича Ковалева, это возможность показать благодарное отношение медиков к бескорыстному, тихому подвигу сестер.

Булочки

«Здравствуйте! Как вы сегодня? Чайку принесла, как обещала, но сначала — Дмитрий Геннадьевич сказал! — нужно всех постричь и побрить!» В палате паллиативного отделения несколько мужчин. Двое из них — молодые, на вид чуть за тридцать, один — в инвалидном кресле, другой — передвигается с трудом, с ходунками. Спрашиваю у сестер, что с ними. Качают головой: «Знаете, жизнь на улице...». Понимаю, что это бывшие бездомные, и уже не расспрашиваю о подробностях. Наталья Спицына, надевая на дедушку у окна специальную накидку для стрижки, ласково приговаривает: «Во-о-от, все чистенькое, только постирала!». Вторая сестра достает машинку для стрижки, бритву и надевает очки. Дедушка сочувственно улыбается: «Что, тоже зрение слабое?». — «А как же, мы как все»,— смеется в ответ сестра. Через несколько минут старик довольно похлопывает себя по гладко выбритым щекам. Доходит очередь до молодых людей. Расправившись с несимпатичной щетиной на лице одного из них, Наталья радостно восклицает: «Ну ты посмотри, как посвежел, прямо как мальчик стал!». И впрямь, на его побритом лице проступили какие-то детские черты, домиком беспомощно вскинулись на сестру брови, и вдруг стало видно, что у него голубые глаза… Правда, показались и небольшие шрамы на пока еще молодой коже.

Наталья Музафарова, многодетная мама и сестра милосердия, радостно входит в палату. «Доктор разрешил вас булочками угостить!» Обычные сдобные «веснушки» больные берут бережно, как что-то дорогое. Кто-то прячет в тарелку на тумбочке — до полдника, а кто-то сразу с удовольствием съедает. Про себя удивляюсь: обычные же булочки! А потом понимаю: этих людей никто не навещает и ничего вкусного не передает, вот и радуются простой «веснушке».

—Как Вас зовут?

—Володя…

—Володя, помоги Вам Бог!

Раздавая нехитрое угощение, Наталья каждого называет по имени и желает Божией помощи. Булочку принимают благодарно, а что думают про пожелание? Находят ли его нужным и ценным? Неизвестно… Но слыша свое имя, смущенно улыбаются.

—Паша, спаси Вас Господи!

А ведь сестры милосердия несут больным не только помощь и угощения, хотя все это, безусловно, нужно и важно. Они готовы поделиться гораздо большим, чем просто забота, время и силы,— поделиться Благой вестью о спасении для каждого. Как рассказать страждущему, что в его боли есть смысл и цель? Как сказать одинокому, что на самом деле он не один — Христос всегда рядом? Как сказать умирающему, что впереди не пустота и мрак, а свет и «объятия Отча»?

«Придя сюда, я поняла, что самое главное в жизни,— делится Наталья Спицына.— Когда перед самой кончиной человека получается привести батюшку, помочь ему исповедовать и причастить умирающего — это самое великое счастье. Были случаи в паллиативном отделении, когда неверующие больные противились нам, но потом, видя, как другие люди получают облегчение в душевных и телесных страданиях после исповеди и Причастия, сами причащались и уходили в мир иной с такой доброй душой и спокойствием, что уверяешься: нет, я не просто так сюда пришла! А то, что побрили-помыли, это, конечно, важно, но не настолько. Больница — от слово «боль». Здесь все время, каждый день у кого-то горе: кого-то машина сбила, у кого-то обнаружили страшный диагноз, кого-то родные просто привезли и оставили здесь. Это же боль! Бывало, кого-то в паллиативном отделении врачи поднимали после инсульта, а взрослые дети отказывались от человека, и он просто угасал. Ты смотришь на это и не понимаешь, как помочь страждущему. Ну, допустим, принесешь ему конфету, сменишь памперс, умоешь — а у него же душа болит! Здесь важно сказать в нужный момент нужное слово, а это очень тяжело. Хочется постоянно сидеть около них, не оставлять их наедине со своей болью, но у нас семьи, дети, свои родственники. Как совместить все это? Я первое время постоянно плакала, но потом отец Алексий меня направил: обязательно исповедь и Причастие раз в две-три недели! Это должно быть законом, потому что сначала ты горишь и думаешь, что будешь ходить на служение каждый день! Но есть еще семья, и получается, что ты уже ничего не можешь дать своим близким, а это очень плохо. Приходишь сюда уже усталый и начинаешь тут озлобляться. А вот исповедуясь, причащаясь, ты получаешь силы от Бога. Мы читаем молитвы перед тем, как идти на служение, и там есть слова от имени Бога: “Без Меня не можете творить ничесоже”. Вот что главное: не мы действуем, а Господь через нас. В наше общество милосердия приходило много невоцерковленных людей, желающих помогать. И часто они рьяно брались за работу, много делали и — быстро выгорали. Потому что без Божией помощи это служение невозможно».

За 2023 год в трех больницах Саратова сестры милосердия провели 446 дежурств со взрослыми. За это время 398 человек приступили к таинству Исповеди, 385 человек причастились, 18 человек сподобились в больнице таинства Крещения.

«Чужие» и «свои»

Ольга Жучкова трудится в сестричестве практически с момента его создания. Сначала помогала в детском приюте, где нужно было возить малышей по врачам, а потом с другими сестрами пришла во взрослую больницу. «Мы думали, что уже всё умеем, всё знаем — с детьми же сидели, когда они в больнице были. А как пришли сюда, увидели, что это совсем другое. Взрослый человек — не ребенок, со взрослыми и физически тяжелее, и морально. Люди уже жизнь прожили, а смотришь на них — такие они беспомощные! И мы тоже были беспомощны, потому что подойти к малознакомому человеку и сменить ему памперс поначалу очень трудно. Ему страшно — и тебе страшно. А потом ничего, потихоньку пошло у нас дело. Санитарки тоже сначала напряглись: испугались, что мы им конкуренты, заменим их, и они без зарплаты останутся. Мы им, конечно, объяснили, что нам никакой зарплаты не надо, что мы из храма, и они успокоились. Словом, с Божией помощью все наладилось. Сейчас мы приходим, а медперсонал нам радуется. Говорят: “Идите туда, там надо помочь и там...”».

Современный человек зачастую старательно избегает контактов с другими, потому что другой — это всегда какая-то тяжесть, проблемы, боль. В обычной жизни мы постоянно наблюдаем, как люди выстраивают преграды между собой и «чужими»: отводят глаза, угрюмо молчат, утыкаются в телефон. А здесь, в больнице, видишь обратное — как преграда между людьми разрушается. Несколько теплых слов, искреннее участие и желание помочь протягивают тонкие ниточки тепла и доверия от человека к человеку.

«Конечно, непросто идти к незнакомым людям, иногда тяжеловато. Они настораживаются, когда чужого видят,— понимающее кивает Ольга.— Но подойдешь, заговоришь, посочувствуешь, поможешь в чем-то — и ты ему уже не чужой. Когда что-то отдаешь, показываешь, что человек дорог тебе, интересен, возникает доверие, расположение. Мы ведь все жесткие, жесткосердные, а служение в больнице учит состраданию. Это самое главное. Я тоже была раньше очень прямолинейная, а сейчас немного помягчела, увидела, что не всё — только черное и белое. Вот, например, на старых людей мы все злимся, а не думаем, что такими же будем. Я теперь знаю, какая в старости буду,— смеется Ольга. — И когда с этой мыслью приходишь к пожилому человеку, то только и думаешь, как его утешить. Старики становятся очень похожи на детей — такие же наивные. А иногда встречаются и сердитые, серьезные. Но когда с человеком поговоришь, покормишь его, он как-то смягчается. Одно время у нас лежала бабушка в паллиативном отделении. Она была когда-то фониатром в консерватории. Старенькая, у нее никого не было. И нас попросили ее помыть. Посадили ее на каталку, отвезли в душ, искупали, везем обратно — и она вдруг запела! И такой у нее голос красивый, оперный, хотя она ма-а-аленькая старушоночка такая. И так она стала замечательно петь! Пока мы везли ее с одного этажа на другой, все из палат выскакивали послушать, удивлялись, восхищались. А она приехала в палату и там еще целый концерт исполнила. Соседи по палате говорят: а мы и не знали, что она у нас такая артистка! Так что просто человека помой, накорми, переодень, обратись к нему, внимание окажи — и все, он расцветает!».

Расцветает и Ольгино лицо, когда она рассказывает о своем на самом деле непростом служении. И можно только догадываться, сколько мужества, стойкости, доброты и смирения имеют в душе эти женщины, много лет каждую неделю навещающие одиноких, утешающие умирающих, заботящиеся о страдающих.

За солнышком

В больницы ко взрослым постоянно ходят 36 сестер, а вот уходом за детьми занимаются гораздо больше — 93 сестры. Нередко за помощью в сестричество обращаются одновременно несколько детских домов с просьбой организовать дежурный пост с ребенком, попавшим в стационар. Поэтому для помощи детям-сиротам, находящимся на лечении в больницах Саратова, добровольцы требуются всегда.

Сестры милосердия всегда дежурят с детьми в Областной детской клинической больнице, в университетской клинической больнице имени С.Р. Миротворцева, но были дежурства и в Саратовской областной инфекционной клинической больнице имени Н.Р. Иванова, и в детском травматолого-ортопедическом отделении НИИ травматологии и ортопедии СГМУ.

В течение 2023 года сестры провели в общей сложности 474 дежурства с несовершеннолетними, ухаживая в больницах за двадцатью девятью детьми.

Наталья ШептуноваНаталья Шептунова дежурит с такими малышами уже больше десяти лет. «У меня инвалидность по зрению, и мне нельзя работать,— говорит она.— Есть двое своих детей, но я всегда мечтала ухаживать за малышами. Была потребность отдать свою любовь, подарить хотя бы частичку любви другому человеку. Своих я не обделяла — уроки с ними учила, везде мы ездили — и в театры, и в цирк, но все равно было у меня время. Почему же не отдать его другому человечку? Ведь у него же нет в жизни любви такой, как у детей с родителями. Как-то в воскресной школе при Серафимовском храме, где мои дети учились, разговорились с мамами и одна из них предложила: “Если ты так хочешь ухаживать за детишками из детдома, то давай я тебе дам номер телефона сестричества”. Я позвонила, меня пригласили на первое, пробное, дежурство. Пришла в больницу на пару часов, попробовала, справилась. И с тех пор стала дежурить».

Задачи сестры милосердия на детском дежурстве нехитрые — делать все то же, что делает мама, когда лежит с малышом в больнице: покормить, переодеть, памперс вовремя поменять, сводить на процедуры, как-то развлечь, занять кроху. Конечно, у медперсонала на все это времени не хватает, поэтому помощь сестер при лечении детей-сирот незаменима.

«Когда приходишь на смену, берешь малыша и начинаешь с ним общаться — тут в первую очередь надо контакт наладить. Если не будет контакта, то дежурство будет очень тяжелым. А когда он складывается, эти 6‒8 часов пролетают как один миг. Детки разного возраста, в моей практике были и новорожденные, только из роддома, и девочки, которым по 15 лет, из детского дома инвалидов. Ребенку с инвалидностью нужны круглосуточная забота и внимание. Был у нас мальчик Маркуша, четыре годика. Когда я пришла на дежурство, он лежал будто кукла — маленький худой ребенок, не сидел, не ходил, не разговаривал. Лежал он в больнице где-то около полугода, и все врачи говорили, что он не будет ни ходить, ни говорить — артрит, ДЦП, что-то аутоиммунное. Но мы — каждая сестра, которая с ним дежурила,— понемножку делали ему массаж, разговаривали с ним, брали его на руки, кормили. И он у нас стал присаживаться, а потом сидеть, представляете? А потом он пошел! Врачи все выбежали посмотреть, заведующая пришла — они не верили своим глазам! Вот такие случаи бывают. Забота и доброта могут просто чудеса совершать».

Что испытывает ребенок, оказавшись в больнице,— выдернутый из привычной обстановки, вдали от знакомых ему людей? Страх, одиночество, отчаяние, тоску… Вокруг меняется калейдоскоп чужих строгих лиц — врачи, медсестры, чужие родители. И как же хочется в этот момент, чтобы рядом появился большой и добрый взрослый, который возьмет на ручки, почитает сказку, сыграет на ладошке «сороку», пожалеет после укола, даст теплого молока и подоткнет уютно одеяло... Таким взрослым для малышей-сирот регулярно становится еще одна «детская» сестра милосердия — Наталья Коченкова. Своих детей у нее нет, и ей всегда хотелось поделиться с кем-то нерастраченной материнской любовью. 12 лет назад она увидела в епархиальной газете «Православная вера» объявление с приглашением в общество «Милосердие», и с тех пор дежурства с детьми в больницах стали важной и дорогой частью ее жизни.

«Бывают случаи, когда дети в очень тяжелом состоянии, из дома-интерната для инвалидов,— рассказывает она.— Есть такие, кто питается только через зонд. Но знаете, если вы хотите увидеть ангела, то это как раз вот эти дети. Они живут в своем мире, и мы даже представить себе не можем, через какую боль, через что вообще они здесь проходят. Поначалу они даже порой боятся прикосновений, потому что, видимо, нечасто до них дотрагиваются. Для них непривычно какое бы то ни было общение. Они заперты в своем беспомощном теле. И сколько он проживет, этот человечек, мы, конечно, не знаем. Наверное, это было самое тяжелое в моем служении — соприкоснуться с такими детьми. Но здесь мы учимся любить. Раньше я как-то более спокойно ко всему относилась, а сейчас жалко всех — и детей, и стариков. Становишься, наверное, мягче. Но еще и какая-то радость появилась от того, что кому-то можешь быть хоть чуть-чуть полезным. Не важно, какой ребенок — грудничок или постарше, лежачий или на своих ножках ходит — ты просто немного с ним рядом побыл, развлек его как-то, и уже у вас обоих радость на душе».

Среди сестер милосердия — женщины разного возраста. Есть бабушки, которые уже нескольких внуков воспитывают, а есть девушки, которые еще только пытаются примерить на себя роль мамы. Разные судьбы, характеры, жизненные установки… А общее одно — желание помочь детям в трудной ситуации и решимость сделать это не на словах, а на деле.

«Привязываешься, конечно. Одно-два дежурства еще ничего, а вот дальше… А некоторые у нас лежали по нескольку месяцев, за это время можно привыкнуть к ребенку так, что захочется его забрать,— не скрывает Наталья Шептунова.— Есть сестры, усыновившие детей, за которыми ухаживали — не смогли с ними расстаться. Но всех не заберешь... И душа болит. Уходишь и думаешь: а как он будет жить дальше, что с ним будет? Батюшка нас наставляет, что мы должны дать ребенку то, что можем сейчас — свое время, внимание, доброту и заботу. А что будет дальше, мы не знаем — только Господь знает. Прежде чем пойти на дежурство, я всегда молюсь. И выходя из больницы, обязательно молюсь, благодарю Бога, что все хорошо прошло. Дети такую любовь излучают, что вы сами захотите вернуться — и второй, и третий раз пойдете за этим солнышком. Вы думаете, это они в нас нуждаются? Нет, это мы в них нуждаемся! Уходишь от них, а на душе такая чистота! Они отдают свою любовь, потому что хотят, чтобы мы любили так же, как они любят. И ты напитываешься этим и уходишь просто в каком-то окрыленном состоянии».

Ожившее Евангелие

Когда сестры рассказывают о своем служении, возникает ощущение, словно они говорят о каком-то личном счастье. А ведь наверняка встречают они на своем пути и явную недоброжелательность, и непримиримое сопротивление, и непонимание людей. Лучше всего об этом знает духовник общества «Милосердие» иерей Алексий Петровский. К нему сестры идут за практическим советом, за утешением и наставлением.

«Сестра милосердия, когда приходит в больницу, должна светиться радостью. Это лучик света, который приходит к больному. Врачи при всем желании бывают уже просто неспособны дарить тепло пациентам — нет ни сил, ни времени. А сестра милосердия трудится в больнице не каждый день, у нее есть возможность подольше отдохнуть. И это очень важно — чтобы сестры не несли запредельную нагрузку, не выжимали из себя максимум. Мы всегда говорим: пусть это будет служение раз или два в неделю или даже одно дежурство в месяц — главное не количество, а качество. Неспроста раньше сестер милосердия называли “голубки белые” — радость беседы с ними как-то окрыляет пациентов, дает силы жить и бороться с недугом. Поэтому мы в обществе “Милосердие” стараемся друг за друга молиться, следить за своим духовным состоянием, чтобы не было ни у кого выгорания в этом служении»,— говорит отец Алексий.

«Если ты служишь в обществе милосердия, это значит, что ты ходишь все время в храм, из Священного Писания что-то читаешь перед тем, как идти в больницу,— добавляет Ольга Жучкова.— Без этого нельзя. Кроме того, нам часто вопросы задают — про храмы, про Церковь — и нужно знать, что отвечать. Как-то раз один дедушка попросил меня Евангелие ему почитать, и я за смену прочитала ему Евангелие от Марка. А он сидел и во все глаза смотрел, так загорелся. Я потом думала: как же слово Божие может человека воодушевить! Или, например, как-то раз смотрю, старушка лежит очень унылая. Спрашиваю: “Вы верующая?”. Кивает. “"Богородица Дево…" знаете?” Знает. Я говорю: “Ну и почитайте сейчас”. Она стала читать. Через час смотрю: ходит, уже развеселилась и даже попыталась мне свой ужин отдать, чтобы отблагодарить. И я тоже радуюсь: надо же, как Господь все управляет! Ты приходишь сюда и видишь Евангелие в жизни. Кого-нибудь исповедали, причастили, приходишь в следующий раз, смотришь — а у человека уже лицо другое, он уже сам всем больным помогает. Вот оно – Евангелие!».

Координатор общества сестер милосердия — Ирина Вениаминовна Маринина. Именно на ней лежит основная часть трудов по организации его повседневной работы. В «обычной» жизни она владелица бизнеса, директор аудиторской компании, но желание помогать людям, однажды поселившись в сердце, привело ее в сестричество, где она тоже не раз становилась свидетельницей того, как в немощи, по слову евангельскому, совершается сила Божия.

«Привезли к нам как-то женщину весом 350 килограмм. Привезли МЧСники, снимали с седьмого этажа. Она умирала,— вспоминает она.— Сестер милосердия было в тот момент на дежурстве несколько, пять или шесть, и мы все стали читать канон за болящего. Врачи нам сказали, что больная, Любовь ее звали, уже отходит, но мы продолжили читать канон — и вдруг эта женщина пришла в себя и прожила еще целых четыре месяца! Она была очень тяжело больна, но с удовольствием общалась с нами, успела несколько раз причаститься и отошла ко Господу с миром. Еще мне запомнился парень, тридцати лет, очень красивый — умирающий, тяжелый больной, некрещеный. Он не понимал, для чего ему нужен Бог, для чего нужно креститься. Но мы с ним много разговаривали, отвечали на его вопросы, и в итоге он решил покреститься — и вскоре принял крещение, как он думал, уже перед смертью. И — пошел на поправку, его выписали домой! На наших глазах много случаев было, когда люди просто оживали после принятия Святых Христовых Таин. Это, конечно, очень укрепляет нас. Но бывает и по-другому — когда люди не хотят слышать о Христе, о спасении. И тогда мы просто с ними ласково общаемся, расспрашиваем об их жизни, чтобы они высказались, выразили свою боль. Очень часто больным нужно, чтобы их просто кто-то выслушал. Мы ни в коем случае ничего не навязываем. Среди наших пациентов есть и люди другой веры, но мы всем оказываем любовь и внимание, как заповедал Господь».

Став координатором общества «Милосердие», Ирина Вениаминовна увидела, насколько востребовано сегодня служение сестер. Бывает, что в день поступает по нескольку звонков с просьбами о помощи — а значит, где-то ждут заботы и живого участия попавшие в больницу малыши-сироты, оставленные всеми старики, одинокие умирающие больные… Дай Бог, чтобы находились и не исчезали из нашей жизни люди, которые слышат чужое страдание, отзываются на него всем сердцем и не боятся стать своими чужим людям. Ведь у Бога нет других рук для помощи, кроме наших.

Епархиальное общество «Милосердие» приглашает добровольцев на дежурства с детьми и взрослыми. Те, кто имеет желание и возможность помочь, могут обратиться по телефону 8-917-218-38-83 (координатор общества Ирина Вениаминовна Маринина).

Историко-публицистический альманах

«Православное Поволжье. Саратовские епархиальные ведомости». 2024 г.