+7 (8452) 23 04 38

+7 (8452) 23 77 23

info-sar@mail.ru

Информационно-аналитический портал Саратовской и Вольской Епархии
По благословению Митрополита Саратовского и Вольского Лонгина.
Русская Православная Церковь Московского Патриархата
Найти
12+
Огненный круг Елисея
Просмотров: 431     Комментариев: 0

«И притом мы имеем вернейшее пророческое слово; и вы хорошо делаете, что обращаетесь к нему, как к светильнику, сияющему в темном месте, доколе не начнет рассветать день и не взойдет утренняя звезда в сердцах ваших, зная, прежде всего, то, что никакого пророчества в Писании нельзя разрешить самому собою.

Ибо никогда пророчество не было произносимо по воле человеческой, но изрекали его святые Божии человеки, будучи движимы Духом Святым». Второе соборное Послание апостола Петра (1, 19–21).

Светильник, дающий свет, когда солнце еще не встало, — вот с чем сравнил ветхозаветные пророчества свидетель восхода Солнца, Симон Петр — камень, на котором утверждена новозаветная Церковь.

В прошлом номере журнала мы с нашим постоянным собеседником и консультантом, библеистом Алексеем Кашкиным говорили о святом пророке Божием Илии. В этом номере наш рассказ — о его верном ученике и последователе Елисее.

 

— Алексей Сергеевич, с Елисеем, сыном Сафатовым, простым земледельцем, мы знакомимся в 19-й главе 3-й книги Царств: Сам Бог говорит Илии: Елисея же, сына Сафатова, из Авел­Мехолы, помажь в пророка вместо себя (16), и вот, Илия видит Елисея, пашущего на своем поле, и бросает на него свою милоть. Елисей тотчас оставляет и поле, и своих родителей и идет за пророком. Почему Елисей поступает именно так, для чего он идет за пророком, чего ищет?

— Елисей — молодой, неженатый еще человек из зажиточной земледельческой семьи — обратим внимание на то, что у него было двенадцать пар волов, и одну пару он пожертвовал, чтобы устроить прощальную трапезу для своих людей, возможно, для работников. Пророк Илия был хорошо известен в Израиле, и Елисей, скорее всего, знал, кто бросил на него милоть. Этот символический жест Илии Елисей воспринял как призыв последовать за ним. Это поразительно — то, что Елисей принимает окончательное — определяющее всю его дальнейшую жизнь — решение мгновенно. Он лишь просит у пророка разрешения поцеловать отца и мать, и ответ Илии — пойди и приходи назад, ибо что сделал я тебе? (20), по сути, означает «Разве ты мне чем-то обязан? Ты свободен». После этого Елисей считает возможным потратить еще сколько-то времени на устроение прощальной трапезы (21).

Пророков избирает Господь, а Он сердцеведец: по всей видимости, Елисей был духовно готов к решающему моменту. Промысл Божий о человеке встретился с его собственным выбором. Этот эпизод Ветхого Завета напоминает нам страницы Евангелия — так, оставив все, шли ученики за Иисусом из Назарета.

— Елисей и его родители — из тех израильтян, которые, вопреки засилью идолопоклонства (о чем мы говорили в прошлой нашей беседе), хранят верность Единому Богу?

— Видимо, да, хотя активными проповедниками истинного богопочитания они не были — скорее всего, из тех, кто хранил веру в сердце. Ведь Илия известен именно как бескомпромиссный пророк Бога отцов — Яхве; и в широких, шатких в этом смысле народных массах Илия не почитаем, на современном языке — непопулярен. Мы видим его в основном в одиночестве. Значит, Елисей идет за ним, подчиняясь не массовому настроению, а голосу своего сердца.

— Напомним читателям, что служение Илии и его ученика Елисея проходило не в Иудее, не в Иерусалиме, а в Израиле — Северном царстве с двумя столицами, Самарией и Изреелем; что в Израиле в это время царствовала династия Ахава, человека слабого, непоследовательного, находящегося под влиянием жены — язычницы Иезавели. Призванию Елисея предшествовали многие драматические события, в том числе три года страшной засухи («затворенного неба»), и спасительное чудо на горе Кармил, когда по молитве пророка Илии пошел, наконец, дождь (см.: 3 Цар. 18). А в какой обстановке проходит служение Елисея после разлуки с Илией?

— Начало служения Илии совпадает с периодом относительно мирного сосуществования яхвизма и ваализма. После смерти Ахава и кратковременного правления Охозии на престол вступает Иорам, и он удаляет из столицы статую Ваала (см.: 4 Цар. 3, 2–3). Тем самым он демонстрирует, что готов отказаться от официального ваализма, однако ваализм поддерживается матерью царя, вдовой Ахава Иезавелью. Официальная позиция царя Иорама остается нейтральной, он, возможно, симпатизирует яхвизму, склоняется к истинной вере, но не может пойти против матери. Отношения между Северным и Южным царствами, между Израилем и Иудеей, со времен Ахава остаются мирными, даже дружескими.

 — Почему во 2‑й главе 4‑й книги Царств Илия, знающий уже о своем скором вознесении на Небо, настойчиво гонит Елисея от себя прочь, и почему Елисей, тоже это знающий, упорно отвечает одной и той же фразой: жив Господь и жива душа твоя! не оставлю тебя (2, 4, 6)?

Огненное восхождение Илии Пророка. Фреска монастыря Высокие Дечаны, Косово, Сербия. Около 1350 года— Илия испытывает Елисея, проверяет его готовность принять пророческое служение вместо него, Илии. Бог уже сказал Свое слово о Елисее (см.: 3 Цар. 19, 16), теперь все зависит от него самого. Вот последний разговор ученика и учителя: Илия сказал Елисею: проси, что сделать тебе, прежде нежели я буду взят от тебя. И сказал Елисей: дух, который в тебе, пусть будет на мне вдвойне.

И сказал он: трудного ты просишь. Если увидишь, как я буду взят от тебя, то будет тебе так, а если не увидишь, не будет.

Когда они шли и дорогою разговаривали, вдруг явилась колесница огненная и кони огненные, и разлучили их обоих, и понесся Илия в вихре на небо.

Елисей же смотрел и воскликнул: отец мой, отец мой, колесница Израиля и конница его! И не видел его более. И схватил он одежды свои и разодрал их на две части.

И поднял милоть Илии, упавшую с него, и пошёл назад, и стал на берегу Иордана… (4 Цар. 2, 9–13).

Важно понимать: когда Елисей просит дух, который в тебе, пусть будет на мне вдвойне (9), он просит не того, чтобы стать вдвое более благодатным, чем Илия: Елисей просит первородства. Ведь по закону именно первенец получал двойную долю наследства.

— А что представляет собой милоть, которая дважды становится столь важным символом для Елисея? На иконах мы видим красивый красный плащ…

— На самом деле это накидка из овчины — без рукавов. Илия ведь аскет, и у него не было красивых вещей, вообще никакого имущества не было. В Ветхом Завете мы неоднократно видим, как определенные предметы становятся символом благодатной силы, как посох у Моисея, например, которым он рассекал море. Илия точно так же рассекает милотью Иордан (см.: 4 Цар. 2, 8). И в новозаветные уже времена одежды апостолов становились такими же носителями благодатной силы: Бог же творил немало чудес руками Павла, так что на больных возлагали платки и опоясания с тела его, и у них прекращались болезни, и злые духи выходили из них (Деян. 19, 11–12).

— Теперь о чудесах, совершаемых пророком Елисеем. Он начинает с чуда доброго, делая соленую воду пресной и здоровой (см.: 4 Цар. 2, 19–22), но сразу за этим по дороге в Вефиль совершает чудо жестокое и страшное: проклинает дразнивших его детей, и две медведицы, выйдя из леса, растерзали из них сорок два ребенка (там же, 22–23). Это невозможно принять, и утешаться остается лишь тем, что две медведицы растерзать такое количество детей просто физически не могли… если это действительно звери были, а не кто-то другой. Как мы должны понимать этот эпизод? Можем ли мы представить в подобной ситуации Спасителя? Немыслимо ведь, чтобы Он поступил так с детьми.

— Интересный и совсем не простой вопрос: его часто задают, желая показать жестокость Ветхого Завета. Во-первых, слово «дети» здесь вовсе не означает «малыши». Еврейское слово «наар» весьма часто встречается в Библии и имеет широкий диапазон значений: может означать как новорожденного (см.: 1 Цар. 4, 21) или грудного ребенка (см.: 1 Цар. 1, 22), так и взрослого юношу; нередко оно означает и слугу вне зависимости от его возраста. Можно сделать такое обобщение: этим словом обозначается человек, неполноправный в социальном смысле. Что касается прилагательного, переведенного здесь как «малые», — это слово может быть применено и ко взрослому человеку с целью показать его неразумие. В данном случае речь идет о людях, которые осознают свои действия и которые в определенных ситуациях могут быть очень жестокими. И они не просто дразнились: они именно оскорбляли Елисея как пророка Божия. Вряд ли Елисей был плешивым, лысым на самом деле, к тому же он ведь наверняка носил головной убор, как это положено было мужчине. Слово, которое употребляли подростки, в еврейском языке было оскорбительным. Есть версия, что они называли Елисея лысым в противоположность косматому Илии, желая сказать, что Елисей не может быть настоящим учеником Илии; и это их «иди» можно понять просто как «уходи прочь», а можно — как насмешливое предложение отправиться на Небо вслед за Илией, слух о вознесении которого успел, возможно, распространиться. То есть это не детская шалость, это сознательная насмешка над верой в Бога Единого. И весьма вероятно, что дети не сами это придумали — они были подучены старшими. Иначе вряд ли они оказались бы на этом месте в таком количестве одновременно. Слова вышли из города (23) говорят о спланированной акции. Кара постигает и подростков, и тех, кто их послал, кто не воспитал их в духе истинного богопочитания, не привил им уважения к старшим. По версии иудейских толкователей, пророк, будучи духовно прозорливым, увидел, что ничего хорошего во взрослой жизни из этих детей не выйдет; как говорит Давид Кимхи, «не обнаружил у них никакого следа заповедей ни в ту пору, ни в будущем, ни у них самих, ни у их потомков». Поэтому пророк проклял насмешников. Здесь важно понимать: это проклятие не было каким-то заклинанием, которое вызвало медведиц. Проклял в данном случае означает — вручил воле Божией: «Пусть Господь Сам воздаст вам за ваши слова». И Господь послал медведиц.

Что же касается нереально большого числа погибших — некоторые исследователи считают, что сорок два в данном случае — просто некое символическое число; или что глагол, переведенный как «растерзали», можно перевести как «покусали», «поранили». То есть не все сорок два подростка погибли. Но в любом случае надо помнить, что любовь Бога к человеку не есть любовь бесконечно-неисчерпаемая и потому безразличная; что и в Новом Завете мы читаем о возмездии за грех, о Страшном суде, плаче и скрежете зубов (см.: Лк. 13, 28) — участи тех, кто останется за закрытыми дверями Царства Божия.

 — Продолжим разговор о чудесах Елисея. Он выручает из долговой кабалы семью умершего пророка, умножив оливковое масло в сосуде (4 Цар. 4, 1–7). Он воскрешает маленького сына сонамитянки, родившегося по его молитвам (там же, 8–37). Елисей спасает от голодной смерти пророков Галгала, сначала сделав съедобной похлебку из ядовитых диких плодов, а затем накормил двадцатью хлебцами сто человек, «…и еще осталось по слову Господню» (там же, 38–44). Конечно, мы сразу вспоминаем евангельское чудо умножения хлебов! Почему чудеса Елисея так похожи на Христовы?

— Начнем с того, что в Четвероевангелии описаны далеко не все чудеса, совершенные Господом за три года Его земного служения. Это не нуждается в доказательствах — Иоанн Богослов об этом говорит (см.: Ин. 21, 25). И евангелисты могли выбирать из этих чудес те, о которых они считали необходимым рассказать. Среди евреев существовало мнение, что Мессия должен повторить все чудеса Ветхого Завета. Вполне возможно, что евангелисты, отвечая народному представлению, описывают те чудеса, которые перекликаются с ветхозаветными. Чудо умножения хлебов — оно действительно было в Ветхом Завете, но Господь повторяет его неоднократно и с гораздо большей силой. Воскрешение мертвых мы видим во всем Ветхом Завете дважды — это совершает Илия и за ним Елисей, а затем Господь воскрешает мертвых.

— Глава 3 Четвертой книги Царств: объединенное войско шаткого Израиля во главе с Иорамом, стойко хранящей веру отцов Иудеи во главе с Иосафатом и царя Едомского — вассала Иудеи — идет на моавитян, отказавшихся платить дань Израилю, и оказывается посреди безводной Едомской пустыни. Людям и лошадям грозит смерть от жажды. Иорам в панике; но твердый в вере Иосафат ищет пророка Божия, чтобы он подсказал выход. Елисей оказывается рядом… Значит, он шел с войском? С какой целью? Можно ли в этих событиях видеть миссию Елисея, направленную на раскаяние Израиля?

— Да, видимо, пророк присоединился к войску, которое в тот момент находилось уже далеко — в семи днях пути — от мест его постоянного пребывания. С какой целью? Может быть, следуя Промыслу Божию, который ему открылся. В этом эпизоде важно, что все три царя в этой ситуации не вызвали пророка к себе, употребив власть, а, смирившись, сами пошли к нему (см.: 12). Иорам, по всей видимости, просит Елисея спасти войско. Но Елисей отвечает сурово: что мне и тебе? пойди к пророкам отца твоего и к пророкам матери твоей (13), то есть к пророкам Ваала. Иорам, видя весь ужас положения, смиряется перед пророком: нет, потому что Господь созвал сюда трех царей сих, чтобы предать их в руку Моава (там же). Можно ли назвать это обращением Иорама? Скорее, его смирение вызвано обстоятельствами. Он изначально был гибким, амбивалентным человеком, мог предаваться культу Ваала и одновременно допускать обращение к Богу Яхве. И теперь, оказавшись в трудной ситуации, Иорам использует все возможные средства, чтобы выйти из этого положения. То, что вызвано тяжелыми обстоятельствами, не всегда способствует коренному изменению человека. Потом, когда эти обстоятельства проходят, человек может вернуться к прежнему мировоззрению. А здесь, в Едомской пустыне, Елисей спасает войско евреев, не забыв подчеркнуть, что делает это лишь из почтения к Иосафату, царю благочестивой Иудеи (см.: 14). Долина наполняется водою, и враг побежден.

Интересный момент: чтобы произнести пророчество, Елисей просит к себе музыканта — гуслиста (см.: 15). Этот эпизод всегда приводят, когда говорят о сакральном характере музыки. Зачем пророку понадобилась музыка гуслей? Существуют три объяснения. Первое: то, что пророк Елисей, обличая Иорама, разгневался, а в состоянии гнева благодать Божия не действует, и потому музыка должна была успокоить дух Елисея. Близкая версия: для того чтобы принять пророчества от Бога, нужно было отрешиться от реальности. А обстановка военного лагеря, его шумной толчеи не давала пророку уйти в себя. Играет музыка, пророк закрывает глаза — и как бы оказывается в одиночестве и становится способным к восприятию откровения. И третья версия — преподобного Ефрема Сирина — музыка нужна была лишь для того, чтобы привлечь внимание воинов, чтобы они собрались и услышали, что пророк предрекает им победу. Но в любом случае прямую связь музыки и пророчества толкователи отвергают. Это не то, что у греческих оракулов, когда для входа в транс, в состояние пророчества требовалось внешнее воздействие.

 Исцеление сирийского военачальника Неемана пророком Елисеем. Фреска церкви святого пророка Илии в Ярославле. XVII век— Пятая глава Четвертой книги Царств говорит нам о том, что слава Елисея распространилась по странам Востока. Он исцеляет сирийского вельможу Неемана от проказы и отказывается от предлагаемой им награды: наградой пророку становится обращение военачальника­сирийца к истинному Богу (см.: 16–18). И тут же мы видим хитрого Гиезия, слугу Елисея, который решает поживиться на этом деле и обманывает Неемана, вымогая у него серебро и одежды — якобы для Елисея. Но пророка не обманешь — по слову Елисея сошедшая с Неемана проказа переходит на мошенника Гиезия, в одночасье делая его «белым, как снег» (см.: 27). В дальнейшем мы еще не раз увидим бескорыстие Елисея. Почему это так важно для ученика Илии — чистые руки?

— Во-первых, Елисей не может поставить совершаемые чудеса себе в заслугу, потому что их совершает не он, а через него — Господь; хвалу и благодарение надлежит воздавать именно Ему. Пророк — лишь проводник Его воли. Во-вторых, бескорыстие — это лучшая проповедь. Это добродетель, которая всегда оказывает положительное влияние на людей, вызывает их доверие. Именно видя бескорыстие исцелителя, Нееман принимает решение поклоняться только Богу Единому — Яхве. Что же касается Гиезия — его печальная история говорит о том, что не всегда человек, находящийся рядом с великим пророком, сам проникается его духом и становится добродетельным. Иногда он просто привыкает к этой близости, ко всем тем чудесам, которые Бог дает совершить пророку, а сам в душе своей остается грешником. Не понимая подлинных причин происходящего перед его глазами, такой человек предается своим страстям. Гиезий действительно не понял, почему Елисей отказывается от огромной награды, и решил воспользоваться случаем. А для нас это повод вспомнить Иуду Искариота, входившего в число ближайших учеников Спасителя.

 — В главе 6 мы видим, что пророческий дар Елисея поставлен на службу обороноспособности Израиля. Враги израильтян, сирийцы, тщетно ищут измену в своем стане: Израиль знает об их планах вовсе не от своих агентов. Узнав о причине своих неудач, сирийский царь посылает воинов похитить Елисея: войско окружает Дофаим. Что означают слова Елисея, сказанные испуганному слуге, «…не бойся, потому что тех, которые с нами, больше, нежели тех, которые с ними» (6, 16)? Почему слуга, которому Господь открывает глаза, видит, что «вся гора наполнена конями и колесницами огненными кругом Елисея» (17)? Огненный круг Елисея — что это?

— Текст синодального перевода действительно не очень понятен; имеется в виду, что слуга видит вокруг Елисея коней и огненные колесницы. «Тех, которые с нами, больше…» — здесь Елисей говорит своему слуге о легионах Ангелов, которых и Господь мог призвать бы на помощь, если бы это было необходимо; и это заставляет нас вспомнить слова, сказанные Спасителем в ночь ареста апостолу Петру, который пытался защитить Его с помощью меча (см.: Мф. 26, 53). Еще этих небесных коней и колесниц сравнивают с полком Ангелов Божиих в книге Бытия (32, 1–2).

В итоге сирийцы поражены слепотой, и Елисей приводит их, беспомощных, в столицу Израиля Самарию, где у них открываются глаза, и они понимают, что, пойдя пленить пророка, сами оказались в плену.

— Почему Елисей останавливает царя (видимо, Иорама), который хочет их всех убить?

…не убивай. Разве мечом твоим и луком твоим ты пленил их, чтобы убивать их? Предложи им хлеба и воды; пусть едят и пьют, и пойдут к государю своему. И приготовил им большой обед, и они ели и пили. И отпустил их, и пошли к государю своему (22–23). Пророк напоминает царю, что победа над противником в данном случае далась ему не собственными его усилиями, а волею Бога, потому и отнестись к пленным в данном случае нужно так, как относится к каждому человеку Господь, то есть милосердно. Эти люди не были побеждены на поле боя, потому карательная акция по отношению к ним будет не только бесчеловечной, но и нечестной, неблагородной. И мы видим результат: освобожденные и отпущенные с миром сирийцы более уже никогда не придут с мечом на землю Израиля.

— Но в той же главе мы читаем о том, что сирийский царь Венадад собрал большое войско и осадил Самарию, в которой начался страшный голод…

— Есть версия, что не все описанные здесь войны происходили именно в эпоху, о которой мы с вами говорим, в эпоху Иорама. Это подтверждается и тем, что ни в 6-й, ни в 7-й главе царь Израиля не назван по имени. В исторических книгах Библии события не всегда изложены в хронологическом порядке: вполне возможно, что в главах 6 и 7 описываются события, произошедшие позже, уже в царствование Ииуя, например.

— В конце главы 6 мы видим страшную сцену: царь Израиля идет по крепостной стене осажденной Самарии. К нему обращается женщина, которая накануне сварила и съела собственного ребенка; царь ничем не может помочь, он в отчаянии раздирает одежды, и все видят под царскими одеждами покаянное вретище — власяницу: это впрямь не похоже на Иорама, мало способного к молитвенным подвигам… Но почему царь тут же обещает не оставить на плечах голову пророка Елисея? Разве Елисей виноват в осаде и страданиях голодных людей?

— По всей видимости, царь считает, что Елисей был обязан помочь, что в его силах было спасти Израиль от врага, но он это по каким-то причинам не сделал. Царь привык, что пророк всегда выручает. И в этой трагической ситуации он просто находит крайнего. Кто виноват? Конечно, Елисей, сын Сафатов; всю вину очень легко спихнуть на него. Но далее по молитвам Елисея совершается чудо:

Господь сделал то, что стану Сирийскому послышался стук колесниц и ржание коней, шум войска большого. И сказали они друг другу: верно, нанял против нас царь Израильский царей Хеттейских и Египетских, чтобы пойти на нас. И встали и побежали в сумерки, и оставили шатры свои, и коней своих, и ослов своих, весь стан, как он был, и побежали, спасая себя (7, 6–8).

— Мы подошли к страшным, кровавым событиям, предсказанным в свое время пророком Илией, — окончательному истреблению дома Ахава, то есть династии израильского царя, предавшего веру Яхве. В главе 9 Елисей посылает своего ученика, оставшегося безымянным, чтобы он помазал на царство вельможу Ииуя, и Ииуй убивает Иорама и беспощадно расправляется со всем потомством Ахава. Поголовное истребление жрецов Ваала и сожжение идолов (см.: 10, 20–28) — это еще понятно, но за что были обезглавлены семьдесят сыновей Ахава (см.: 10, 1–7)? И к тому же сорок два брата иудейского царя Охозии, вся вина которых, как мы понимаем, состояла в дружбе с домом Ахава (см.: 10, 14–15)… Невольный вопрос: почему слово пророка приводит к такому ужасу, к такому количеству безвинных жертв?

— Да, это тяжелые страницы. Но все дворцовые перевороты древности происходили именно по такой модели: узурпатор истреблял всю предыдущую династию. А так как цари могли иметь по несколько жен, когда-то даже большие гаремы, крови лилось много… К сожалению, в тогдашнем обществе это было нормой. Священный автор в данном случае просто описывает реальность. Ветхий Завет вполне допускает ответственность сына за отца, хотя она и не укладывается в наше современное сознание. Почему сын должен страдать за грехи отца, а народ — за грехи царя? В 24-й главе Второй книги Царств рассказывается, как Давид вопреки воле Божией устроил перепись своего народа, и за это Израиль был поражен моровой язвой. Идея в данном случае состоит в том, что человек несет не только личную, но и общую ответственность — в пределах семьи, рода, общества, народа, наконец. Кроме того, всегда считается, что дети наследуют пороки отцов. В главе 9 мы читаем о дочери Ахава, внучке Амврия, супруге иудейского царя Иорама Гофолии, которая истребила в Иерусалиме весь царский род — она хотела сама стать царицей, полновластной властительницей. Ведь если бы она оставила кого-то в живых, его объявили бы царем, а власть получила бы его мать. Чтобы этого не было, Гофолия решила расчистить себе путь.

— Елисей — пророк именно Северного царства, Израиля, а не Иудеи: в Израиле проходит вся его жизнь, мы ни разу не видим, чтобы он посещал Иерусалим. Но какой след в Израиле оставила жизнь пророка? Какова дальнейшая судьба этого еврейского государства?

— Через Илию израильтяне в основном получали наказания за идолопоклонство, а через Елисея они получают благословение — милости Божии. Благодаря Елисею народ получил возможность принять Бога не только как грозного, карающего Судию, но и как милостивого, благословляющего, дарующего. Другой вопрос — воспользовался ли народ Израиля этой возможностью. Ииуй безжалостно истребляет в Израиле всё, что напоминало о культе Ваала, и всех, кто был с этим культом как-то связан. Сам Бог предрекает ему, что его сыновья до четвертого рода будут сидеть на престоле Израилевом (ср.: 4 Цар. 10, 30). Но далее мы узнаем, что Ииуй не старался ходить в законе Господа Бога Израилева, от всего сердца. Он не отступал от грехов Иеровоама, который ввел Израиля в грех (32). В результате сирийский царь Азаил, заклятый враг израильтян, отрезает у Израиля кусок за куском. Сын Ииуя Иоахаз продолжает ту же политику, делая неугодное в очах Господних (ср: 13, 2). И это уже полная катастрофа: И возгорелся гнев Господа на Израиля, и Он предавал их в руку Азаила, царя Сирийского, и в руку Венадада, сына Азаилова, во все дни (13, 3).

— Стоило проливать столько крови, истребляя дом Ахава и Иезавели…

— Израиль, правители которого так и не сумели вернуться к истинному Богу (Ииуй и его потомки формально признавали верховенство Яхве, тогда как необходимо было исполнение заповедей, радикальное изменение внутренней политики), оказывается в рабстве у Сирии. Однако Иоас, сын Иоахаза, внук Ииуя, с покаянными слезами приходит к одру умирающего пророка Елисея: об этом рассказывает глава 13 Четвертой книги Царств. Елисей предрекает Иоасу победу над сирийцами, хотя и не окончательную: И взял назад Иоас, сын Иоахаза, из руки Венадада, сына Азаила, города, которые он взял войною из руки отца его Иоахаза. Три раза разбил его Иоас и возвратил города Израилевы (13, 25).

В конечном итоге через несколько поколений царей, так и не отставших от нечестия, Израиль прекращает свое существование: он побежден ассирийским царем и уведен из земли своей в Ассирию, где он и до сего дня (4 Цар. 17, 23).

Израилю не повезло в том, во-первых, что он всегда был лакомым кусочком для Ассирии, а во-вторых — все израильские правители критикуются священным автором. Мы должны учитывать, что автор — иудей и смотрит на все с точки зрения южного соседа Израиля — Иудеи.

В истории Иудеи идолопоклонство заняло гораздо больший период; несмотря на это, история Израиля закончилась гораздо раньше, чем история Иудеи. Но в других источниках, в частности в книге пророка Амоса, причиной падения Израиля названы социальная несправедливость и беззаконие.

— Значит, своего коренного израильского пророка Северное царство так и не услышало?

— Да, получается так. Господь чрез всех пророков Своих, чрез всякого прозорливца предостерегал Израиля и Иуду, говоря: возвратитесь со злых путей ваших и соблюдайте заповеди Мои, уставы Мои, по всему учению, которое Я заповедал отцам вашим и которое Я преподал вам чрез рабов Моих, пророков. Но они не слушали и ожесточили выю свою, как была выя отцов их, которые не веровали в Господа, Бога своего (17, 13–14).

— История пророка Елисея содержит уникальный фрагмент — посмертное чудо…

— Повествование о пророке Елисее изобилует чудесами. Можно сказать, что по количеству чудес из святых в Ветхом Завете пророка Елисея можно сравнить только с Моисеем. В некоторых же аспектах Елисей даже превосходит Моисея; в первую очередь это относится к событиям воскрешения умерших. В этом смысле показательно, что Елисей совершил и посмертное чудо: И умер Елисей, и похоронили его. И полчища Моавитян пришли в землю в следующем году. И было, что, когда погребали одного человека, то, увидев это полчище, <погребавшие> бросили того человека в гроб Елисеев; и он при падении своем коснулся костей Елисея, и ожил, и встал на ноги свои (13, 20–21). Очевидно, Господь еще раз прославил Своего пророка и хотел вразумить израильский народ.

Журнал "Православие и современность", № 45 (61)

Комментарии:

нет комментариев

ВЫ МОЖЕТЕ ОСТАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ:

Отправляя данную форму, я даю согласие на обработку моих персональных данных в соответствии с политикой обработки ПД.