+7 (8452) 23 04 38

+7 (8452) 23 77 23

+7 960 346 31 04

info-sar@mail.ru

Информационно-аналитический портал Саратовской митрополии
Русская Православная Церковь Московского Патриархата
Найти
12+
Храм души – сердце человека
Просмотров: 443     Комментариев: 0

Если бы этот случай был описан в Патерике, то наверняка вызвал бы улыбку и восхищение священником, который шел к храму, но на его пути появилось препятствие – разлившаяся река. Пастырь, недолго думая, разделся, кинулся в реку, вплавь добрался до берега и отслужил Литургию. Но история эта из жизни не святого, а обычного сельского священника – отца Димитрия Волкова.

По водам

У батюшки три прихода, и все храмы на берегах реки Большой Иргиз. В засушливое лето отец Димитрий может свободно перейти реку пешком, но в тот год река так разлилась, что полностью затопила мост. Если добираться из села Малое Перекопное, где живет батюшка, в село Сулак в объезд – это займет много времени. А в храме уже собираются люди, скоро должна начаться служба. Втиснув в большую пластиковую бутыль все свое облачение и привязав ее к детской пластмассовой ледянке, батюшка смело поплыл, толкая перед собой ценный груз.

Вода оказалась холодной, а течение сильное, и лишь с Божией помощью отец Димитрий добрался до берега, где быстро облачился и поспешил в храм на службу. В жизни пастыря бывают препятствия и серьезнее, но если рядом Господь – «кого убоюся»? Правда, после этой истории по совету владыки Пахомия батюшка приобрел лодку.

Душа тянулась к Богу

О священническом сане сельский паренек из рабочего поселка Возрождение Хвалынского района никогда не думал. После восьми классов по объявлению вместе с другом отправился в Саратов поступать в техникум железнодорожного транспорта. И быть бы ему мастером путевого хозяйства, если бы не родная тетушка Светлана Николаевна, у которой парень и поселился в коммуналке.

В первый же день она дала племяннику молитвослов и сказала: «Молись!». Юноша не только никогда не молился, но даже крестик не носил. Тетушке он не стал противиться, начал читать вечернее правило. Новые незнакомые слова вызывали смех, но тетя Света строго одернула: «Нельзя смеяться, это слова святые». Никогда не забудет отец Димитрий начало своего неожиданного воцерковления.

– Я сразу остепенился, видно, моя душа тянулась к Богу. А на следующий день я согласился с ней пойти в храм. Помню, как восхитило меня церковное пение, захотелось тоже петь, и в дальнейшем я действительно пел на клиросе. Впервые я исповедовался и причащался в Духосошественском храме Саратова. На исповеди батюшка ругал меня за грехи, и было очень стыдно.

– Какие же у Вас были особые грехи в 16 лет?

– Как у большинства моих сверстников – сквернословие. Но после исповеди во мне сразу стало все меняться. Меня и раньше не тянуло в шумные компании сверстников. Как-то друзья уговорили прийти в клуб на дискотеку, это было еще в селе, и тут же меня послали за водкой. Мне все это очень не понравилось, и я убежал.

Благодаря своей верующей тетушке стал читать духовные книги, на полке появилось Священное Писание, творения святых отцов – преподобных Никона Оптинского, Паисия Величковского, Варсонофия Оптинского.

Когда пришло письмо из дома, и я узнал о том, что старший брат Сергей развелся с женой, очень расстроился и сказал себе: «Никогда не женюсь! Буду монахом!». Родители запретили даже думать об этом. «Ты нас убьешь! Все люди женятся, у тебя будут дети, у нас внуки». Но мысль эта меня долго не оставляла.

Чужой среди своих

– Не возникло ли сложностей с однокурсниками, учителями при таком настрое?

– Учился я хорошо, был старостой курса, спортом увлекался, ребята меня уважали, учителя любили. Все изменилось, когда узнали, что я верующий и каждый день хожу в храм. Решили, что я сектант.

Как-то воскресный день объявили учебным, а я пошел, как всегда, на службу. Вызывают в учебную часть: «Пиши объяснительную записку». И я по-простецки написал: «По воскресеньям надо ходить в храм». Меня не наказали, но ребята от меня не просто отвернулись, а стали открыто издеваться: то учебники спрячут, то на куртке напишут скверные слова, то еще какую-то пакость придумают. Но меня это уже не сильно задевало, моя жизнь проходила в храме.

По благословению настоятеля Свято-Никольского мужского монастыря игумена Мануила (Илюшина) я на три месяца поселился в обители, помогал по хозяйству, в трапезной. В шесть утра вставал, до восьми молился и бежал в техникум, после учебы возвращался в монастырь. Молился, трудился и старался часто причащаться. Это было самое счастливое время. Когда закончился срок послушания, игумен отправил меня домой. Конечно, я грустил: разница между тем, как устроена жизнь в монастыре и как в миру – огромная.

Техникум я благополучно закончил, но это уже не имело никакого значения. Я твердо решил посвятить свою жизнь Богу и поступил в Саратовскую духовную семинарию. Надежда принять монашество меня не оставляла, но на все Промысл Божий. Однажды увидел в храме девушку, не удержался и подошел. Спустя полтора года мы с Мариной обвенчались. В 2008 году владыка Лонгин (нынешний глава Симбирской митрополии) рукоположил меня в диакона, а через несколько месяцев состоялась священническая хиротония.

Началась новая насыщенная жизнь. Я был назначен настоятелем в храмы поселков Северный и Возрождение Хвалынского благочиния.

– Трудно, наверное, в молодом возрасте стать «отцом» для своих прихожан? Как Вас встретили земляки?

– Честно сказать – не очень. Меня здесь знали с детства и не воспринимали как священника. Однажды после службы на территории храма появился мой бывший товарищ в нетрезвом состоянии и кричит: «Дмитрий, выходи, поговорить надо!». Пришлось его выпроводить. Постепенно люди ко мне привыкли, а тут пришло новое назначение в село Малое Перекопное.

Здесь тоже поначалу было непросто. Красивейший старинный храм в честь Святой Троицы, ему более ста лет, памятник архитектуры, был в то время почти в руинах. Когда первый раз зашел, у меня руки опустились – ни иконостаса, ни электричества, стены и полы в негодном состоянии. Начали ремонт, плитку положили, отштукатурили.

На первую службу – это было 4 декабря 2009 года, праздник Введения в храм Пресвятой Богородицы – пришли 22 человека. Я обрадовался – неплохо для начала! Оказалось, это были мои «смотрины». На следующей службе было всего восемь человек. Ко мне подошла одна бабушка и говорит: «Батюшка, мы так часто в храм не ходим». Спрашиваю: «А как вы ходите?». Отвечает: «Раз в неделю, а то и в две недели».

Как же так? Ведь каждое богослужение – это встреча с Богом! Вроде и храм свой любят, и помогать готовы, но причащаются не часто, ревности в духовной жизни не заметно. Потихоньку отношение стало меняться. И сейчас на всех трех приходах и утренние, и вечерние службы раз в неделю обязательно проходят.

На праздничные службы собирается много людей, приезжают даже из Саратова. Слава Богу, в храмах стало больше детей. Наверное, потому, что я стал часто бывать в школе. Поначалу этому противились, но я человек упорный, не стал ждать, когда позовут, сам стал приходить. Господи, благослови – и вперед! Сейчас очень часто приглашают священника на школьные мероприятия.

«Вы за нас молитесь!»

– Батюшка, наверняка, есть постоянные жертвователи?

– Фермеры помогают, депутаты. Хожу, прошу. Просящему дается. Был у меня такой случай. Нужны были средства на Казанский храм в селе Сулак. Взял я все проектные документы и отправился к нужному человеку. «Так и так, – говорю, – надо храм в селе строить». А он мне начал о своей жизни, о своих проблемах рассказывать. Думаю: «Хорошо, я тебя выслушаю». Целый час мы с ним чаи гоняли, я внимательно слушал, где он бывал, сколько добрых дел сделал. Когда он иссяк, я опять о своем храме напоминаю – мол, нам тоже помощь нужна. В итоге он все счета оплатил и до сих пор хорошо помогает. Я всегда сердечно благодарю, а в ответ слышу: «Вы же за нас молитесь!».

– А как налаживался Ваш быт на новом месте?

– Мы с матушкой поселились в бараке, и все было прекрасно, но когда появились дети – у нас их пятеро, стало тесно. Сейчас полегче, в большой дом переехали по благословению владыки.

– Слышала, что владыка помог Вам с домом?

– Не просто помог! Мы начали строить небольшой деревянный домишко рядом с нашим бараком, а владыка приехал, посмотрел и тут же предложил перенести дом в хорошее, удобное место. Благодаря его мудрому решению мы сейчас живем в просторном доме рядом с храмом. Владыка несколько раз приезжал, давал советы по строительству.

– Отец Димитрий, хотелось бы Вам, чтобы и Ваши сыновья стали священниками?

– Конечно! Мы с владыкой на эту тему говорили. Он нам с матушкой так сказал: «Вы за них молитесь, а они своего Христа найдут». Забот хватает, но надо успевать и своими детьми заниматься. Наш духовник протоиерей Валерий Генсицкий рассказывал, что матушка называла его квартирантом, детей он видел редко. Так он нам всегда перед исповедью говорит: «Батюшки, день-два в неделю обязательно уделяйте семье. Очень это важно».

– Что для Вас самое радостное в жизни?

– Божественная литургия.

– А если в храме один человек, все равно радость?

– Трудно строить храм, но еще труднее построить храм сердца человеческого и развить на приходе духовную жизнь. Нужно верить и молиться. И Господь обязательно поможет.

«Православное Заволжье»

Комментарии:

нет комментариев

ВЫ МОЖЕТЕ ОСТАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ:

Отправляя данную форму, я даю согласие на обработку моих персональных данных в соответствии с политикой обработки ПД.