Информационно-аналитический портал Саратовской митрополии
 
Найти
12+

+7 960 346 31 04

info-sar@mail.ru

О жизни, угодной Богу
Просмотров: 589     Комментариев: 0

(Продолжение. Начало здесь.)

Как человек становится святым? Почему Церковь стала канонизировать подвижников веры? Почему далеко не все люди праведной жизни признаются святыми? Обо всем этом мы беседуем с Валерием Тепловым, церковным краеведом, членом епархиальной комиссии по канонизации подвижников благочестия.

— Как и почему в Церкви появилась традиция канонизировать подвижников благочестия? Что такое канонизация?

— Канонизация — это причисление Церковью подвижника веры и благочестия к лику святых через акт высшей церковной власти, посредством которого узаконивается его чествование Церковью как святого. Традиционные христианские конфессии считают, что христиане, достигшие в своей жизни христианского совершенства и сыгравшие значительную роль в жизни Церкви, удостаиваются особенной Божией благодати и образуют сонм святых людей, которые молятся перед Богом за живых собратий по вере и которым последние должны со своей стороны воздавать молитвенное почитание. В первое время чествование святого было скорее обычаем, укорененным в литургической жизни Церкви. Появление же канонизации как юридического акта во многом было связано со стремлением предотвратить церковное почитание лиц, жизнь которых или малоизвестна, или получила неоднозначную оценку среди верующих. К началу пятого века, когда чествование святых стало массовым явлением, церковная иерархия должна была следить как за установлением почитания того или иного святого, так и за запрещением почитания лиц, ошибочно признаваемых народом за святых.

— Из каких этапов состоит процесс канонизации? Кто в нем участвует? Кто принимает окончательное решение?

— Первоначально епархиальная комиссия по канонизации святых начинает канонизационный процесс и занимается сбором сведений о том или ином подвижнике. На этом этапе участие может принять каждый. Затем она подготавливает документы и материалы для передачи их правящим в данной епархии архиереем Святейшему Патриарху. Среди материалов должны быть полное и краткое жизнеописания подвижника, портрет подвижника или проект иконы (если имеется). Если в архивах обнаруживаются документы, оформляющие основные этапы жизни (получение духовного образования, для священнослужителей и монашествующих — время рукоположения в священный сан или монашеского пострига и имя совершителя, участие в деятельности каких-либо церковных обществ, братств, послужные списки), они тоже прилагаются.

Если речь идет о включении имени подвижника в Собор новомучеников и исповедников Церкви Русской, также прилагается скан или ксерокопия архивно-следственного дела в полном объеме с приложением печатной расшифровки. Отсутствие следственного дела для бывших под следствием является препятствием к рассмотрению вопроса о канонизации. Должны быть предоставлены все другие следственные дела, к которым он привлекался как пострадавший или как свидетель, необходимо удостовериться в том, что он не оговорил кого-либо.

Также обязательны результаты изучения прижизненных или посмертных публикаций в епархиальных и иных печатных изданиях и других материалов — так выявляются проповеди, статьи и выступления по различным вопросам церковной жизни, принадлежащие предлагаемому к канонизации лицу.

Для местного прославления в лике святых необходимы документы, свидетельствующие о почитании праведника в наше время, о прижизненных и посмертных чудесах и молитвенной помощи по его предстательству; случаи исцелений по молитвам подвижника должны быть документированы (к медицинским справкам необходимо прикладывать печатные расшифровки).

Для общецерковной канонизации необходимы документы, подтверждающие достаточно широкое почитание (выходящее далеко за пределы родной епархии). Важно представить свидетельства правящих архиереев епархий, не соседних с родной епархией святого.

Правом ходатайствовать о прославлении подвижника благочестия в митрополиях обладает архиерейский совет митрополии.

Материалы для канонизации отправляются в Синодальную комиссию по канонизации святых. Иногда материалы сразу отправляются на доработку, или дается разъяснение, или сразу дается ответ. Если материалы требуют обсуждения на заседании Синодальной комиссии, то дело поручается члену комиссии, который, изучив материалы, докладывает о них на заседании. В том случае, если комиссией принято положительное решение, ее председателем подается рапорт на имя Святейшего Патриарха Московского и всея Руси с изложением суждения. Далее вопрос выносится на рассмотрение Священного Синода и, если требуется по Положению о канонизации, на рассмотрение Архиерейского Собора. Решение по вопросу вступает в силу с момента утверждения его Священным Синодом или Архиерейским Собором.

— Изменялся ли процесс канонизации за время существования Церкви?

— В ранний период истории Церкви (как Восточной, так и Западной) признание того или иного усопшего святым ограничивалось пределами епископии. Право канонизации принадлежало епископам отдельных Церквей, действовавшим с согласия клира и народа. Сама канонизация состояла в том, что устанавливалось ежегодное празднование памяти святого, как правило, в день его кончины; его имя вносилось в месяцеслов, а также в диптихи для возглашения во время совершения Литургии.

В ранней Церкви существовали некоторые «классы», или разряды, усопших, и сама принадлежность к тому или иному классу являлась свидетельством святости. Божия Матерь и святой Иоанн Предтеча стояли вне классов. Первый разряд составляли ветхозаветные патриархи и пророки, новозаветные апостолы. Относительно этих святых Церковь веровала, что они потому и сподобились быть патриархами, пророками и апос­толами, что достигли вершин святости. Второй разряд составляли мученики — лица, совершившие такой подвиг, который, по верованию Церкви, сам по себе доставлял венец святости. Третий разряд составляли святые, относительно которых необходимо думать, что Церковь признавала их не по причине принадлежности их к известному классу, а потому, что лично того или другого из них считали достойным сего признания. Это святые из подвижников (аскетов). Почитание мучеников связано с местами их мученического подвига и погребения. Факт мученичества был очевиден всей общине, поэтому особого расследования обстоятельств мученичества и санкции церковной иерархии на почитание мученика как святого не требовалось.

Почитание мучеников выражалось в обретении, перенесении и хранении их мощей, собирании мученических актов или составлении мученичеств, а также в торжественном ежегодном совершении их памяти — дня рождения в Царство Небесное, т. е. телесной кончины. Распространение почитания мученика за пределами общины, к которой он принадлежал, связано с прекращением гонений в середине IV века и с расширением контактов между Церквами. Мученики одной Церкви нередко вносятся в диптихи и мартирологи других Церквей.

С III века наряду с мучениками особым почитанием стали пользоваться исповедники — христиане, которые, претерпев мучения, остались в отличие от мучеников в живых и умерли позже естественной смертью. Иерархи причислялись к лику святых наравне с апостолами уже в силу самой их принадлежности к иерархии — если они не отпадали в ереси или не были лицами с заведомо сомнительной репутацией.

Почитание преподобных как особого класса святых связано с расцветом монашества в IV веке. Житие преподобного Антония Великого повествует о том, что во время гонений он, имея желание пострадать за Христа, пришел в Александрию, исповедал свою веру, но, не сподобившись мученического венца, вернулся в пустыню, «где ежедневно был мучеником в совести своей».

Особый класс святых составляли святые цари и царицы, но при решении вопроса о причислении императора к лику святых учитывались те же критерии, что и при прославлении любого другого святого (чистота православия, заслуги перед Церковью, добродетельная жизнь, чудотворения).

Начиная с V века в Восточной Церкви появляется особый чин святых — Хрис­та ради юродивые — странствующие монахи и подвижники, принимающие на себя подвиг мнимого безумия (юродства Христа ради), сокрытия собственных добродетелей и навлечения на себя поношений и оскорблений для обличения внешних мирских ценностей.

В России при наличии других чинов святости феномен массового христианского мученичества возник только в ХХ веке. Пришедшие к власти в 1917 году большевики, не скрывавшие враждебного отношения к религии, декретом от 23 января (2 февраля) 1918 года лишили Русскую Православную Церковь прав юридического лица и фактически превратили государственные учреждения в орудие ее уничтожения. Последовавший за этим исторический период стал временем испытания для миллионов христиан, некоторые из них в противостоянии с атеистически ориентированным режимом совершили истинный подвиг веры. Только после падения советского строя в 1991 году появилась возможность изучения обстоятельств этого подвига и последующей канонизации новомучеников и исповедников.

На Бутовском полигоне— По каким основаниям выбираются кандидатуры для канонизации?

— При решении вопроса о канонизации святого Церковь руководствуется рядом критериев. Значение каждого из этих критериев было неодинаковым в разные времена и в отношении разных чинов святых. Иерусалимский Патриарх Нектарий в своих «Возражениях против главенства папы» сформулировал основные критерии канонизации святых: «Три вещи признаются свидетельствующими об истинной святости в людях: 1) православие безукоризненное; 2) совершение всех добродетелей, за которыми следует противостояние за веру даже до крови, и, наконец, 3) проявление Богом сверхъестественных знамений и чудес… третье весьма необходимо в канонизированных святых ввиду того, что в наше время недобросовестные люди подделывают чудеса и вымышляют добродетели… и потому свидетельством святости признается также нетление мощей или благоухание костей».

В настоящее время необходимо соблюдение в отношении подвижника следующих критериев: праведное житие; православие безукоризненное, наличие народного почитания; чудеса, явленные по предстательству подвижника; святые нетленные мощи, если таковые обретаются. В случае включения его имени в Собор новомучеников и исповедников требование относительно обязательного исполнения последних трех пунктов, как правило, снимается.

— Почему не все известные подвижники причисляются к лику святых? Что является основанием для отказа?

— Препятствием является, например, то, что на данном историческом этапе, как правило, нет возможности выяснить, сотрудничал ли пострадавший священнослужитель или мирянин с органами ЧК-ОГПУ-НКВД, свидетельствуя против других лиц. А невозможно это в связи с действующим в настоящее время Положением «О порядке доступа к материалам, хранящимся в государственных архивах и архивах государственных органов Российской Федерации, прекращенных уголовных и административных дел в отношении лиц, подвергшихся политическим репрессиям, а также фильтрационно-проверочных дел» от 25 июля 2006 года.

Поводом для отказа также может стать то, что материалы собраны в отношении лиц, о сути духовного подвига которых мало известно. Известность человека как строителя или возобновителя монастыря, как государственного деятеля, военачальника или лица, иным образом прославившегося в истории, не признаётся достаточной причиной для канонизации.

Наличие апокрифических, исторически недостоверных или непроверенных сведений о жизни и чудесах подвижника может являться препятствием к прославлению.

Ни при каких условиях личного благочестия или мужества в условиях следствия не могут быть прославлены как новомученики: обновленцы, вообще раскольники, отпавшие от единства с Церковью Христовой; секретные осведомители НКВД­ОГПУ; лжесвидетели как по своим делам, так и по делам других лиц; люди, отрекшиеся от веры, сана и монашества.

— Сколько времени должно пройти от момента кончины подвижника до канонизации?

— В некоторых Поместных Церквах (в частности, в Антиохийской, Элладской и Румынской) одним из условий канонизации подвижников является срок не менее 50 лет от кончины святого. Это правило существует для того, чтобы оградить живых родственников святого от тщеславия, а также чтобы обстоятельнее изучить жизнь подвижника. В нашей Церкви время не ограничивает возможность канонизации.

— Чем жития подвижников веры XX века отличаются от древних житий?

— Святые XX века — это, прежде всего, новомученики и исповедники, пострадавшие за веру Христову в советские годы. От древних их жития отличаются тем, что им зачастую вовсе не предшествовало продолжительное народное почитание — верующие узнавали о новом подвижнике только из акта канонизации в новейшее время. Связано это, прежде всего, с глубоким разрывом в народной памяти — память о гонениях на Церковь долгое время оставалась под спудом — сокрытой частью общественного сознания. Нередко сведения о том или ином подвижнике заключались только в формальных строках документов о его служении в дореволюционный период и кратких сведениях из архивов следственных органов, которые, бывало, содержали неточности, а иногда и заведомые искажения. В некоторых случаях изучающему их приходится теряться в догадках: оговорили ли арестованные себя и близких под пытками либо документы были подделаны?

Ближний круг общения таких людей также нередко подвергался репрессиям, о жизни человека не говорили, дабы не навлечь на собеседника, а тем более ребенка, беды, связанной с происхождением из семьи репрессированного. О том, чтобы вести записи о несправедливых репрессиях, нечего и говорить — это могло быть подсудным делом. Террор образовал большую лакуну, и сейчас мы, к сожалению, зачастую не можем иметь каких-либо конкретных сведений о том, что наполняло жизнь подвергшегося гонениям за веру человека, какие обстоятельства ему пришлось пережить и какие подвиги нести.

Надо при этом отметить, что подготовленные саратовской комиссией жития священномучеников Германа, епископа Вольского, и иерея Михаила Платонова содержат объемные материалы публичных процессов, но это было только самое начало репрессий в отношении духовенства — они были расстреляны в 1919 году. Направленные в адрес Синодальной комиссии, эти материалы послужили основой для определения Священного Синода 26 декабря 2006 года о прославлении их в лике святых новомучеников и исповедников Церкви Русской. Также и подготовленное нашей комиссией житие священномученика Владимира Пиксанова — одного из первых саратовских священников, пострадавших от рук безбожников — убиенного в 1918 году, — было достаточно полным и включало в себя не только память о священнике, сохраняемую в селе, в котором он служил, до начала 1990‑х годов, но даже публикацию 1918 года об обстоятельствах мученической кончины в последних до закрытия номерах «Саратовских епархиальных ведомостей».

С житиями пятнадцати подвижников, имена которых внесены в сонм саратовских святых, можно ознакомиться в книге «Собор Саратовских святых: сборник житий», подготовленной нашей комиссией и составленной священником Максимом Плякиным. Пять лет назад книга была выпущена издательством Саратовской митрополии, но с той поры наш Собор был расширен, в связи с чем сейчас готовится продолжение, в котором будут жития еще десяти небесных покровителей нашего края.

Преподобномученица София (Селивёрстова)Другим отличием житий мучеников нового времени является то, что у последних не требовали напрямую открытого отречения от Бога, как во времена первых христиан (если и задавался такой вопрос, то в официальных документах не фиксировался), система уничтожения Церкви действовала иначе. Государство декларировало веротерпимость, что вынуждало его подыскивать особые формы обвинений для представителей религии: чаще всего христиан обвиняли в участии в контр­революционной или антисоветской деятельности (ст. 58–10 Уголовного кодекса). Страдания и мученические кончины духовенства и большого числа мирян были обусловлены именно тем, что они служили Богу, не признавали новой тоталитарной идеологии, подразумевавшей обязательное безбожие. Самим фактом своего существования в мире они были свидетелями веры во Христа.

— Ведется ли сейчас работа по подготовке к канонизации саратовских подвижников?

— В настоящее время наша комиссия подготовила материалы к включению в состав Собора Саратовских святых имен святителя Иоанникия (Руднева), митрополита Киевского и Галицкого (1826–1900), бывшего в 1864–1873 годах правящим архиереем Саратовско­Царицынской епархии, и священномученика Гавриила (Архангельского), пресвитера (1890–1937), уроженца Саратовской губернии, воспитанника Саратовской духовной семинарии, диаконского и иерейского ставленника Саратовского Преосвященного. Также по благословению Высокопреосвященнейшего митрополита Игнатия и Преосвященнейшего Тарасия, епископа Балашовского и Ртищевского, комиссия подготовила материалы к включению в состав Собора Саратовских святых имени преподобномученицы Софии (Селиверстовой; 1871–1938), уроженки села Изнаир Ртищевского района Саратовской области (каноническая территория Балашовской епархии Саратовской митрополии). В данное время материалы находятся на рассмотрении.

Комиссией продолжается сбор материалов к прославлению священника Иакова Логинова (1878–1938). Также продолжается сбор материалов к прославлению протоиерея Владимира Воробьева (1875–1937), предполагается публикация его сохранившихся трудов, в том числе проповедей, для чего проводится изыскательская работа в архиве номеров дореволюционной епархиальной периодики.

Газета «Православная вера», № 18 (710), сентябрь 2022 г.