+7 (8452) 23 04 38

+7 (8452) 23 77 23

+7 960 346 31 04

info-sar@mail.ru

Информационно-аналитический портал Саратовской митрополии
Русская Православная Церковь Московского Патриархата
Найти
12+
«Фильм-крик, фильм-диагноз»
Просмотров: 582     Комментариев: 0

В фойе саратовского кинотеатра «Победа» очень оживленно. Зрители пришли на премьеру нового фильма. На фоне красочного баннера с фотографиями известных российских актеров с удовольствием фотографируются молодые люди. Играет скрипичный квартет. Приятное общение, радостные встречи добрых знакомых. На лицах расслабленные улыбки... Покидать зал зрители будут в совершенно другом состоянии. Кто-то будет смущенно прятать заплаканное лицо, кто-то слёз, напротив, не скроет и подойдет поблагодарить организаторов показа за эту возможность. Есть фильмы, которые смотреть тяжело, но жизненно необходимо. «Право выбора» режиссера Елены Пискаревой — из их числа. Предельно честный, жесткий, срывающий покровы ложных приличий и саван молчания с темы, о которой в нашем обществе не принято говорить вслух,— с темы абортов.

Главный герой фильма — хирург Олег Волков (исполнитель роли — актер Эдуард Флеров) — поставлен главным врачом роддома в небольшом провинциальном городе. Знакомясь с отечественной системой родовспоможения, он открывает для себя шокирующие факты, к которым настолько привыкли те, кто много лет работает в акушерстве, что они стали для них нормой: учреждению аборты как услуга населению, оплачиваемая из средств фонда обязательного медицинского страхования, выгоднее, чем сопровождение беременных и роды. Врачи намеренно склоняют женщин к прерыванию беременности, не выдерживается даже «неделя тишины» — время, которое дается беременной на раздумья. Аборты, вопреки закону, совершаются даже на поздних сроках. Акушеры не борются за жизнь новорожденных — им все равно, погибнет ребенок в родах или нет. Олег Волков, несмотря на сопротивление персонала, решает изменить эту систему: приглашает на работу предабортного психолога, заставляет врачей давать беременным услышать биение сердца плода, а потом и вовсе накладывает мораторий на убийство детей во чреве. Общество в лице горожан отвечает на эти действия жестко: протестные пикеты под окнами роддома, подкинутые под дверь кабинета убитые в ходе криминальных абортов младенцы, коллективный судебный иск. Выбор у доктора Волкова простой: или он отменяет все свои противоабортные меры, или — тюремный срок. Какое решение он примет, зритель узнает, досмотрев фильм.

Кроме центральной сюжетной линии, в ленте множество историй женщин — тех, кто только задумывается о прерывании беременности, и тех, кто уже находится в постабортном синдроме. Показаны также судьбы психолога, устроившей в собственной квартире приют для беременных, которым больше некуда идти, и врачей, которые когда-то мечтали спасать жизни, а стали палачами. Одна из них отказывается делать аборты, потому что взрослая дочь обвиняет ее и ее работу в том, что не может выносить ребенка. «У нее пять выкидышей на поздних сроках. Это потому, что у меня руки в крови!» —объясняет гинеколог начальству свой отказ совершать убийство эмбрионов. Но ее нравственные муки коллектив не интересуют: «Хочешь чистую совесть за счет других иметь?».

Видим мы и историю несовершеннолетней девушки Юли, которую на аборт гонит мать. А позже мы узнаём, что эту женщину, в свою очередь, тоже когда-то заставила убить своего ребенка ее мать. А еще мы слышим страшную исповедь совсем уже пожилой женщины, которой последний из убитых ею младенцев снится каждый год, и каждый год он на год старше. «34 года могло бы ему быть, внуки здесь уже бегать могли,— вздыхает бабушка Юля.— Но время такое было».

Да, время и правда было «такое». Аборты наша страна легализовала в 1920 году первой в мире, в советской системе здравоохранения прерывание беременности считалось обычной процедурой, женщинам внушалось, что внутри не ребенок, а сгусток клеток. «Да, это было зло, но зло необходимое»,— говорит одна из героинь. Время изменилось, а зло продолжает существовать. Ежегодно в нашей стране путем искусственного прерывания беременности убивают от четырех до шести миллионов младенцев. Восемьдесят процентов женщин хотя бы раз совершали аборт. Россия — первая в мире страна по количеству абортов на одну женщину. Каждая пятая женщина после первого аборта становится бесплодной. Это статистика. Но об этом нигде не говорят. Эту тему не пускают на телеэкраны. Об этом не было снято ни одного фильма. Фильм Елены Пискаревой стал первым.

На закрытый показ, организованный в Саратове епархиальным отделом по защите семьи, материнства и детства при поддержке епархиального отдела по церковной благотворительности и социальному служению, приехали Елена Пискарева, актеры Эдуард Флеров, Ирина Егорова и руководитель направления защиты материнства Синодального отдела по церковной благотворительности и социальному служению, руководитель кризисного центра «Дом для мамы» (г. Москва) Мария Студеникина. После показа состоялся брифинг, зрители смогли пообщаться с гостями.

Елена рассказала о том, как родилась идея фильма. Она, мама четверых детей, довольно часто лежала во время беременности на сохранении, и на соседних койках оказывались те, кто отчаянно борется за сохранение жизни своего пока не родившегося младенца, и те, кто приходит в больницу, чтобы свое дитя убить.

Насмотревшись разных историй женщин, Елена сняла короткометражный фильм «Живи». 17-минутная зарисовка из жизни палаты абортария, в которой женщины ждут своей очереди, делясь своими историями, объясняя друг другу, а больше самим себе, почему они решили сделать это, буквально взорвала Интернет. Миллионы просмотров, репостов… Елене стали писать женщины, сделавшие аборт, психологи, врачи, руководители роддомов и женских консультаций. Стало понятно, что тема сама просится на свободу, и нужен полнометражный фильм. И Елена начала собирать материал. Она встречалась с врачами, предабортными психологами, женщинами, переживающими постабортный синдром. Их истории и легли в основу сюжета «Право выбора». В нем мы увидим и продолжение истории девушки Юли из фильма «Живи», сбежавшей из палаты абортария и сохранившей своему ребенку жизнь.

Елена Пискарева— Это фильм-крик, фильм-диагноз,— сказала о своей работе режиссер.— Да, у нас, женщин, есть право выбора, но по сути это право убивать. А какие права у ребенка, которого убивают? Я хотела встать на сторону тех, кто не имеет права голоса, кто лишен священного права на жизнь, дарованного нам Богом. Этот фильм — попытка вывести эту тему из тени и поднять ее на острие общественной дискуссии.

По словам Елены, тяжелее всего смотреть эту кинокартину врачам. Врач — заложник в этой системе. По закону доктор может отказаться делать аборты, но на практике сделать это очень трудно — человек становится изгоем в коллективе, нередко его вынуждают уволиться.

Фильм не дает прямого ответа на вопрос, что можно сделать, чтобы остановить этот непрерывный конвейер смерти. По словам уполномоченной по правам ребенка в Саратовской области Татьяны Загородней, законодательно эту сферу регулировать крайне сложно. Любые запретительные меры вызовут только лавину подпольных абортов. Но каждый из нас может сделать очень многое в своей собственной семье. Рассказать правду, что такое аборт. Показать этот фильм знакомым подросткам. Говорить с детьми об ответственности за жизнь — свою и возможного ребенка.

— У меня четверо детей — трое мальчиков и дочка,— сказала в завершение встречи Елена Пискарёва.— И когда они подрастут, я обязательно скажу им свой родительский наказ словами главного героя фильма. Сыну: «Если ты ложишься с женщиной в постель, то будь готов быть отцом вашего ребенка. Мужчина – это ответственность». И дочери: «Хочешь в постель — выходи замуж, нечего по чужим койкам скакать». Выбор должен быть не в том, чтобы родить или убить. А в том, ложиться в постель или нет. А если уж ложимся, то давайте нести ответственность за свой выбор и за свое потомство.

В настоящее время фильма «Право выбора» нет в открытом доступе, но летом, по словам режиссера, он появится в сети Интернет, и тогда его смогут посмотреть все желающие.

Комментарии:

нет комментариев

ВЫ МОЖЕТЕ ОСТАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ:

Отправляя данную форму, я даю согласие на обработку моих персональных данных в соответствии с политикой обработки ПД.