Информационно-аналитический портал Саратовской митрополии
 
Найти
12+

+7 960 346 31 04

info-sar@mail.ru

Незабываемое счастье
Просмотров: 686     Комментариев: 0

Им есть что рассказать — женщинам, прожившим долгую, трудную жизнь, видевшим много горя, но вкусившим и мгновения счастья. О чем могут нам поведать письма пожилой женщины, чье детство и юность прошли в дореволюционной России, а зрелые годы — на чужбине? О том, как было хорошо «до»? О том, как стало плохо «после»? Но «Забытая сказка» Маргариты Имшенецкой, неоднократно переиздававшаяся издательством «Русский Хронограф», все-таки и о другом. Ее полное название: «Забытая сказка. Письма об ушедшей любви, об ушедшей России». Да, ее автор потеряла Россию, которую любила, но обрела значительно большее.

Историю своей лирической героини — Татьяны, поданную в эпистолярном жанре, Маргарита Викторовна Имшенецкая — русская эмигрантка — писала в весьма почтенном возрасте, на пороге восьмидесятилетия. Читая ее письма, мы переносимся в дореволюционное время. Вот Тане четыре года, и у нее есть няня — Карповна, строгая, но любящая девочку до глубины души. Именно Карповна первая знакомит Татьяну с Богом. Таня говорит, что не верит в Него, хотя, проказничая, все же залепляет икону бумажкой, чтобы Господь не видел, что она готовится сотворить.

Судьбу своих родителей Татьяна тоже пересказывает в одном из писем. Это был неравный брак. Отец — из польских аристократов, отказавшийся ради жены из незнатного рода от наследства и карьеры. Мать — буквально растворившаяся в муже, поставившая его во главе всей своей жизни. «Мать стыдится и скрывает свое обожание, беспредельную любовь и преданность отцу», — говорит в своих письмах героиня романа. Таня больше любит отца, с матерью отношения прохладные. Ведь женщина все время старается укротить строптивый характер дочки, в том числе и с помощью «воцерковления», но успеха не достигает. «Стояние, полное непонимание, особенно бормотание чтеца, который проглатывал не только слова, но и целые фразы, его монотонный голос и все богослужение, казалось мне, тянулось до бесконечности, я буквально затекала, деревенела, зеленела, и голова разбаливалась до тошноты. Появилось равнодушие к Церкви. Мать это очень огорчало, и она брала меня все реже и реже. Бери она меня на короткое время или позволяй сидеть, быть может, этого и не случилось бы», — так описывает Татьяна свой детский опыт церковной жизни.

Не смог привить девочке любовь к Богу и отец, несмотря на то что православие ему было близко. «Ни мать, ни отец, ни батюшка, который преподавал мне Закон Божий, не подвели меня к вратам Всевышнего», — признается Татьяна. Но Господь не оставлял попытки достучаться до ее сердца.

В каждом письме Тани мы видим этапы ее взросления. Иногда ее неуклюжие попытки стать более взрослой вызывают улыбку. Так, в одном из писем Таня рассказывает, что решает стать «любовницей». Слово девочке понравилось, но с его истинным значением она не разобралась. Читая письмо, которое так и называется — «Любовница», невольно вспоминаешь свои примеры из детства, когда получал информацию, к которой еще не был психологически готов и не знал, как ей распоряжаться.

Рассказывает Татьяна и о своей любви к книгам. «С тринадцати лет я жадно глотала обширную библиотеку отца… все соответственно моему возрасту», — рассказывает Татьяна. Но однажды на просьбу об очередной книге отец девочки скажет: «Еще рано» — и породит жгучий интерес к «запрещенным» книгам. Как бы удивился почтенный отец семейства, узнав, что запрещенные им произведения того времени теперь входят в школьную программу — например, «Война и мир» Л. Н. Толстого, «Мертвые души» Н. В. Гоголя.

Девочка, девушка, женщина… Татьяна растет на страницах своих посланий. В 30 лет Татьяна не замужем. Серьезный повод для переживаний для любой девицы того времени. Но только не для Татьяны. Она путешествует, общается с друзьями, подолгу гостит у них. Приехав на Урал, влюбляется в эти места, покупает себе землю и строит на ней усадьбу.

Героиня «Забытой сказки» очень любит бывать в двух столицах России, где каждая улочка ей знакома, где ее ждут и ей всегда рады. В один из таких приездов в Москву начинается «Главная страница жизни» Татьяны. Так названо письмо, в котором она впервые упоминает Дмитрия. Ему тоже за тридцать, он не женат. И ему с Таней интересно.

И снова Татьяна говорит в своих письмах о Боге. Но интонации уже другие. «Дан был мне иной путь найти Его, путь душевных страданий, потрясений и усиленной работы над собой». Путь этот открыл для Татьяны именно Дмитрий, не принуждая, не читая нравоучений, давая ей возможность самой познакомиться с Ним. Все чаще в письмах Татьяны звучат пока не молитвы, но мольбы, порой неумелые, но такие искренние… «Ребенком с няней Карповной я читала эту молитву утром и вечером. А теперь? Когда я ее читала? Когда? И помню ли я ее так же твердо, как тогда? Я всеми силами стала припоминать порядок слов молитвы. Подсознательное все сохранило, я все припомнила». Вот когда взошли семена, которые терпеливо сеяла ее няня, так и не увидевшая всходов…

Именно в Дмитрии найдет девушка того, с кем не захочется расставаться, и чувство это будет взаимно. Они гуляют, разговаривают и… молчат, понимая друг друга без слов. Как редко такое бывает, как ценно такое общение… Но обстоятельства вынуждают Дмитрия уехать. И останутся у Татьяны только воспоминания и мечты о новой встрече. День за днем девушка будет зажигать лампадку у иконы святителя Николая Чудотворца, которую принес в ее дом Дмитрий…

 ***

Маргарита Имшенецкая не только описала Россию, которую потеряла. Она оставила нам — своим читателям — послание. Приведем его полностью:

«Моя книга может показаться сентиментально-наивной, не соответствующей требованию времени и теперешних настроений. Но она — не что иное, как некий сколок мирной жизни благоденствующей страны. Это жизнь одной из тысячи семей, тех давно ушедших “дворянских гнезд”, в моей дорогой “Боярыне России”, которой больше нет. Души людей искалечены. Они русские — и не русские. Для меня это новая заграница.

Рассеянная по свету русская миллионная эмиграция стареет, вымирает… А молодое поколение, воспитанное в Америке, Франции, Бельгии и по всем частям света разбросанное, по высшим ли соображениям их родителей (или кого?), за весьма малым исключением, совсем не говорят по-русски и не знают своей православной веры. Как родители, так и дети совершенно не интересуются ни прошлым, ни настоящим, ни будущим России.

Грустно, словно присутствуешь при погребении всего национального и наблюдаешь, как тяжелая дверь захлопывается за Святой Русью, отходящей в вечность.

А кто может сказать, какова будет новая эпоха, которая идет, наступает не только для России, но и для всего человечества? Кто? Кто знает?»

Когда только начинаешь читать книгу, Татьяна представляется своенравной, взбалмошной, надменной барынькой, которая треплет нервы няне, отцу, матери, не желая понимать, как нужно вести себя приличной девочке. Но постепенно, глядя на то, как главная героиня взрослеет, переживая одну за другой потери, проникаешься к ней симпатией. Таня словно становится твоим личным другом по переписке. Письма этого друга ценны, такие хранят в специальном ящичке и перечитывают, когда становится одиноко и грустно. Закрыв книгу, мы словно кладем прочитанное письмо обратно в конверт, с надеждой, что скоро почтовый поезд привезет новое.

Газета «Православная вера», № 08 (724), август 2023 г.