Информационно-аналитический портал Саратовской митрополии
 
Найти
12+

+7 960 346 31 04

info-sar@mail.ru

Поминайте наставников ваших
Просмотров: 696     Комментариев: 0

Летом этого года в Покровской епархии со съемочной группой побывал настоятель храма во имя святителя Николая Чудотворца г. Новокуйбышевска Самарской области протоиерей Артемий Мищенко. Отец Артемий является главным редактором федерального сайта «Богом хранимая Россия» и в Саратов прибыл для работы над документальным фильмом о жизни духоносного самарского старца Иоанна Букоткина, почившего в 2000 году и сыгравшего огромную роль в определении жизненного пути многих известных людей Церкви. Мы попросили отца Артемия рассказать читателям нашей газеты о необыкновенном старце-пастыре.

Они не выше Бога

Протоиерей Иоанн Букоткин– Протоиерей Иоанн Букоткин был духовным наставником многих известных наших современников. Можно перечислить несколько имен?

– Не буду перечислять всех известных духовных чад отца Иоанна, их много в Русской Православной Церкви. Назову лишь одно имя – духовник Патриарха Московского и всея Руси схиархимандрит Илий (Ноздрин). В его жизни отец Иоанн сыграл решающую роль. Наш фильм и начинается с воспоминаний отца Илия.

В далеком 1958 году Алексей Ноздрин, выпускник ремесленного училища, прибыл на стройку в город Камышин под Волгоградом. Здесь, в единственном в городе Никольском храме, он обрел первого своего духовного наставника – молодого священника Иоанна Букоткина. Когда Алексей по благословению своего духовника стал студентом Ленинградской духовной академии, то часто летом гостил у них с матушкой. Во время хрущевских гонений отца Иоанна постоянно вызывали в КГБ с требованием отречься от сана, угрожали расправиться с семьей, с детьми. Как-то будущий духовник Патриарха вместе с матушкой чистил на кухне картошку. Входит отец Иоанн, очень встревоженный и подавленный. Встал перед иконами, долго молился и вдруг выпрямляется, светлеет лицом и произносит: «Они не выше Бога!». После этого он решительно отказался от всяких связей с чекистами. За ним была установлена тотальная слежка, и чтобы их беседы с Алексеем не прослушивались, они ложились на пол и разговаривали шепотом. Думаю, читателям вашей газеты будет интересно узнать, что отец Иоанн – ваш земляк, что в Саратовской духовной семинарии он учился с иеромонахом Иоанном (Снычевым), будущим митрополитом Санкт-Петербургским и Ладожским. Они ели за одним столом, спали на соседних койках. В музее семинарии есть фотография, на которой запечатлены оба Иоанна. Оба – ярчайшие личности в истории Русской Православной Церкви ХХ века.

«Где сокровище ваше, там будет и сердце ваше»

– А как Вы познакомились с отцом Иоанном?

– Я, как и митрополит Саратовский и Вольский Игнатий, учился в Самарской духовной семинарии, здесь мы и встретились со старцем Иоанном Букоткиным, он был нашим духовником. Батюшка приезжал к нам на исповедь, часто мы бегали к нему в Петропавловский храм, где он служил, бывали у него дома. Несколько раз в году поздравляли его с праздниками. Это было целое событие. Огромной толпой семинаристы вместе с девушками с регентского отделения с церковными песнопениями шествовали по центральным улицам Самары, чтобы поздравить отца Иоанна с днем ангела, днем рождения или Днем Победы. Это был для него, фронтовика, святой день. Батюшка всегда радушно нас встречал, угощал и каждого одаривал денежкой. Он был наполнен любовью и щедро изливал на нас, молодых ребят, отеческое чувство. По его благословению я поступил в Московскую духовную академию и по окончании учебы защитил диссертацию на тему жизненного подвига отца Иоанна Букоткина. Изучил огромное количество архивных документов, в том числе под грифом «секретно», но не весь материал вошел в диссертацию. И когда появилась возможность снять фильм об исповеднике, прозорливом старце и чудотворце, я с трепетом взялся за дело. Как сказал апостол Павел: Поминайте наставников ваших (Евр. 13, 7). Сердце ведет туда, где сокровище наше. Для меня таким сокровищем стал наш духовник отец Иоанн. За год до смерти, когда мы в очередной раз пришли поздравить нашего духовника с днем ангела, батюшка вдруг произнес: «Если бы за кого-то из вас надо было отдать руку или ногу, я бы сделал это не задумываясь». Это были не пустые слова, его любви хватало на каждого, мы на этой любви воспитаны. Это вам подтвердит и владыка Игнатий – у нас с ним идентичные воспоминания. Я благодарю Бога, что в моей жизни был такой пастырь.

Исполнить заповедь любви

– Отец Артемий, почему Вы называете отца Иоанна прозорливым старцем?

– В Русской Православной Церкви старцами называют священников не за прожитые годы, а за особую мудрость и прозорливость, дарованные Богом. Когда я работал над диссертацией, приходилось много общаться с теми, кто близко знал отца Иоанна. Все говорят о том же. Это был необыкновенный старец. После его смерти стали открываться случаи чудесной помощи людям, которые батюшка тщательно скрывал и часто говорил, что он лишь немощный старик. В книге «Самарский батюшка» приведено много случаев, свидетельствующих о духовных дарованиях отца Иоанна.

Вот лишь один из них. В 90-е годы один из предпринимателей Самары, задолжавший своим партнерам большую сумму денег, был схвачен на улице, его затолкали в машину и потребовали вернуть долг, иначе из машины он живым не выйдет. Этот человек не мог потом объяснить, что на него нашло, но он закричал: «Отче Иоанне, помоги!» Машина моментально остановилась, и его вытолкнули на дорогу. Он добрался через всю Самару до дома отца Иоанна, стучится в дверь, батюшка выходит и говорит: «Зачем же так громко кричать? У меня чуть перепонки не лопнули!» Этот человек был духовным чадом отца Иоанна. Таких случаев было немало.

– И в Вашей жизни?

– Да, но рассказывать пока не могу, это касается моих близких. А об одном эпизоде фронтовой биографии отца Иоанна расскажу, он удивительным образом связан с нашей семьей. Моя бабушка Анна Тимофеевна Делижанова воевала в партизанском отряде, но после ранения стала медсестрой и вместе с полевым госпиталем, в котором лечилась, прошла до конца войны. Бои шли под Инстербургом, ныне это город Черняховск Калининградской области. В этих сражениях был ранен боец Иван Букоткин. Он был совсем мальчишкой — возможно, в числе прочих бойцов бабушка выхаживала его и запомнила, как мужественно и терпеливо они переносили боль, а ранения были тяжелыми. Кто бы мог подумать, что пройдут годы, и ее внук станет духовным сыном молодого солдатика, которого она, возможно, с любовью и жалостью выхаживала на фронте? О ранении отца Иоанна мы, семинаристы, ничего не знали. Имея ревность не по разуму, я тщательно записывал все свои грехи и помыслы в тетрадку и на исповеди читал отцу Иоанну страницу за страницей своих помыслов и прегрешений. Гораздо позже, изучая биографию своего духовника, я узнал, что на фронте он лишился части стопы и на службе стоял на цыпочках. Меня словно током пронзило, по всему телу побежали мурашки. Оказалось, что долгие минуты, пока я отчитывался о своих грехах, для отца Иоанна были, наверное, мучительными, но он виду не подавал, что устал, что ему тяжело. Такой была его любовь и невероятное терпение. Отец Иоанн передал нам главное – трезвенное отношение к жизни, стремление к рассудительности и любовь к людям. Как-то его спросили, как спасти свою душу. Старец ответил кратко, по-военному: «Стой на страже своего сердца, чтобы там всегда был мир!» Он говорил: «Сделай для человека столько, сколько сможешь, но искренне и от души, и исполнишь заповедь любви». С любовью, честно говорю, не всегда получается. Так высока была планка отца Иоанна. Но хотя бы к этому тянешься, ведь память сердца о любви нашего старца неизгладима! 

*  *  *

«Я родился в 1926 году в деревне Полухино Саратовской области Аркадакского района в крестьянской семье. Нас было у родителей три брата, потом один в младенчестве умер. Родители были верующими людьми, отец – очень незлобивым человеком. За все годы я ни разу не слышал, чтобы они поругались, ни разу. Мы жили бедно. Одежды не было, школа далеко – в другом районе. Ходил в женских рейтузах, кофтенка в горох, валенки разные, дыры в них заткнуты соломой. Я в детских играх не участвовал. Стеснялся. И в этом был Промысл Божий. Дома я любил играть в священника: сделал себе епитрахиль, соорудил из консервной банки кадило. Соседи обо мне говорили родителям: "Он у вас будет попом"».

Из воспоминаний духовника Самарской епархии митрофорного протоиерея Иоанна Букоткина

 «Православное Заволжье»