Информационно-аналитический портал Саратовской митрополии
 
Найти
12+

+7 960 346 31 04

info-sar@mail.ru

Богу угодное дело
Просмотров: 376     Комментариев: 0

Меценаты и благотворители Саратовского края

За каждой Литургией мы молимся о создателях и благотворителях храма, в котором находимся. Но знаем ли мы, за кого именно молимся? Благодаря меценатам в Саратове было построено множество церквей. Об устроителях и благоукрасителях саратовских храмов, оставивших свой след в истории города,— наш сегодняшний рассказ.

«Богу угодное дело строение вновь святых храмов. О пользе сей Сама Матерь Божия, явившись, известила некоему угоднику, что если кто на созидание Церкви Божией и един кирпич подаст, то не только не погубит мзды своей, но и Ее соделает Молитвенницею о себе», — писал преподобный Антоний Оптинский.

Меценатство — одна из древних русских традиций, которая отражает духовный потенциал нашего общества. Мы обратились с просьбой рассказать о людях, попечением которых в дореволюционные времена возводились храмы на саратовской земле, к иерею Кириллу Петровичу, руководителю историко-архивного отдела Саратовской епархии.

— Сначала хотелось бы понять: как вообще зародилась церковная благотворительность?

— Открываем Книгу Деяний святых апостолов и читаем: У множества же уверовавших было одно сердце и одна душа; и никто ничего из имения своего не называл своим, но всё у них было общее. <…> Не было между ними никого нуждающегося; ибо все, которые владели землями или домами, продавая их, приносили цену проданного и полагали к ногам апостолов; и каждому давалось, в чем кто имел нужду (Деян. 4, 32, 34–35).

Почему этот фрагмент важен? Он показывает, какие отношения были в ранней хрис­тианской общине, насколько важным было материальное участие каждого христианина в ее жизни. Книга Деяний апостолов повествует и о том, что в Иудее случился голод, апостол Павел обращался за помощью к христианам, которые жили в языческих странах, и собранные там средства привозил лично или передавал с учениками своим соотечественникам-единоверцам. И это не говоря о церковной десятине — в дохристианские времена каждый иудей отдавал десять процентов от своего дохода на содержание храма. Это правило перешло и в христианство. Как и в Ветхом Завете, в наши дни храмы содержатся приходом. Поэтому в некотором смысле благотворительность, если понимать под ней содержание храма верующими, — это обязанность каждого. А дальше, если кто-то может больше, то жертвует — по своим силам и желанию.

Иерей Кирилл ПетровичВ России церкви всегда возводились на средства благотворителей. Никаких законов не было о том, чтобы храмы строились на государственные деньги. Пропаганда советского времени, вещавшая, что государство финансирует «церковников», привела к такому искажению реальности, что и сейчас многие наши современники думают, что государство материально поддерживает Церковь.

— Как развивалось саратовское церковное меценатство?

— Сразу скажу, что эта тема детально не разработана. Материал есть, но он обрывочный. Что-то можно найти в открытом доступе. Саратовские историки и краеведы церковным меценатством специально не занимались, к сожалению. В советское время эта тема была фактически под запретом. Те, кто ее изучал, не выделяли в ней именно церковное меценатство. Если о нем сохранялись какие-то сведения, то это была частная инициатива — либо верующих людей, либо просто опытных, грамотных исследователей. И они эти вещи не публиковали — цензура не пропустила бы.

— Кто причастен к строительству в Саратове первых храмов и монастырей?

— О возведении храмов при первой постройке города Саратова в 1590 году практически ничего не известно. Постройки были деревянные, город сгорел… О самой первой церкви есть лишь упоминание в трудах историка Якова Николаевича Рабиновича: «Саратов в 1591 году уже существовал как крепость, в которой находился постоянный стрелецкий гарнизон, а также имелась церковь, которую обслуживали несколько служителей…».

Есть данные по «второму» Саратову, который существовал с 1616 по 1674 год. В трудах того же Рабиновича упоминаются храмы и имена двух священников. Протоиерей Михаил Беликов в своей книге «Старый собор и Старый город: История Свято-Троицкого кафедрального собора и города Саратова в свете новых данных» исследует историю Троицкого собора в XVII–XVIII веках. Книга содержит достаточно широкие краеведческие сведения, которые касаются церковной бытности «второго» Саратова: описываются предположения историков, показаны неточности, противоречия. Отец Михаил обобщил все эти разрозненные мнения.

Михаил Андрианович УстиновВ третий раз Саратов был перенесен вновь на правую сторону Волги, это было в 1674 году. Буквально за несколько дней город был собран по бревнышку. Эта технология уже существовала при Иване Грозном, таким же образом был построен Свияжск, значимый для обороны Казани: собирали город выше по течению, бревна нумеровали, затем постройки разбирали, сплавляли по реке и быстро собирали на новом месте.

Позже Саратов перестаёт быть только военным гарнизоном, благодаря близости Волги он становится транспортным узлом, центром развития торговли. Доставлять грузы по реке было проще и безопаснее, чем гужевым транспортом. А когда миновала угроза нападений кочевников, начали бурно развиваться сельское хозяйство, торговля зерном и мукомольное дело. В XIX веке Саратов сильно разросся. В начале века было 10–15 тысяч населения, а в конце столетия — около 200 тысяч. Город рос, купцы богатели, и это напрямую сказывалось на ситуации с благотворительностью.

По статистическим данным, в Саратове были тысячи купцов, многие из них были весьма состоятельными людьми, но поименно мы знаем лишь тех, кто жертвовал на Церковь или дела милосердия.

Одним из первых церковных меценатов был саратовский винный откупщик Михаил Андрианович Устинов. Сведения о его деятельности мы можем найти в уже упомянутой книге «Старый собор и Старый город»:

«В 1786 году собор было решено разобрать, но затем это решение было отменено, и в 1798–1799 годах саратовский купец М.А. Устинов произвел “поправление” собора, обнеся его контрфорсами и крытой галереей…»

Этот человек был прихожанином Троицкого собора и одним из ведущих благотворителей этого храма. Работы по восстановлению собора он провел на свои собственные средства, и во многом благодаря ему храм существует и по сей день. Устинов был похоронен на Ильинском кладбище, где покоились именитые люди Саратова, а затем перезахоронен в мужском Спасо-Преображенском монастыре.

Алексей Давыдович ПанулидзевСаратовский губернатор Алексей Давыдович Панчулидзев — еще один из ярких церковных благотворителей. Панчулидзев был главным инициатором постройки кафедрального Александро-Невского собора: пожертвовал большую сумму сам и занимался организацией сбора средств. На свои средства он построил кладбищенскую каменную Ильинскую церковь. При советской власти она была разрушена, в настоящее время построена по новому проекту рядом с историческим местом. Эта церковь, кстати, дала имя Ильинской площади, которая и по сей день так называется. На Ильинском кладбище находился семейный склеп Панчулидзевых, там градоначальник и был похоронен.

Среди церковных меценатов из купечества нужно упомянуть также купца первой гильдии Хрисанфа Ивановича Образцова. Он был прихожанином и благотворителем старой саратовской церкви Михаила Архангела, ныне утраченной. Новый храм Михаила Архангела, тоже ныне разрушенный, был также в основном построен на средства Образцова. Центральный престол в этой церкви был освящен в честь Вознесения Господня. Улица, на которую выходил алтарь, поэтому называлась Вознесенской. Такое название она носит и сегодня. Потомки и родственники Образцова жертвовали в том числе и на благоукрашение этого храма. Сохранилась опись 1862 года, в которой говорилось, что иконы Спасителя и Богородицы в центральном приделе обложены серебряными ризами, каждая из которых весом больше пуда. Это был не просто слиток весом под двадцать килограмм, а тонкая художест­венная работа, культурная ценность этих серебряных риз была гораздо выше, чем ценность серебра.

Хрисанф Иванович был очень известным в Саратове человеком, он был похоронен на кладбище Спасо-Преображенского мужского монастыря.

Первоначально Спасо-Преображенский монастырь находился за Глебучевым оврагом, но в 1811 году в Саратове был большой пожар, и монастырские здания сгорели. Церковь Преображения Господня была каменная, стены от жара потрескались, и ее предполагалось разобрать. Но Хрисанф Иванович выкупил ее по цене кирпича и восстановил, она была обращена в приходскую церковь. Место, где находилась эта церковь,— рядом с выездом на мост через Волгу, сейчас там располагается здание Института развития образования. А Спасо-Преображенский монастырь был вновь отстроен у подножия Лысой горы, (остановка «Стрелка»), где и ныне находится.

Зятем Хрисанфа Ивановича был почетный гражданин Саратова, купец первой гильдии Петр Федорович Тюльпин. Надо отметить, что супруги Тюльпины были постоянными жертвователями на благие дела. На примере этой семьи мы можем увидеть, как развивалась преемственность традиций церковной благотворительности.

В 1855 году у Тюльпина скончался 27‑летний сын — Николай. В память о безвременно ушедшем сыне супруги Тюльпины решили построить на месте деревянной Духосошественской церкви каменный трехпрестольный храм, причем один престол был впоследствии освящен в честь небесного покровителя их сына — святителя Николая Чудотворца.

В документах о постройке и освящении каменного Духосошественского храма упомянуты и другие особо щедрые жертвователи: купец Петр Степанович Славин дал 300 брусов леса, купец Семен Дмитриевич Парусинов пожертвовал на строительство 1000 рублей, а резчик Михаил Макарович Горбунов сделал иконостас.

На средства саратовского купца Флора Рогожина в 1820 году была проведена перестройка приделов Старо­Казанской церкви. В истории этой церкви сохранилось имя еще одного купца — Александра Рыбакина: в 1831 году при его материальной поддержке она была перестроена в камне. Этот же ктитор в 1848 году построил часовню, которую в 1866 году перестроили в двухэтажную с помещением для клира. Это здание сохранилось — оно находится на перекрестке улиц Челюскинцев и Лермонтова.

Во второй половине ХIX века известность в делах церковной благотворительности приобрел купец Иван Иванович Шумилин, владевший маслобойным заводом. Он отстроил один из приделов утраченной ныне церкви Воскресения Хрис­това на Воскресенском кладбище. Ктитор был похоронен в склепе под этой церковью. Несколько поколений Шумилиных покоятся там.

Братья НикитиныИнтересно, что братья Никитины были известными жертвователями: наряду со строительством цирка они отдавали крупные пожертвования на строительство храмов Саратова. В 1903 году они построили колокольню Спасо-Преображенского монастыря и при этом взяли письменную гарантию у владыки Гермогена, что крипта под ней будет принадлежать им. Они устроили там церковь в честь святых праведных Иоакима и Анны. Там же была семейная усыпальница саратовских циркачей. Когда в 1930 году монастырь был закрыт, Никитины перенесли захоронения своих родственников на Воскресенское кладбище.

Но не только купеческое сословие участвовало в деле строительства храмов. Помещики Алексей Константинович Карпов и Наталья Александровна Теплякова материально участвовали в возведении Вознесенско-Сенновской (Митрофаньевской) церкви.

Большие пожертвования внесла в строительство и благоукрашение кафедрального Александро-Невского собора Мария Федоровна Дмитриева, жена коллежского советника питейного отделения Саратовской казенной палаты. Она на свои средства построила колокольню собора, приняла участие в благоукрашении придела мученицы Варвары в крипте собора, пожертвовала собору иконы, облачения. В кафедральном соборе не было прихода как такового, но как постоянная жертвовательница Мария Федоровна была определена Святейшим Синодом его прихожанкой — единст­венной.

Еще одна женщина, оставившая заметный след в саратовском церковном меценатстве, — Анна Александровна Рылеева (родственница декабриста Кондратия Рылеева, в постриге — монахиня Сусанна). Она приехала в наш город в конце 30‑х годов XIX столетия вместе с отцом, Александром Николаевичем. Рылеевы поселились рядом с Крестовоздвиженским монастырем и жили весьма замкнуто. Епископ Иаков (Вечерков), тогдашний саратовский архиерей, был одним из немногих, кто посещал их. По его совету Анна Александровна поступила в Крестовоздвиженский монастырь.

Монахиня Сусанна. Портрет из собрания Радищевского музеяРылеевы много сделали для обители. Они выстроили на Ильинском кладбище приписанную к монастырю часовню, которая 28 августа 1838 года была освящена как храм в честь Усекновения главы Иоанна Предтечи (там впоследствии был похоронен Александр Николаевич). Рылеевы также передали обители свой дом с обстановкой и 15 тысяч рублей.

В 1838 году на средства этих же жертвователей к монастырской Крестовоздвиженской церкви был пристроен придельный храм в честь Смоленской иконы Божией Матери, а в 1857 году возведена больничная церковь во имя апостола Иакова и мученицы Пелагии. Кроме того, монахиня Сусанна открыла первую в Саратове школу для девочек. Ее портрет, написанный в 1840 году неизвестным художником, хранится в экспозиции Радищевского музея.

В 1903 году на средства купеческой вдовы Анны Ивановны Семидетновой по проекту архитектора Юрия Николаевича Терликова в монастыре был выстроен трехпрестольный храм во имя святителя Николая Чудотворца. Левый придел был посвящен праведному Симеону Богоприимцу, пророчице Анне и великомученице Параскеве, правый — благоверному князю Александру Невскому и преподобному Иоанну Устюжскому. Семидетнова оплатила и работу московских иконописцев, чтобы украсить новый храм иконами.

Церковь по традиции молится о жертвователях за каждой Божественной литургией. Теперь каждый из нас может поименно молитвенно почтить память земляков, благодаря которым в нашем городе строились храмы, чьими трудами и попечениями мы пользуемся и по сей день.

Газета «Православная вера», № 22 (714), ноябрь 2022 г.