+7 (8452) 23 04 38

+7 (8452) 23 77 23

info-sar@mail.ru

Информационно-аналитический портал Саратовской и Вольской Епархии
По благословению Митрополита Саратовского и Вольского Лонгина.
Русская Православная Церковь Московского Патриархата
Найти
12+
Не ждать готовности — помочь подготовиться
Просмотров: 1923     Комментариев: 0

В продолжение темы: Как говорить с близкими о вере

Сегодня в православном сообществе ведется дискуссия о том, нужно ли говорить с детьми, с молодыми людьми о вере, о Церкви, а если и говорить, то в какой мере? И кто вообще имеет на это право?

По большому счету, разговор о вере — это разговор о том, как найти свой собственный путь к храму. Ведь главное — чтобы человек в храм пришел! Апостол Петр, обращаясь к верующим, писал: Вы — род избранный, царственное священство (1 Петр. 2, 9). Это означает, что каждый христианин — священник по своему рождению, поэтому он не только может, но и должен нести в мир проповедь христианства в той мере, в какой это даровано мирянину. А насколько успешно он это будет делать — зависит от его подготовки, от его желания и веры.

Один мой коллега при обсуждении вопроса о том, как и с кем можно и нужно говорить о вере, высказал убеждение, что говорить нужно только с тем, кто к этому разговору готов. Но кто же и когда подготовит его к этому? И сколько ждать этой готовности?

Кто, если не мы, взрослые православные люди, наделенные определенным жизненным опытом, прошедшие через различного рода трудности и испытания и выведенные Господом Богом на путь истинный, должны помогать тем, кто только еще ищет смысл жизни и пытается определить свой жизненный путь?! Это не только наше право, это наша обязанность перед Тем, Кто даровал нам жизнь!.. «Хотя бы вся наша жизнь была благополучна, мы подвергнемся строгому наказанию, если не радеем о спасении детей», — говорил святитель Иоанн Златоуст.

Чтобы вести с подростками разговор о вере, нужно, безусловно, запастись немалым терпением. Конечно, очень хочется, чтобы, воодушевленные нашим словом, юные слушатели все и сразу уверовали в Бога и пришли в церковь. Однако меняться человеку всегда нелегко! Ведь и мы сами уверовали далеко не сразу (знаю из собственного опыта), а только прожив треть или, может быть, даже половину своей жизни. Поэтому мы должны быть готовы к тому, что и слушающие нас не уверуют в одночасье.

С собственными детьми мне всетаки немного проще. Их личности, в отличие от моей собственной, формировались уже на благодатной семейной почве, осененной православной верой. Поэтому убеждать их словесно мне не пришлось. Мы вместе ходим в храм, вместе молимся, исповедуемся, причащаемся. Вместе не так давно посмотрели и обсудили в семейном кругу фильмы «Остров» Павла Лунгина и «Поп» Владимира Хотиненко. Вот, правда, посты соблюдаю в нашей семье пока я один! Но, опять же — терпение и еще раз терпение… Поведение и поступки родителей оказываются для детей красноречивей всяких слов. Сколько раз в ситуациях, когда собственные дети вдруг начинали дерзить или становились не в меру эмоциональными, мне достаточно было лишь обратить взор к небольшому семейному иконостасу, и неуемный пыл тут же угасал, сын или дочь возвращались в русло нормального, уважительного по отношению к родителям общения. Без конфликтов семейной жизни, конечно, не бывает. Но если всегда помнить, что в любой ситуации, в любом споре рядом незримо присутствует Он, и душой прислушаться к Его советам, то намного проще найти выход из любого трудного положения и решить любой спор в пользу истины. А еще родителям в минуты нахлынувшего на детей гнева следует помнить слова святителя Иоанна Златоуста: «Нападение от детей суть наказание за грехи».

Не только родитель, но и любой педагог, не кратковременно воздействующий на своих подопечных чад, а воспитывающий их изо дня в день, не должен забывать, что говорить с учениками о вере необходимо не только словом. Свидетельствовать можно и нужно поступками, делами, своей жизненной позицией, своей истинной верой! Святитель Тихон Задонский пишет: «Юные, да и люди всякого возраста, лучше наставляются доброй жизнью, чем словом. Ибо дети особенно подражают жизни родителей: что замечают в них, то и сами делают… Ибо дети больше смотрят на жизнь родителей и отражают ее в своих юных душах, чем слушают их слова».

Как лектор Епархиального просветительского центра, я постоянно работаю с городскими школами и учреждениями профессионального образования. Приходя в школьные классы, студенческие аудитории, я первым делом интересуюсь, есть ли среди ребят те, кто либо исповедует иную веру (в наших сегодняшних многонациональных школах такие есть в каждом классе), либо считает себя атеистом. Я предоставляю им выбор: либо уйти, если их убеждения не позволяют поступить иначе, либо остаться и попытаться понять то, о чем я буду сейчас с ними говорить. Ведь по меткому народному выражению, невольник — не богомольник. Признаюсь честно: ни разу еще никто не уходил! Нет, конечно, я не обращал этих детей за 45 отведенных мне минут в Православие, я просто помогал им задуматься над тем, в чем истинность любой веры, в чем суть веры именно православной, и почему человек вообще без веры жить не может.

Одной из причин, часто мешающих подрастающему поколению правильно определить свое отношение к вере, является недостаток знаний о ней самой. Довольно часто наши дети знакомятся с верой по случайно попавшим в руки брошюркам сомнительного происхождения, формирующим легковесное отношение к христианству. В результате вместо истинного понимания сути Православия и под видом Православия в молодых умах формируется невообразимая мешанина из непониманий и домыслов. Поэтому цель православного лектора, педагога — вывести молодых людей из состояния невежества, расставить акценты, определить, что есть главное, а что — второстепенное. Так, на наших встречах мы, например, пытаемся с ребятами разобраться: то, что сын грубит матери — это грех? А является ли грехом то, что он много времени уделяет компьютерным играм? Первое, безусловно, нарушение заповеди Божией, а вот второе… Сами по себе компьютерные игры — не грех, но когда страсть к ним становится всепоглощающей, когда виртуальный мир заменяет собой реальный — тогда совсем другое дело. Самим подросткам даже в таких, казалось бы, простых вопросах без помощи взрослого и опоры на заповеди Божии бывает очень трудно разобраться.

Ведя разговор с детьми, я не раз ловил себя на мысли, что среди моих слушателей нет ни одного, кому наши беседы были бы в итоге не интересны, даже если кто-то поначалу и был настроен скептически. Сам я глубоко убежден, что человек без веры вообще не может существовать! Другое дело, что все мы, в силу разницы воспитания, жизненного опыта, семейных традиций, верим в разное и по-разному. Детей, уже знакомых с Церковью, видно сразу: они и слушают внимательней, и взгляд у них совсем иной, более глубокий и вдумчивый, несмотря на их юный возраст. Они — как плодородная почва, на которой семя сказанного обязательно прорастет благодатным ростком. Но их, к сожалению, не так уж много. Иное дело — дети, далекие от Церкви, от Бога и веры. Они не по своей воле, а в силу незначительности и непродолжительности жизненного опыта еще не готовы воспринимать со всей серьезностью ни слово Божье, ни слово о Боге. Их познание Библии сводится зачастую к рассматриванию цветных иллюстраций в «Библии для детей». Подвигнуть их на какие-то дальнейшие, более серьезные шаги бывает совсем непросто.

А есть и такие ребята, и их, как правило, большинство, которые вроде и верят в Бога, но в Церковь практически не ходят. Именно им я уделяю особое внимание на занятиях. Именно они — тот нераспустившийся бутон, наполненный нектаром веры, которому надо помочь раскрыться. Говорить с ними о вере значительно трудней, но и результат порой превосходит все ожидания!

Во время одной из бесед с ребятами на мой вопрос: «Часто ли вы бываете в храме?» — озорной мальчик с последней парты, ведший себя оживленней других, вдруг ответил вопросом на вопрос: «А зачем? Я верю в душе». Как ответить? Как объяснить ребенку непрочность такой веры?

— Ты любишь своих родителей?

— Конечно, — мальчик вдруг внутренне напрягся.

— А давай отправим их в другой город или в другую страну, и люби их сколько хочешь… Но только в душе! Нравится? Нет? Вот так же и Богу угодно, чтобы люди не просто в душе верили, чтобы шли к Нему в Церковь!

Я видел, как этот шумный и неспокойный мальчуган погрузился в задумчивость и промолчал до конца нашей встречи. А потом подошел ко мне, и мы еще в течение получаса один на один говорили с ним о том, что его, как выяснилось, волновало на тот момент больше всего: о его взаимоотношениях с родителями. Приведенное мною сравнение заставило его глубоко задуматься…

Я прекрасно понимаю, что сокращать расстояние между нами, тварными существами, и Богом ни в коем случае нельзя ни ради какой великой цели! Но если юный человек еще не готов воспринимать веру в целом, во всем ее величии, то от нас, взрослых, как раз и требуется умение объяснить, как говорится, «на пальцах», на жизненных примерах, «разжевать» для него самую суть учения о вере — чтобы он начал затем думать сам.

Так, отвечая на часто задаваемый ребятами в разновозрастных аудиториях вопрос, почему плохие дела делать легко, а хорошие, наоборот, трудно, я использую сравнение с сорняками и полезными злаками. Сорняки произрастают везде и без всяких наших усилий, сами по себе, не принося нам никакой пользы. А чтобы вырастить полезный злак, нужно рыхлить почву, поливать его, всячески за ним ухаживать, трудиться. Вот и грех подобен сорняку: творить его легко, но плоды его горьки. Широки врата и пространен путь, ведущие в погибель (Мф. 7, 13). Совершать плохие поступки просто и легко, но будет ли так же легко потом? Ведь за все в жизни придется платить. И только наши добрые дела принесут нам пользу и настоящую радость. Отвечая письменно в конце занятия на мои вопросы о содержании и сути нашей беседы и о том, что они поняли и запомнили, ребята пишут, что каждый человек обязательно должен бороться с плохим началом в себе, с дурными мыслями, понуждать себя на дела хорошие, что этому учит нас Бог… И это уже не мои слова. Это их собственные мысли, к которым их подтолкнула наша беседа. В этом и заключается искусство убеждения! Как говорит протоиерей Александр Ильяшенко: «…это не слова, не экспрессия, а твоя собственная жизнь, которая должна быть активной».

Сергей Свешников, доцент Костромского государственного университета им. Н.А. Некрасова

Журнал «Православие и современность» № 21 (31)

Комментарии:

нет комментариев

ВЫ МОЖЕТЕ ОСТАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ:

Отправляя данную форму, я даю согласие на обработку моих персональных данных в соответствии с политикой обработки ПД.