Информационно-аналитический портал Саратовской митрополии
 
Найти
12+

+7 960 346 31 04

info-sar@mail.ru

На вопросы об исповеди и покаянии отвечает епископ Покровский и Новоузенский Пахомий
Просмотров: 688     Комментариев: 0

– Владыка, скажите, подробно ли нужно каяться в своих грехах или же кратко и четко? Как правильно это сделать и где золотая середина?

 – Золотая середина – это рассуждение, самая великая добродетель о которой говорят нам святые отцы. Рассуждение приобретается человеком не сразу, а в течение долгого времени.

Когда христианин только начинает свою духовную жизнь, он, несомненно, будет делать ошибки и его шаги будут неуклюжими. На исповеди он будет слишком много говорить или наоборот – больше молчать. Очень важно, чтобы священник понял человека, помог ему – начал давать какие-то подсказки, направление движения. Также очень важно, чтобы сам кающийся умел слушать. Ведь знаете, как бывает: человек приходит на исповедь, но не хочет ничего слышать и не желает ничему учиться. Он абсолютно самодостаточен. Такого человека невозможно чему-то научить.  Если школьник не будет спрашивать своего педагога и следовать его советам, он ничему не научится. В лучшем случае взрастит в себе страсть тщеславия и гордости. То же самое происходит и с христианином на исповеди. 

Наша задача в покаянии – освободиться от грехов, приобрести опытность в духовной жизни. Когда мы открываем свою совесть на исповеди перед священником, мы разговариваем с человеком, но при этом всегда должны помнить, что на самом деле мы говорим с Богом. Именно Ему мы приносим свое покаяние. Так можем ли мы допустить хоть одну мысль, что Господь не ведает, чем живет наше сердце?  Он Сам говорит, что все волосы на нашей голове сочтены и Ему известны помышления сердца любого человека. Наше покаяние – это лишь констатация того, что человек понял, в чем он виноват и признается в этом перед Богом. Поэтому очень важно на исповеди оставлять возможность Богу подействовать в нашем сердце. Нельзя это таинство превращать в состязание судьи, прокурора и адвоката, которые всеми способами пытаются доказать, виновен человек или нет, а судья размышляет, кто был более убедителен и чью же сторону ему принять.

Прислушиваясь к совету хорошего священника, человек многое приобретет. Очень важно, чтобы он имел искренность, постоянство, настойчивость, умение слушать и принимать то, что будет предлагать ему Церковь.

– Как правильно формулировать свою исповедь, говорить в общих чертах, например, – имею страсть гордости – или все-таки детализировать, в чем именно это проявляется?       

– Обладая той или иной страстью, человек воспроизводит массу грехов. Порождения гордости бывают разные. С кем-то поругался, кого-то обманул, над кем-то посмеялся, на кого-то обиделся – это уже конкретные грехи, связанные с конкретными людьми, которые произошли в течение дня. Можно, конечно, в общих чертах сказать, что, да, я страдаю гордостью, но на самом деле нет такого человека, который гордостью бы не страдал.

У любого человека в том или ином проявлении эта страсть присутствует в жизни, поэтому, говоря о гордости, нужно детализировать, в чем она проявляется. Например, у ребенка она может проявляться  в том, что он надмевается над своими одноклассниками, у взрослого – в том, что он баллотируется на должность главы администрации того или иного района, идя по головам всех своих соперников. Проявления разные, а страсть одна.

Святитель Игнатий (Брянчанинов) и архимандрит Иоанн (Крестьянкин) пишут, что перед исповедью нужно пройтись по основным страстям, посмотреть, причастен ли ты к тем или иным добродетелям и готов ли делать что-то в своей жизни в соответствии с этими добродетелями.

Кто-то советует, готовясь к исповеди, перечитать десять заповедей Закона Божия или девять евангельских заповедей блаженства и подумать, имеешь ли ты какое-то к ним отношение или нет.

Говоря о вещах серьезных, я бы посоветовал в некоторых случаях все же конкретизировать. Бывает, особенно когда между человеком и священником сложились многолетние отношения, которые можно назвать духовничеством, батюшка слышит грех, который, мягко говоря, чудноват для этого человека. Конечно, в таком случае у духовника возникнет желание уточнить, что такое случилось, что пришлось так поступить? Тогда, конечно, нужно будет более подробно описать ситуацию. Не потому, что священник такой любопытный, а потому что это поможет найти способы исправить ситуацию.

Иногда такая подробность нужна для того, чтобы в большей степени обличить себя. Ведь когда мы говорим: «Согрешил делом, словом, помышлением», – в эту фразу можно уложить абсолютно все. А каким делом? Каким словом? Словом ведь и убить можно человека. Мы согрешаем против конкретной личности, боль доставляем нашим близким и каяться нужно, называя то, что ты сделал, потому что, обличая себя, ты дашь возможность Богу с помощью  духовника тебя спасти, исправить.

Я бы посоветовал учиться исповедоваться. Бывает, человек, начитавшись литературы, которая помогает в подготовке к исповеди, начинает говорить шаблонными фразами. Я много раз встречал такие случаи, когда человек на исповеди говорит: «Согрешил делом, словом, помышлением и всеми моими чувствами. Во всех сих, святый отче, каюсь!». Это из учебника протоиерея Григория Дьяченко. Я делаю замечание этому человеку, а он мне: «Ну, так же в книге написано!». Хорошо, пусть в книге написано, но самому тебе не кажется это немного странным?  

Или, бывает, про молитву спросишь человека, он отвечает: «Я молюсь Серафимовским правилом. Преподобный Серафим всем же посоветовал!».  Конечно, преподобный Серафим посоветовал это правило неграмотным мужикам, которые работали в поле весь день. При этом они с утра до обеда творили Иисусову молитву, затем читали Богородичное правило, а вечером, придя домой, не зная даже алфавита, читали Серафимово правило. Ну, если ты такой же неграмотный мужик, работаешь в поле и при этом целый день творишь Иисусову молитву, то тогда, да, для тебя вполне достаточно и Серафимовского правила. А если нет, изволь тогда выделить немного времени для утренних и вечерних молитв.  Это же не сложно. В духовной жизни формализм абсолютно неприемлем.

На исповеди человек должен где-то покороче сказать, где-то подлиннее. Задача священника увидеть покаянный дух в этом человеке и, если его нет, помочь ему развиться, дать какие-то необходимые советы, поддержать, где-то чуть-чуть надавить, где-то наоборот ослабить. Это уже искусство духовника.

 «Православное Заволжье»