Информационно-аналитический портал Саратовской митрополии
 
Найти
12+

+7 960 346 31 04

info-sar@mail.ru

Дом на камне
Просмотров: 798     Комментариев: 0

Мы живем  в такое время, когда страх и тревога стали нашими постоянными спутниками. Два года эпидемии коронавируса, затем события на Украине… Мы напряженно вчитываемся в новости, и сердце тоскливо сжимается в ожидании новых потрясений. Но страх отравляет жизнь, парализует, подавляет, и люди всегда искали способы его победить. Как побороть мучительную тревогу и есть ли у Церкви лекарство против страха? Об этом мы побеседовали с духовником Саратовской епархии протоиереем Владимиром Пархоменко.

— Сегодня люди почти постоянно пребывают в тревожном состоянии, и это объяснимо. Как страх действует на душу человека, может ли он ей повредить?

— Конечно, может. Христианская антропология исходит из того, что в результате грехопадения природа человека находится в ненормальном положении. В ней произошло повреждение внутренней структуры, нарушилось взаимодействие уровней — духовного, душевного и телесного, в результате чего в духовной и психической жизни человека, да и с точки зрения физиологии тоже, идут не те процессы, которые когда-то были у него до грехопадения. Все работает не так, как было задумано.

Страх, в общем-то, нормальная психическая реакция, присущая, кстати, не только человеку, но и многим живым существам. Он нормален в том смысле, что приносит человеку определенную пользу — например, заставляет избегать опасности и помогает таким образом сохранить жизнь. То есть в норме страх действует как инструмент защиты, но ввиду повреждения природы человеческой он может приобретать патологические формы, и более того, может подавлять в человеке высшие уровни — душевные и духовные. Такой страх упоминается, в частности, в Евангелии от Луки. Там говорится, что люди будут умирать только от страха грядущих бедствий во вселенной (см.: Лк. 21, 26). Это совершенно не нормально, и такого человек в себе допускать не должен. Ведь страх может даже заставить отречься от каких-то ценностей. Страх смерти, пыток многие мученики за веру преодолевали, но кто-то в силу слабости духовной не мог этого сделать и в результате отрекался от Христа.

Христос, увещевая апостолов, говорит такие слова: «Не бойтесь убивающих тело, бойтесь того, кто может погубить душу» (см.: Лк. 12, 4). Если у человека правильно организована иерархия его внутреннего мира: на первом месте — потребности духа, потом — сфера душевно-эмоциональная и только потом — телесная, то он не позволит страху поработить его духовные стремления. Вот это нормально, причем даже если у человека не развито духовное начало, но хотя бы душевно-волевая сфера довольно сильна, он может совладать со страхом, научиться его контролировать.

— Чего должен бояться христианин?

— У христианина вместо боязни — упование. Он уповает на Бога и знает, что все в мире происходит по Промыслу Божию, по воле Создателя. Мы знаем примеры многих наших праведников, святых, которых ничто в принципе устрашить не могло.

— Но ведь мы живем во время больших, реальных угроз: сначала эпидемия ковида унесла множество жизней, теперь политические события приводят к гибели тысяч людей… Естественно, в такой ситуации мы боимся за себя и за близких, многие буквально парализованы страхом…

— Парализация страхом — это участь людей, которые как раз не имеют должного упования на Бога, для которых за порогом этой жизни — тьма, и больше ничего нет. Но для человека, жизнь которого освещена светом веры Христовой, никакой парализации быть не может в принципе.

Снова вспомним слова Спасителя: «Не бойтесь убивающих тело…». Какая разница, кто убивает тело: вирус или какой-то злодей? Страх, переживания — это все естественно, но в том-то и суть, что реакции человека духовного, религиозного значительно отличаются от реакций людей, которые не живут верой. Вера в Бога и упование на Него полагают разумный предел эмоциям, не позволяют им завладеть человеческим сознанием. Когда человек понимает, что все происходящее не случайно и что бытие его не ограничивается рамками только земной, временной жизни. Эта твердая позиция позволяет ему расставить внутренние приоритеты. А если этого нет, то страх может не то что парализовать — даже разрушить человека. В медицинской практике описаны случаи, когда страх буквально убивал.

— Значит ли это, что верующие люди, священники, не боятся ничего вообще?

— Есть, как я уже сказал, страх естественный — страх высоты, страх перед тем, что тебе сейчас придется терпеть сильную боль. И нельзя сказать человеку: это должно быть тебе не присуще. Но евангельское учение призывает каждого из нас к тому, чтобы мы вспомнили: человек является особым существом, сотворенным по образу и подобию Божию. Человек — это не какое-то животное, просто высшей организации, это богоподобное существо, у которого есть духовные уровни бытия, которых нет у животных. И именно духовное начало в человеке должно в нем все определять, но оно невозможно без богообщения. Религиозный человек отличается от других тем, что душа его обращена к Богу: он все время обращается к своему Творцу, просит Его о помощи, в том числе о помощи в преодолении своих немощей, духовных и телесных. Мы знаем массу примеров из Священного Писания, когда те же апостолы, осознавая свои немощи, слабость своей веры, просили Христа умножить их веру и силы. Апостол Петр так и говорит Господу: умножь в нас веру (Лк. 17, 5). Человеку в духовном смысле невозможно существовать автономно, ему нужна Божественная освящающая сила — благодать Святого Духа, которая как раз и укрепляет человека во всех его испытаниях, всех его действиях. Главное — не терять связь с Богом. Когда человек знает, что с ним Господь, когда он это ощущает всем своим естеством, ничто его напугать не может.

— А страх — это грех?

— Страх может быть грехом в определенной степени. Его можно сравнить с человеческим либидо, половым влечением. Оно действует, потому что вложено в нашу природу, без этого влечения мы бы не вступали в брак. Но как только оно переходит определенные пределы, становится причиной наших греховных мыслей, чувств, поступков, тогда, конечно, оно порицаемо, поскольку в результате приводит человека ко греху. То есть не само по себе влечение является грехом, а то, как с ним поступает человек. Или всем хорошо знакомый гнев — это мощная энергия души, серьезная сила, и если ее правильно употреблять, она очень помогает в духовной жизни: когда гнев направляется на свои собственные недостатки, на свои немощи, это дает человеку силу исправиться, стать лучше. Но если человек раздражается, злится на окружающих и ничего с этим не делает, не борется, не учится собой владеть, то в конце концов гнев приводит к тому, что человек впадает в истерику, в какое-то безумное состояние и способен совершить ужасные поступки.

Точно так же и страх. До определенного предела он может быть нам полезен, предохраняет нас, но когда человек позволяет страху себя поработить, происходят страшные вещи. У людей возникает паника, рождаются и укореняются фобии, которые трудно преодолеть и которые мешают жить. Развиваются даже тяжелые психические заболевания, которые с этими фобиями связаны. То есть страх действует по принципу любой человеческой страсти: у него есть этапы зарождения и развития, и если человек его не пытается поставить на место, взять под контроль, то всё это может перерасти в серьезную духовную проблему.

— Давайте попробуем сформулировать рецепт против страха. Что нужно сделать, чтобы перестать бояться?

— Во-первых, надо жить так, как подобает богоподобному существу, то есть надо жить с Богом. У нас же люди живут без Бога, хотя при этом часто думают, что они верующие. Надо знать Евангелие, читать его, питать свою душу Божественным словом, оно для этого дано. Христос в Евангелии так прямо и говорит: «Я говорю это вам для того, чтобы вы спаслись» (см.: Ин. 5, 34). Спаслись — значит пришли в то нормальное состояние, в котором должен жить человек. Если Христос говорит, что ни один волос не упадет с головы вашей без воли Отца Небесного (см.: Мф. 10, 29–30), значит, это действительно так. Духовно здоровый человек этому верит, и эта внутренняя убежденность его жизнью руководит. Слово «вера» по-еврейски звучит как «эмуна», отглагольное наречие от этого слова — «аминь». Мы его часто употребляем, но дословный его перевод не все знают. Обычно «аминь» переводят как «истинно», а если взять дословную этимологию, то «эмуна» — это скала, твердыня, прочное основание, крепость.

— Это, как в детстве мы говорили, «железно»…

— Да, «аминь» — это «железно». Слово «аминь» мы произносим в конце молитвы, то есть заключаем ее печатью веры: в то, что сейчас произнес, я верю незыблемо и непоколебимо. Это и есть то, что дает человеку вера — фундамент в жизни.

Помните, в Евангелии Христос приводит образ людей, которые строили дома: один возвел дом на песке, другой — на камне. Подули ветры, разлились реки, и дом на песке не устоял, а дом, который стоял на камне, — выдержал. Дом на камне — это образ человека, который живет верой. Поэтому, если говорить о «рецепте» Церкви от страха, то он таков: должна быть крепкая вера, а для этого нужно веру свою питать — Богу молиться, читать Священное Писание, приобщаться к опыту святых отцов. И тогда постепенно сформируется совершенно здравый взгляд на мир, на все происходящее и на самого себя.

— Иногда у людей возникает вопрос: а зачем молиться? Разве Богу нужны наши молитвы?

— Конечно, нужны. Богословское учение о молитве говорит, что Бог их желает потому, что хочет, чтобы люди были с Ним в общении. Если бы Он не хотел нас слушать, молитвы были бы бесполезны, мы бы не получали ответа. Он как любящий Отец желает общения со Своими детьми. А ведь в жизни бывает, что дети тяготятся родительским вниманием. Родители стареют, и часто в старости у них возникает более глубокая потребность общения с повзрослевшими детьми, а те считают, что родители им докучают… Так вот Бог — это любящий Отец, а человек зачастую — это неразумный молодой сын или даже блудный сын. «Не нужен мне папа, я сам…» Смысл молитвы заключается в том, что в ней осуществляется общение с Богом как с любящим Отцом.

Молитва, на самом деле, есть естественная потребность человеческого духа. Когда в человеке просыпается тяга к Богу, молитва льется легко, как дыхание. Нормальный верующий человек молится все время, для этого же не обязательно слова произносить и текст определенный читать. Молитва — это устремление ума и сердца к Богу. Одна из добродетелей, которую выделяют святые отцы, так и называется — «хождение перед Богом». То есть человек живет свою обычную повседневную жизнь, а в его сознании постоянно присутствует мысль, что все, что он делает, — он делает перед Богом.

Есть замечательные слова у пророка Давида, в псалме 41, где он говорит о жажде богообщения. Пророк пишет: «Господи, как олень в жаркий день жаждет на источник воды, так и моя душа желает к Тебе» (см.: Пс. 41, 1). Такая жажда богообщения для человека естественна, если только он ее не заглушил. Более того, я знаю несколько примеров, когда эта жажда вдруг просыпалась у людей неверующих и становилась мотивом их прихода в Церковь.

— Чем и как можно утешить человека, который терзается страхом?

— Культура нашего народа несет в себе фундаментальные начала христианского восприятия жизни, и в русском языке масса поговорок, в основе которых лежат христианские истины. Есть, к примеру, такая: «Семи смертям не бывать, а одной не миновать». Это как раз трезвенное отношение к тому, что все мы пришли в этот мир и все мы из него уйдем. Вопрос только в том, ради чего пришли, для христианина это принципиально. Для него важно, на что потратить свою жизнь — на грех, на беззаконие или на служение истине. Вот что его беспокоит. Среди настоящих христиан никогда не было и не будет подавляющего, парализующего страха смерти. Посмотрите на наших святых… Апостол Павел про себя говорил своим ученикам: «Что касается меня, я уже давно хотел бы разрешиться, то есть умереть, чтобы быть со Христом, но ради вас признаю за полезное, чтобы мне еще оставаться с вами» (см.: Флп. 1, 23). Апостол Петр, когда его ведут распинать на крест, на страшную смерть, о чем просит? Чтобы его распяли не так, как Христа, потому что он Его предал и считал себя недостойным такой же казни, какую принял Спаситель. Петр просит, чтобы его распяли вниз головой. Апостол Андрей Первозванный, когда он уже висел на кресте, а христиане принесли выкуп за него тирану-правителю, сказал: «Не надо, оставьте». Это не какой-то фанатизм, все они находились в совершенно адекватном состоянии — в благодатном, духовном состоянии — и сами желали соединиться с Богом, Которому служили всю свою жизнь и к Которому душа их все время стремилась.

 В Евангелии встречаются слова «Не бойтесь!». Почему Христос к этому призывает людей, которые к Нему приходят?

— Так ведь Христос и объясняет, почему не бойтесь — потому что Он с нами. Помните, посылая апостолов на проповедь, Он страшные слова говорит: Я посылаю вас, как овец среди волков (Мф. 10, 16). Овцы среди волков — это же жутко! Но утешением ученикам являются слова Христа: Я с вами во все дни до скончания века (Мф. 28, 20). Христос всегда рядом с уповающими на Него. Не бойся, только веруй (Мк. 5, 36) — это основа христианского религиозного отношения к жизни, принципиальное отличие человека, который живет верой, пламенеет духом к Богу, от тех людей, у кого духовная жизнь погашена.

Газета «Православная вера», № 02 (718), февраль 2023 г.