Информационно-аналитический портал Саратовской митрополии
 
Найти
12+

+7 960 346 31 04

info-sar@mail.ru

Что мы знаем о первых христианах?
Просмотров: 1891     Комментариев: 0

Первое послание к Фессалоникийцам, или Солунянам,— самый первый текст, вышедший из­-под пера святого апостола Павла. Чаще всего его датируют началом 50-­х годов I века. Так что содержание этого письма очень много может рассказать нам о жизни одной из первых христианских общин.

Родина святых

Древняя СолуньУ читателей может возникнуть вопрос: если послание к христианам древней Солуни было самым первым Павловым письмом, почему в перечне посланий апостола оно находится в середине? Дело в том, что в Новом Завете послания апостола Павла располагают от больших к маленьким, поэтому на первом месте всегда будет находиться Послание к Римлянам, в котором шестнадцать глав.

Другой вопрос: почему это послание часто называют по-разному? Например, когда фрагменты из него будут читаться на богослужении в храме, мы услышим: «К Солунянам послания святого апостола Павла чтение». А если возьмем русский перевод Нового Завета, чаще всего увидим: Послание к Фессалоникийцам. Просто Фессалоники и Солунь (или Салоники) — это разные названия одного и того же города.

История Солуни начинается в IV веке до Рождества Христова и продолжается по сей день. Для Греции это второй по важности город после столицы — Афин (как для России — Санкт-Петербург). С Солунью связаны имена многих хрис­тианских святых: в частности, там пострадал великомученик Димитрий Солунский, а еще это родина святых равноапостольных Кирилла и Мефодия, просветителей славян.

Христиане и римская власть

Посещение апостолом Павлом Фессалоник описано в семнадцатой главе Книги Деяний апостолов. Три субботы подряд апостол и его спутники проповедовали в синагоге (там, как и во многих других греческих и римских городах, была иудейская община), и некоторые иудеи, а также язычники, среди которых было немало знатных женщин, обратились в христианство (см.: Деян. 17, 2–4). Они и составили первую христианскую общину города.

Но апостолу пришлось вскоре покинуть Солунь из-за возмутившихся иудеев, не принявших его проповедь. В послании апостол хвалит солунян за то, что они сделались подражателями <…> Господу, приняв слово при многих скорбях с радостью Духа Святаго (1 Фес. 1, 6). Видимо, притеснения со стороны иудеев продолжались какое-то время и после ухода апостола из города.

Таким образом, мы можем обозначить первый факт из жизни ранних христианских общин — клевета и притеснения. Например, апостола Павла и его спутников назвали всесветными возмутителями (ср.: Деян. 17, 6) и обвинили в неуважении к римскому императору и почитании другого царя — Иисуса (ср.: Деян. 17, 7).

Это еще один факт, хотя свое развитие он получит позже: первых христиан подозревали в нелояльном отношении к официальной власти. Многие образованные защитники хрис­тианства, которых Церковь называет апологетами (от греческого слова «апология» — оправдание), пытались убедить и власть, и обычных язычников, что христиане — обыкновенные граждане, которые соблюдают законы и не замышляют ничего плохого. Например, апологет Тертуллиан (II век по Р. Х.) писал о «естественном и общечеловеческом праве поклоняться тому, кто кому хочет» и отмечал, что лишь христиан принуждают поклоняться римским богам, так как видят в почитании Христа противление императору.

Можно привести и другой пример — знаменитую переписку римского императора Траяна и высокопоставленного чиновника Плиния (переписка датируется началом II века). Плиний пишет, что хрис­тиане собираются по ночам, поют гимны Христу и в целом их вера — простое суеверие, ничего плохого они не делают. Император отвечает: если будет доказано, что кто-то является христианином, его следует наказать, но не нужно разыскивать христиан специально.

Человек, который принял апостольскую проповедь и стал христианином, так или иначе подвергался отчуждению в том обществе, частью которого был. Если христианином становился иудей, это влекло неизбежный конфликт с бывшими соплеменниками и собратьями по вере. Грек или римлянин, принявший хрис­тианское крещение, навлекал на себя подозрение в соучастии в каких-то тайных обрядах и неуважении к властям. Плиний в письме указывает на ночные молитвы христиан, а любые ночные собрания с точки зрения римских начальников были делом довольно сомнительным. Да и само содержание христианской проповеди казалось многим образованным язычникам просто смешным. И вот почему…

Язычники и воскресение мертвых

Апостол Павел в АфинахТезисы о вере в будущую жизнь, Второе Пришествие Христа и всеобщее воскресение мертвых были важной частью апостольской проповеди. Апостол Павел хвалит солунских христиан за ожидание с небес Сына Божия, Которого Бог воскресил из мертвых, Иисуса, избавляющего нас от грядущего гнева (1 Фес. 1, 10). Но здесь нам нужно вновь обратиться к Книге Деяний и вспомнить, что произошло после проповеди в Фессалониках. Апостол приходит в Афины, где проповедует на главной городской площади и говорит о Христе, воскресшем из мертвых. И вот реакция афинян: Услышав о воскресении мертвых, одни насмехались, а другие говорили: об этом послушаем тебя в другое время (Деян. 17, 32).

Для образованного язычника, знакомого с философией, мысль о телесном воскресении была действительно смешной. Все материальное, плотское воспринималось как темница свободного духа, поэтому должно было остаться в прошлом. Философ Порфирий (а жил он уже гораздо позже апостола Павла — в III веке) начинает жизнеописание своего учителя Плотина такими словами: «Плотин стыдился, что у него есть тело». И виной тому не какой-то физический недостаток, не заболевание, а умонастроение философа: тело — это гробница души. И зачем же вновь в эту гробницу возвращаться?

Судя по тексту послания, и у части солунских христиан иногда возникали вопросы, а то и сомнения на этот счет. Поэтому апостол посвящает теме воскресения отдельный раздел четвертой главы.

Немного фантазии

Представьте на минуту, что вы обычный гражданин древнегреческого города, тех же Фессалоник, у вас есть все необходимое для жизни, а в свободное время вы любите ходить на главную площадь, чтобы послушать новости и обсудить их с другими жителями. И вот появляется человек, увлеченно рассказывающий об Иисусе Христе, Который умер и воскрес, о том, что Бог дарует каждому уверовавшему прощение и вечную жизнь, и что нужно измениться и жить в любви и добродетелях. И вы понимаете, что эта проповедь обращена прямо в сердце, и восклицаете: «И я теперь христианин!».

И слышите в ответ от тех людей, которые еще вчера были вашими добрыми собеседниками: «Умереть, чтобы потом еще раз воскреснуть в своем теле? Считать царем распятого римской властью Иисуса Христа? Глупости все это, да и лучшие из философов и мудрецов говорят совсем другое. Да и сам этот проповедник очень странный, не о нем ли еще недавно рассказывали, что он требовал арестовывать тех, кто верит в Христа, — может быть, он просто хочет нажиться на этом?». Не случайно апостол пишет солунянам, что в его проповеди не было ни нечистых побуждений, ни лукавства… ни слов ласкательства… ни видов корысти: Бог свидетель! (1 Фес. 2, 3, 5).

А теперь представим себя на месте апостола Павла и его помощников — ведь они тоже одни из самых первых христиан. В одном городе на вас доносят властям, и хотя местные начальники приходят к выводу о ложности всех обвинений, лучшим решением становится покинуть город. В следующем городе сначала соглашаются послушать, но потом откровенно смеются и прогоняют. И переходя из одного места в другое, вы постоянно переживаете о тех, кто остался. А вдогонку получаете новое известие: среди христиан солунской общины распространился блуд.

О том, как воспринял это известие апостол Павел, и о воскресении мертвых перед Вторым Пришествием Христа мы поговорим в следующей статье о Первом послании к Фессалоникийцам.

Газета «Православная вера», № 02 (694), январь 2022 г