Информационно-аналитический портал Саратовской митрополии
 
Найти
12+

+7 960 346 31 04

info-sar@mail.ru

Благодать покаяния
Просмотров: 386     Комментариев: 0

В июле и августе мы вспоминаем об уроженке с. Рукополь Краснопартизанского района игумении Свято-Сергиевского женского монастыря Базарно-Карабулакского района матушке Ксении (Афанасьевой). 16 июля ей исполнилось бы 72 года, а 12 августа исполняется три года, как она отошла ко Господу. При жизни игумения Ксения часто напоминала своим чадам слова Спасителя: «Не вы Меня избрали, а Я вас избрал и поставил вас, чтобы вы шли и приносили плод, и чтобы плод ваш пребывал, дабы, чего ни попросите от Отца во имя Мое, Он дал вам» (Ин. 15, 16). Так, избрал Господь игумению Ксению, в миру Веру Владимировну Афанасьеву, благодатью Божией явившую крепкую веру, много потрудившуюся и принесшую добрый плод во славу Господню.

Матушка Ксения в Свято-Никольском монастыреРодилась Вера 16 июля 1951 года в семье Владимира и Надежды Дворецких. Через некоторое время в семействе родился младший сын. Когда Вере было три года, ее отец погиб на сланцевой шахте. Овдовевшая Надежда, послушав совета своей матери, отказалась от возможности снова выйти замуж и взяла все заботы о семье на свои плечи. Почти всю жизнь она была вынуждена работать на кирпичном заводе. Вместе со своей мамой Надежда воспитывала детей в строгих нравственных правилах. Обе женщины были глубоко верующими людьми. После выхода на пенсию мама будущей игумении все свое время начала посвящать Богу: она много читала Псалтирь и любила находиться в уединении, жизнь ее стала подобна жизни монашеской. Надежда жила скромно, но даже со своей скудной пенсии она выделяла деньги на храм и помощь нуждающимся.

Вера Владимировна очень любила детей и, окончив школу, поступила в Вольское педагогическое училище. Кроме того, будущая монахиня училась и на факультете журналистики в МГУ. По первому образованию Вера работала учителем в средней школе, а по второму трудилась в редакции газеты в поселке Горный Краснопартизанского района. Она была замужем за журналистом Иустином Афанасьевым, воспитала двоих детей. Когда в начале 90‑х годов в Горном приступили к строительству храма в честь иконы Божией Матери «Державная», они стали активно помогать в устроении новой церкви — так начался церковный путь будущей игумении.

Господь посетил Веру Владимировну благодатью покаяния: вся жизнь увиделась как недостаточная для спасения. Тогда Он и призвал матушку в Свято-Никольский женский монастырь п. Монастырский Пугачевского района. Монахине Ксении довелось много потрудиться в Никольском монастыре в самый трудный период его возрождения.

В 2000 году, по благословению архиепископа Саратовского и Вольского Александра, Вера Владимировна приняла монашеский постриг с именем Ксения в честь блаженной Ксении Петербургской. К тому времени на месте будущего монастыря начали собираться сестры-насельницы, активно трудившиеся над его восстановлением, а матушка была поставлена старшей сестрой этой общины.

Через несколько лет после принятия пострига монахиня Ксения тяжело заболела и для лечения была направлена в Свято-Алексиевский женский монастырь г. Саратова, где прожила чуть меньше года. В Свято-Никольский монастырь она уже не вернулась, поскольку, немного окрепнув, была направлена епископом Саратовским и Вольским Лонгином (ныне митрополит Симбирский и Новоспасский) в с. Алексеевка Базарно-Карабулакского района старостой храма преподобного Сергия Радонежского.

Матушка приехала в Алексеевку в октябре 2004 года и сразу приступила к возрождению разрушенного Сергиевского храма. При этом сама монахиня несла свое послушание в очень тяжелых условиях: ее келья отапливалась дровами и была практически непригодной для жилья, отсутствовали элементарные бытовые удобства, а болезнь еще давала о себе знать. Словом, приходилось терпеть очень многое. Кроме того, в селе не было знакомых и близких людей, на которых можно было опереться. Но матушка твердо переносила трудности, всегда молясь и во всем уповая на Бога.

Сразу по приезду матушка Ксения начала собирать средства и искать сподвижников. Постепенно вокруг монахини образовалась небольшая сестринская община. Вместе с матушкой немногочисленные сестры обустроили себе кельи в бывшем гараже, где жили по монашескому уставу, с молитвой трудясь над преображением храма и своих сердец.

Видя, как возрождается храм и как вокруг матушки собираются люди, владыка Лонгин предложил монахине Ксении устроить в Алексеевке монастырь, на что она ответила: «Владыка, я именно этого и хотела у Вас просить, именно этого я и сестры желаем изо всех сил и молимся об этом преподобному Сергию».

Свято-Сергиевский храм в с. Алексеевка в процессе реставрацииМатушка Ксения двенадцать лет безропотно несла настоятельский, а затем игуменский крест. За это время ее тщанием был полностью отреставрирован храм, благоукрашена территория, поставлен новый, пятирядный иконостас, на колокольню установлены новые колокола, построены келейный корпус, большая трапезная, канцелярия, котельная и просфорня, начато восстановление практически разрушенной воскресной школы. В рекордные сроки был отреставрирован, казалось бы, навсегда утраченный храм Иоанна Злато­уста в с. Ивановка Базарно-Карабулакского района. При этом храме в 2012 году было создано подворье монастыря, а к 2017 году основные работы по восстановлению здания храма и его благоукрашению были завершены.

Теперь, глядя на монастырь, сложно поверить в то, что такую грандиозную работу смогла организовать и принимать в ней самое деятельное участие хрупкая женщина, которая при этом мужественно боролась с тяжелым и неизлечимым заболеванием. Игумения Ксения очень любила Бога и Церковь и до конца достойно несла свои послушания, забыв о себе и о своей боли.

12 августа 2020 года матушка Ксения отошла ко Господу. 14 августа митрополит Лонгин совершил чин отпевания. Проводить ее собралось духовенство, настоятельницы монастырей и монашествующие Саратовской митрополии, множество мирян и ее духовных чад. Игумению Ксению погребли на территории Свято-Сергиевского женского монастыря.

Духовная дочь матушки, нынешняя игумения монастыря Сергия (Плахотник), с большим теплом вспоминает о ней: «До последних своих минут матушка, забывая о себе, заботилась о созданной ей обители и своих духовных детях. Мужественно претерпевая страдания тяжкой болезни, она старалась до конца быть верной Богу и преставилась с молитвой на устах».

Несмотря на то что игумении Ксении с помощью Божией удалось сделать очень много для устроения монастыря, главным делом ее жизни являются преображенные сердца людей.

Мы побеседовали с духовными чадами матушки, они наиболее красноречиво расскажут как о ней самой, так и о том, как много может сотворить Господь по молитвам искренне верующего человека.

Игумения Сергия, настоятельница Свято-Сергиевского монастыря:

Игумения Ксения и будущая игумения Сергия— Я познакомилась с матушкой Ксенией в 2006 году. Тогда еще жила в Саратове и уже начинала воцерковляться. С матушкой Ксенией нас познакомила общая знакомая, попросив, чтобы матушка пожила у меня на квартире, когда ей нужно было пройти курс лечения.

И вот, очень отчетливо помню до сих пор то чувство необычайного мира и теплоты, которое охватывало душу от одной мысли, что она у меня дома. Безусловно, уже тогда матушка начала молиться за меня. И ту призывающую благодать, которую дал Господь, чтобы отвратить меня от греха, укрепляла именно ее молитва.

В тот период я начала читать духовную литературу и вычитала где-то, что нужно молиться о даровании «духовного отца». Со всею ревностью новоначального я стала это делать. А Господь мне даровал духовную мать, нашу матушку Ксению, которая коренным образом изменила мою жизнь.

Было важным также не только, что матушка говорила о Боге и духовной жизни, но и то, как она жила сама и какая атмосфера складывалась в ее присутствии. Это неизменно была атмосфера внутренней тишины. В этой тишине переосмысливались жизненные ценности и был более слышен призыв Божий к Небесному Отечеству. Поражала и ее духовная мудрость, так не похожая на наше плотское мудрование.

Свято-Сергиевский монастырь сегодняПокаяние было смыслом ее жизни. Оно выражалось в ярком стремлении ко Христу, несмотря ни на что, вопреки многому. Ни болезнь, никакие иные материальные или духовные искушения не могли победить желание искать и творить волю Божию. Казалось, что весь ее образ был соткан из тишины и света. Ее хотелось слушать, на нее хотелось смотреть. Из всего того, чем стала наполняться моя жизнь в тот период, эта маленькая монахиня, почти в одиночестве восстанавливавшая в сельской глубинке большой храм, казалась «самой настоящей». Господь тогда давал дивное состояние души, тишины и уверенности: это — мой путь.

Было принято решение помогать, по возможности, восстановлению храма в Алексеевке. Матушка Ксения стала привлекать меня к разным делам, а сама при этом горячо молилась Господу о том, чтобы еще одна душа могла спастись. Матушка мечтала, чтобы все, что делают здесь люди, делалось не по принуждению, а только потому, что человек хочет этого от любви к Богу и ближним. Я ездила в Алексеевку все лето, а в декабре этого же года переехала в монастырь насовсем. Жить в миру я уже не могла.

Мы каждое утро ходим на место ее погребения и служим литию. Очень чувствуется, что матушка игумения продолжает заботиться о нас. Мы верим, Господь принял нашу матушку в свои обители, и она молится Ему о спасении нас, грешных, о прихожанах монастыря и о всех, кто приезжает в устроенный ею монастырь.

Валентина, прихожанка Свято-Сергиевского монастыря:

— До приезда матушки я редко ходила в храм, но, когда познакомилась с ней, меня поразила ее большая любовь к Богу и людям, горячая вера и самоотверженность. Вначале матушка жила очень тяжело. Когда я приходила к ней, мое сердце сжималось при виде того, как эта худенькая, хрупкая женщина таскает на себе тяжелые дрова. Пораженная таким самоотречением, пренебрежением обычными человеческими потребностями ради Христа, я быстро начала воцерковляться. Вместе со мной воцерковилась и вся моя семья.

По приглашению матушки Ксении я трудилась в трапезной, готовила для рабочих и видела, что матушка очень много постилась и все делала с молитвой. Она вкушала мало и всегда без постного масла, а в Страстную неделю матушка вообще ничего не ела, кроме святой воды и просфоры. Это меня зажгло.

Матушка Ксения начала нас собирать и объединять. Мы стали задавать ей вопросы, интересоваться, да и сама она нам очень много объясняла, рассказывала. При этом матушка никогда не навязывала свое мнение и ничего не делала насильно. Люди потянулись к ней, начали приходить в церковь.

В матушке гармонично сочеталась строгость и любовь. Не всегда мы правильно принимали строгость, но через время становилось ясно, что она была нам во благо, что-то нужно было в себе исправить.

Игумения Ксения совершенно не отдыхала, она была очень трудолюбивой. Но на первом месте у нее всегда была церковная служба и молитва. Невозможно было оставаться прежней, находясь рядом с таким человеком. Она молится — значит, и мы должны молиться. Нет такого дня, когда я не вспоминала бы ее. Благодаря матушке так преобразились храм и сердца людей!

Любовь Александровна, бухгалтер Свято-Сергиевского монастыря:

— До приезда игумении Ксении храм преподобного Сергия Радонежского был в плохом состоянии, хотя служить в нем начали с 1998 года. С появлением матушки начались резкие перемены. За что бы она ни бралась, с Божией помощью находились люди, которые помогали, и все удавалось. Это ее колоссальный труд. Нужно было достучаться до каждого человека, договориться.

На меня матушка оказала сильное влияние. Помню, как она показала, что нужно уметь прощать. Матушка говорила о том, как важно хранить мир внутри себя. И если кто-то чем-то обидел, то следует простить и отпустить ситуацию. Тогда и у тебя будет мир, и у того человека. Глядя на матушку игумению, было желание тянуться за ней, она помогла мне более крепко встать на ноги веры.

Матушка во всем была очень аккуратна. В каждой мелочи в ней чувствовалась любовь к Богу. Без такой веры и самоотверженности ничего бы этого не сделалось, она жила для того, чтобы больше и больше сделать для Бога. Если судить по нашим человеческим меркам, то это просто чудо — ивановский храм, восстановленный из руин, какой он был и какой он сейчас! Это настоящее чудо веры!

Она до конца жизни оставалась верной Богу и своему послушанию. В последнее время я близко общалась с матушкой, знала, что она болеет, но она никогда не показывала этого. Она жила! За несколько дней до ее смерти я зашла к ней, матушка игумения и тогда продолжала жить монастырем, звонила работникам, давала наставления. И до последних дней она принимала людей, которые к ней приезжали.

Монахиня Виринея, насельница Свято-Сергиевского монастыря:

— Матушка духовно видела людей. Казалось бы, в простом разговоре она могла рассмотреть человека изнутри. Каждому говорила именно то, что было необходимо для его спасения, могла дать ответ на незаданный, но мучащий человека вопрос. В то время, когда она была жива, я этого не понимала, но только сейчас, вспоминая о ней, я понимаю, что во всем она была права. Игумения Ксения была очень внимательна ко всем. С теми, кто к нам приезжал, она могла разговаривать часами и каждому человеку давала то, что ему было необходимо. К нам все стремились, но приезжали, конечно, к ней. Даже судя по моим детям — они ее любили, часто звонили ей, чтобы посоветоваться.

***

Господь сказал: всякое дерево познается по плоду своему. Плоды жизни игумении Ксении — это и преображенные души людей, в которых матушка зажгла огонь веры, и новообразованный женский монастырь, и два храма, восстановленные из руин. Все это в очередной раз напоминает нам о том, что с Богом верующему возможно и сердце преобразить, и много доброго плода принести.

Газета «Балаковские епархиальные ведомости», № 6 (6), июль 2023 г.