Информационно-аналитический портал Саратовской митрополии
 
Найти
12+

+7 960 346 31 04

info-sar@mail.ru

Мой дом — лавра
Просмотров: 551     Комментариев: 0

В Покровском епархиальном образовательном центре прошла первая встреча с епископом Покровским и Новоузенским Фомой. В конференц-зале собрались слушатели и выпускники образовательных курсов, прихожане храмов Покровска (Энгельса), гости из Саратова. Встреча была посвящена Свято-Троицкой Сергиевой лавре — сердцу Русской Православной Церкви, в которой владыка Фома провел 23 года, из них последние три года был наместником монастыря. Он поделился воспоминаниями о своем служении в прославленной обители, ответил на многочисленные вопросы собравшихся. Фрагменты этой встречи мы публикуем для читателей.

Маленькая лавра на Покровской земле

Для меня лавра — родной дом. Как у корабля есть порт приписки, куда он всегда возвращается, так и я, где бы ни трудился — в Псковской, Уржумской, Покровской епархиях или в московском Донском монастыре, мой «порт приписки» — Сергиева лавра. Впервые я оказался здесь в 1997 году с паломнической группой из Молдавии, когда мне было 14 лет. С нами ехала старенькая монахиня, мы с ней духовно подружились в дороге, я поделился своими мыслями, переживаниями, рассказал, что родители мои — люди нецерковные, а я очень хочу учиться в духовной семинарии. Матушка мне тогда дала наказ молиться преподобному Сергию такими словами: «Преподобный Сергий, возьми меня к себе учиться!» Я воспринял это как благословение, как ежедневное келейное правило. Каждый день повторял эти слова, просил Преподобного взять к себе. Через два года вновь прибыл в лавру с паломниками и остался, больше меня преподобный Сергий не отпускал. По милости Божией поступил в семинарию и с первого курса был направлен на иподиаконское послушание к ректору духовной академии и семинарии архиепископу Верейскому Евгению, ныне митрополиту Эстонскому и Таллинскому. Это послушание я нес пять лет. На последнем курсе был зачислен в лаврскую братию и стал келейником известного духоносного старца игумена Виссариона (Остапенко). Потом меня определили в ризницу — одно из самых сложных послушаний в лавре. Ризничий отвечает за всю богослужебную часть. Например, на Пасху одновременно совершаются службы во всех храмах, и надо обеспечить их облачением для духовенства, иконами, богослужебными книгами, а потом все это забрать в ризницу. Я благодарю Бога, что прошел через это очень ответственное и сложное послушание. Следующие несколько лет трудился в покоях владыки Феогноста, наместника лавры. Нес послушание в других епархиях, в московском Донском монастыре и снова вернулся в родную лавру. Неважно, где и в каком статусе я нахожусь, родным домом всегда будет лавра. Когда меня назначили на Покровскую кафедру, и я узнал, что в здании епархиального управления есть помещение для домовой церкви и было намерение освятить ее в честь преподобного Сергия Радонежского, то с радостью себе сказал: «Это первое дело, которое ты должен сделать». Сейчас уже пишется иконостас, он будет выполнен в древнерусском стиле, и я надеюсь, что к празднованию Рождества Христова тело иконостаса, жертвенник и престол будут установлены. К Пасхе милостью Божией мы уже совершим чин великого освящения, и получится маленькая лавра на Покровской земле: Троицкий собор и Сергиевский храм.

Гнездо российского старчества

Лавра всегда отличалась тем, что среди ее насельников было много по-настоящему духоносных отцов. Конечно, они это скрывают и старцами себя не считают. Смотришь: идет обычный, ничем не примечательный батюшка, а начнешь с ним общаться — такие глубины открываются! Лавра, если можно так сказать, гнездо российского старчества.

С отцом Кириллом (Павловым) я впервые пообщался в 2002 году, когда испрашивал у него благословения на поступление в семинарию. Благословив, батюшка сказал: «Учись, молись, трудись, люби Бога, и Господь никогда тебя не оставит». И это благословение старца всегда со мной во всех моих делах и начинаниях. Когда отец Кирилл тяжело заболел и пребывал в Патриаршей резиденции в Переделкино, братья посещали его и прямо на подоконнике совершали Божественную литургию. Я несколько раз участвовал в богослужении. Помню, подошел к нему благословиться, а батюшка уже не мог говорить, ослеп и почти ничего не слышал, но взял мою руку и долго не отпускал. Когда в 2017 году отец Кирилл почил, я служил прощальную литию и приложился к его руке, она была такая же теплая, такая же живая. И я это воспринял как благословение отца Кирилла, это было большое для меня утешение. Хотя мы редко общались, но я считаю его своим духовным отцом и всегда за него молюсь.

Тихий, смиренный, немногословный батюшка, а люди к нему ехали со всей России. Его сила была в любви. Это заповедовал нам преподобный Сергий, его высказывание «Единением и любовью спасемся» стало настоящей заповедью для многих поколений православных христиан. Не будет любви — не будет ничего. Можно произносить прекрасные наставления, высокопарные проповеди, но без любви — это «медь звенящая». Вот у отца Кирилла как настоящего ученика преподобного Сергия был особый дар любви. Он никогда никого не ругал на исповеди, не накладывал епитимью, всех покрывал любовью. И эта любовь совершала чудо, она человека просто исцеляла. Таким же был мой духовник, у которого я исповедовался 21 год, приснопамятный игумен Тихон (Барсуков), руководитель медицинской службы Троице-Сергиевой лавры, врач по профессии и врач от Бога. Он мученически ушел из жизни, ухаживая за братьями во время ковидной эпидемии. Людей спасал, а его спасти не удалось.

Чудеса преподобного Сергия

Все знают, сколько чудес совершалось по молитвам игумена земли Русской Сергия во все времена. Преподобный Сергий помогал мне всегда, особенно в период моего наместничества. Когда я вступил в должность, в кассе денег было только на зарплату сотрудникам — и больше ничего. В растерянном, подавленном состоянии, со слезами на глазах я подошел к мощам Преподобного во время братского молебна и, как родному отцу, с сыновним дерзновением говорю: «Преподобный Сергий! Ведь ты сам меня назначил, давай, помогай!». И Преподобный устроил так, что нам удалось за три года не только вытянуть лавру из постковидной ситуации, но и поднять огромный пласт реставрационных работ.

Еще раньше, когда я заканчивал семинарию, то решил, что на этом мое образование должно закончиться. Буду трудиться, молиться, спасаться. Не в ученые же я себя готовил! Таким было мое внутреннее решение, и я успокоился. Прогуливаюсь как-то по лавре в благодушном настроении, а мне навстречу покойный ныне архимандрит Никодим (Деев). Царствие ему Небесное, тоже скончался от ковида. Подходит, грозит своей палкой и строго так говорит: «Ты что в академию не поступаешь?». Я ему в ответ: «Батюшка, экзамены уже начались, я не успею, я не готов!». А он меня не слушает: «Поступай! Я тебе сказал!». Что делать? А у нас была такая благочестивая традиция: перед экзаменами все шли к мощам Преподобного, выстраивалась длинная вереница братии.

Я бегу к преподобному Сергию: «Помоги!». И спокойно, без всяких проблем поступил в академию. Разве это не чудо? Вообще, вся лавра — это одно огромное чудо.

Мечта — послужить в лавре

Меня часто спрашивают: какой человек наш Патриарх Кирилл? Сергиева лавра и Донской монастырь — это все ставропигиальные монастыри, это обители прямого подчинения Патриарха. Поэтому все вопросы мы всегда обсуждали со Святейшим Патриархом Кириллом. Я порой поражался, как Святейший вникает во все вопросы и делает это не формально, всегда внимательно выслушивает, поддерживает, помогает. Я был тяжело болен ковидом, 11 дней находился в реанимации, потом долгое время оставался в больнице на лечении и восстановлении. И каждый день моего пребывания в больнице Святейший обязательно звонил и, как любящий отец, спрашивал: «Как твое самочувствие, что врачи говорят?». Он очень искренний и любящий человек, и даже если наказывает, делает это с любовью. Вся моя церковная жизнь связана с Патриархом Кириллом. Диаконская хиротония состоялась по его благословению, пресвитерская — тоже. И, конечно, архиерейская хиротония — это тоже Святейший Патриарх. Награды церковные я всегда получал из его рук. Для меня он настоящий отец, во всех отношениях.

Я приложу все усилия, чтобы во благовремении мы совершили паломничество в лавру. Надо будет серьезно подготовиться к поездке, взять благословение у Святейшего Патриарха, чтобы можно было приехать и послужить. Есть у меня такая мечта.

«Православное Заволжье»