+7 (8452) 23 04 38

+7 (8452) 23 77 23

info-sar@mail.ru

Информационно-аналитический портал Саратовской и Вольской Епархии
По благословению Митрополита Саратовского и Вольского Лонгина.
Русская Православная Церковь Московского Патриархата
Найти
12+
Ярмо Иеремии — крест до Креста
Просмотров: 952     Комментариев: 1

И было ко мне слово Господне: прежде нежели Я образовал тебя во чреве, Я познал тебя, и прежде нежели ты вышел из утробы, Я освятил тебя: пророком для народов поставил тебя. А я сказал: о, Господи Боже! я не умею говорить, ибо я еще молод. Но Господь сказал мне: не говори: «я молод»; ибо ко всем, к кому пошлю тебя, пойдешь, и все, что повелю тебе, скажешь. Не бойся их; ибо Я с тобою, чтобы избавлять тебя, сказал Господь. И простер Господь руку Свою, и коснулся уст моих, и сказал мне Господь: вот, Я вложил слова Мои в уста твои (Иер. 1, 4–9).

Пророк Иеремия (Ирмийяху) жил двадцать семь веков тому назад, но мы и по сей день слышим в его имени раскат грома. А если мы откроем Ветхий Завет и найдем в корпусе пророческих книг книгу Иеремии, то станем свидетелями страшной человеческой драмы. И поймем, что драма эта поразительно современна; что боль древнего пророка — это боль наших нервов. Чем ближе Страшный Суд, тем слышнее голос Иеремии.

Книга пророка Иеремии невероятно поэтична, богата красками, образами, символами; вместе с тем она дает живое представление о тогдашней жизни, быте, обычаях, предметах, которыми пользовались люди; поэтому читать ее интересно.

О книге пророка Иеремии мы беседуем с Алексеем Кашкиным — ученым-библеистом, заведующим кафедрой библеистики СПДС, автором учебного пособия «Священное Писание Ветхого Завета».

— Алексей Сергеевич, прежде чем говорить об Иеремии, давайте скажем о том, кто такие пророки вообще; что есть пророческая традиция в иудейской религиозной культуре (ведь понятие «пророчествующий» мы встречаем и в Новом Завете тоже); как человек становился пророком, каким образом пророки получали свои знания, почему в Символе веры о Святом Духе говорится, что Он глаголет через пророков.

— Расхожее представление о пророке — тот, кто каким-то образом узнает и предсказывает будущее, — в отношении ветхозаветных пророков, мягко говоря, ошибочно. В Ветхом Завете пророк — это, прежде всего, вестник воли Божией, посредник между Богом и людьми. Он возвещает людям Божию волю относительно и прошлого, и настоящего, и будущего. Возвещение будущего — не самоцель и не главное. Если мы возьмем все пророческие книги Ветхого Завета, то увидим, что пророчества о будущем занимают в них относительно небольшое место. Лучшей иллюстрацией, поясняющей, кто такой пророк, можно считать место в книге Исход (7, 1), где Сам Бог говорит Моисею, что он будет для фараона богом, а Аарон — его, Моисея, пророком. Пророком — то есть выразителем воли. Пророк разъясняет народу скрытые причины происходящих событий, указывает на последствия тех решений, которые принимаются людьми в настоящем. Он комментирует происходящее в категориях Закона и правды Божией. Отождествлять пророков с гадателями и прорицателями, которых всегда было много, не следует. У пророка нет такой задачи — поразить всех, точно предсказав будущее. У него задача другая — исправление людей, торжество правды Божией на земле. Вот пример: предсказание пророка Ионы о разрушении Ниневии не исполняется (см.: Иона 2, 10). Если бы мы рассматривали Иону исключительно как предсказателя, то увидели бы в этом его поражение. Но не в этом был смысл его миссии, а в том, чтобы Ниневия была спасена.

— Пророк ведь не сам от себя говорит. Большинство глав книги Иеремии начинается с «Так сказал Господь…», или «Слово, которое было к Иеремии от Господа..», или «Слушайте слово, которое Господь говорит вам…»

— Устами пророка говорит Господь, и это очень ярко выражено в тех стихах пророческих книг, где говорится о призвании пророков на служение. Книга пророка Исаии: И услышал я голос Господа, говорящего: кого Мне послать? и кто пойдет для Нас? И я сказал: вот я, пошли меня. И сказал Он: пойди и скажи этому народу… (6, 8–9). Книга пророка Иеремии: о таком же призвании пророка Господом сообщается в первой главе. Книга пророка Иезекииля — вавилонского пленника, переселенца — начинается с чудесного видения и слов Господа к пророку: сын человеческий! Я посылаю тебя к сынам Израилевым, к людям непокорным, которые возмутились против Меня; они и отцы их изменники предо Мною до сего самого дня. <…> к ним Я посылаю тебя, и ты скажешь им: «так говорит Господь Бог!» Будут ли они слушать или не будут, ибо они мятежный дом; но пусть знают, что был пророк среди них (2, 3–5). Обратите внимание, во всех этих текстах Господь посылает пророка говорить с людьми, чтобы пророк донес до людей Его волю; и обещает пророку Свою защиту и помощь, избавляя его таким образом от страха. В Никео-Цареградском Символе веры, который мы все вместе поем за каждой Божественной литургией, есть слова о том, что мы веруем «…И в Духа Святаго, Господа, Животворящаго <…> глаголавшаго пророки», то есть говорящего через пророков. Этот член Символа веры основан на Священном Писании Нового Завета. Послание апостола Павла к Евреям начинается со слов: Бог, многократно и многообразно говоривший издревле отцам в пророках… Апостол Петр во втором своем Послании пишет: Ибо никогда пророчество не было произносимо по воле человеческой, но изрекали его святые Божии человеки, будучи движимы Духом Святым (1, 21).

Конечно, есть случаи, когда даже и истинный пророк (следует отметить, что существовали и ложные пророки. — М.Б.) проявляет свою волю, высказывает собственное мнение. Здесь нужно вспомнить эпизод с пророком Нафаном (Вторая книга Царств, глава 7), которому царь Давид сообщает о своем желании построить дом для ковчега Завета — Храм; и пророк отвечает царю: всё, что у тебя на сердце, иди, делай; ибо Господь с тобою (3). Но той же ночью с Нафаном говорит Сам Господь и сообщает, что построить для Него дом (Храм) — это дело не Давида, но его сына, и это произойдет уже после смерти царя. И пророк пересказывает эти слова Давиду (4–17).

В некоторых случаях пророк не может ответить на вопрос, произнести пророчество, если нет на то воли Святого Духа. Так, пророк Елисей, когда к нему обращаются три царя — иудейский, израильский и едомский (см.: 4 Цар. 3, 14–15) — и просят его предсказать, чем кончится война против моавитян, отвечает им не сразу, но лишь когда его касается рука Господня, чему способствует игра на гуслях. Пророк возглашает истину, которую открывает ему Господь.

Пророк Иеремия. Италия. Венеция. Собор святого Марка. Мозаика. XII век— Вернемся все же к Иеремии. В какой исторической обстановке начал он свою проповедь? Для какой цели призвал пророка Господь, что он должен был донести до своих соотечественников?

— Начало служения Иеремии — это 627 год до Р. Х., тринадцатый год правления царя Иосии. Его правлению предшествовала длительная эпоха отступления евреев от Бога Единого, обращения их к языческим культам. В эти годы — более шестидесяти лет, как видите, тут напрашиваются исторические параллели — хранителей истинного богопочитания жестоко преследовали. Особенно отличались этим царь Манассия, который, оказавшись в вавилонской темнице, раскаялся и глубоко смирился пред Богом отцов своих (Вторая книга Паралипоменон (Летопись царей иудейских), 33, 10–20), и его сын Амон, так, увы, и не раскаявшийся и убитый своими слугами. Язычество было официальной государственной религией. Иосия вступил на престол малолетним, и, пока он не повзрослел, не окреп, это продолжалось. Вступив в зрелый возраст, Иосия начинает поворот к истинному богопочитанию. И одновременно с этим выходит на свое служение новый пророк — Иеремия. Начинается восстановление разрушенной ветхозаветной Церкви — государства под управлением благочестивого царя. Но, увы, царствование Иосии продолжалось недолго и стало лишь светлой полосой в мрачной эпохе язычества. В 609 году до Р.Х. Иосия погибает в бою с египтянами (см.: 2 Паралипоменон, 35, 20–24), и после него на иудейский престол восходят только нечестивые цари. Служение Иеремии проходило при двух царях-язычниках — Иоакиме и Седекии, последнем царе перед падением Иерусалима и вавилонским пленением.

Пророк, который поддерживал реформы Иосии и оплакал его смерть (2 Ездры, 1, 32), оказывается в решительной оппозиции к власти последующих владык. По велению Бога Иеремия становится во вратах дома Господня (см.: Иер. 7, 2), то есть у входа в Иерусалимский Храм — храм Бога Единого, выстроенный еще царем Соломоном, сыном Давида, — и призывает входящих в Храм на поклонение иудеев к покаянию, обличая их при том в лицемерии, в двойной жизни: вы крадете, убиваете и прелюбодействуете, и клянетесь во лжи и кадите Ваалу, и ходите во след иных богов, которых вы не знаете, и потом приходите и становитесь пред лицем Моим в доме сем, над которым наречено имя Мое, и говорите: «мы спасены», чтобы впредь делать все эти мерзости. Не соделался ли вертепом разбойников в глазах ваших дом сей, над которым наречено имя Мое? (7, 9–11).

И с этого момента начинается крестный путь пророка Иеремии, его мученичество и исповедничество. Он терпит преследования за свои слова, и жизнь его наполнена скорбями: О, кто даст голове моей воду и глазам моим — источник слез! я плакал бы день и ночь о пораженных дщери народа моего. О, кто дал бы мне в пустыне пристанище путников! оставил бы я народ мой и ушел бы от них: ибо все они прелюбодеи, скопище вероломных (9, 1–2).

— Мне кажется, в Иеремии есть что-то от христианских юродивых — он, как и они, использует язык знаков, символов, надевает себе на шею ярмо как знак будущего порабощения евреев…

— Жизнь Иеремии, по сути, жизнь аскета. Господь запрещает ему жениться (см.: Иер. 16, 1–2), он не имеет пристанища, постоянно преследуем, но главное — он совершенно отрешен от всяких забот о себе: что до меня, вот — я в ваших руках; делайте со мною, что в глазах ваших покажется хорошим и справедливым; только твердо знайте, что если вы умертвите меня, то невинную кровь возложите на себя и на город сей и на жителей его (26, 14–15). Это действительно сближает ветхозаветного пророка с русскими юродивыми Христа ради; и он, подобно им, использует язык символических действий: накладывает на себя узы и надевает ярмо (см.: Иер. 27, 2) как символ будущего порабощения иудейского народа; разбивает глиняный кувшин, чтобы показать, как сокрушит Господь народ сей и город сей (19, 11); объясняет, как страшна измена Богу, на примере сгнившего в расселине скалы льняного пояса (Ибо, как пояс близко лежит к чреслам человека, так Я приблизил к Себе весь дом Израилев и весь дом Иудин, говорит Господь, чтобы они были Моим народом и Моею славою, хвалою и украшением; но они не послушались (13, 11)).

— Иеремия — пророк крайне непопулярный. На языке войн ХХ века он — пораженец, капитулянт, предатель. Он призывает народ и власть, в частности царя Седекию, не сопротивляться завоевателям-халдеям, выйти за крепостные стены и сдаться на милость победителя (см.: Иер. 38, 2; там же 17). Иудеев, угнанных уже в плен, Иеремия призывает сидеть там смирно и трудиться на благо Вавилонского царства (см.: Иер. 29, 5–7). За всё это Иеремию бьют, забивают в колодки, сажают в яму, наполненную жидкой грязью, и т. д. Но почему же пророк столь «непатриотичен»?

— Трагедия Иеремии в том, что он говорит не то, что ему самому хотелось бы говорить. Он не хочет говорить о предстоящем падении Иерусалима, о разрушении Храма, о плене, но он вынужден это делать. Вспомним эпизод с «коллегой» Иеремии пророком Ананией, который, в отличие от Иеремии, говорит то, что радует и, возможно, вдохновляет иудеев: то, что они хотят от него слышать. Анания обещает победу, освобождение пленных (то есть царя Иехонии и всей иерусалимской знати, которую вавилонский царь Навуходоносор к тому времени уже забрал к себе в Вавилон вместе со священными предметами Храма (см.: Иер. 27, 20)), возвращение сосудов дома Господня (28, 3). Анания снимает с шеи Иеремии ярмо и торжественно перед всеми разбивает его, провозглашая — как бы от лица Бога — слова: так сокрушу ярмо Навуходоносора, царя Вавилонского, через два года, сняв его с выи всех народов (28, 11). Как же реагирует на это «мрачный» Иеремия? Он не обличает Ананию во лжи, напротив: он был бы счастлив, если бы Господь исполнил пророчество Анании (см.: 28, 6). Однако же Иеремия напоминает: он не первый в истории пророк, который вынужден предвещать бедствия; и далее говорит: Если какой пророк предсказывал мир, то тогда только он признаваем был за пророка, которого истинно послал Господь, когда сбывалось слово того пророка (Иер. 28, 9). После этого Иеремия мирно уходит своею дорогою (11).

Действительно, в любом нормальном государстве Иеремию назвали бы предателем. С общечеловеческой точки зрения это воспринимается именно так. Но в данном случае мы должны посмотреть с другой точки зрения. Иеремия напоминает народу о том, что сопротивляться воле Божией бесполезно и преступно: грядущие бедствия, включая вавилонский плен, — кара за нечестие. Принять Божие наказание в относительно смягченном варианте — в виде гуманного по тем временам халдейского плена — было бы, безусловно, благом для соплеменников Иеремии. Но они не хотят принимать Божию милость и таким образом, по сути, восстают против Господа, приготовившего для них мягкий — не по их великим грехам — вариант; не признают, что заслуживают наказания, и тем самым навлекают на себя еще большее наказание. Если бы иудеи слушали своего пророка, не пошли бы на переговоры с Египтом, не подняли бы восстание против Навуходоносора, может быть, и не был бы разрушен Иерусалимский Храм.

— Но ведь Иеремия не только бедствия, не только страдания предвозвещает — после поражения Иерусалима, в скорбные дни пленения иудеев он становится вестником их будущей радости — Божией милости, прощения, возвращения домой: Я не изолью на вас гнева Моего; ибо я милостив, говорит Господь, — не вечно буду негодовать. Признай только вину твою: ибо ты отступила от Господа Бога твоего (Иер. 3, 12–13). Стало быть, Иеремия — и пророк любви Божией тоже?

— Да, он и утешитель народа в бедствии. У всех ветхозаветных пророков, в том числе и у тех, у кого проповедь гнева и суда преобладает, все равно есть утешительные пророчества. Чем ближе к падению Иерусалима, тем явственнее слышим мы в проповеди Иеремии утешительные ноты. А после падения города пророк сообщает народу, уведенному в плен, что этот плен не вечен, что через семьдесят лет евреи вернутся в Иерусалим. Обратите внимание на еще одно символическое действие Иеремии — покупку поля (см.: Иер. 32, 1–16). Это во время осады Иерусалима, накануне поражения евреев, когда все уже рушится, а сам пророк за свои «пораженческие» пророчества по приказу царя Седекии находится под стражей. Тем не менее он совершает сделку, выкупает поле у специально пришедшего к нему родственника — по праву наследства, согласно иудейскому Закону об имущественных правах. И велит своему ученику Варуху положить обе купчие (запечатанную и открытую, как требует Закон) в глиняный сосуд, чтобы они оставались там на многие дни. Ибо так говорит Господь Саваоф, Бог Израилев: домы и поля и виноградники будут снова покупаемы в земле сей (32, 15).

Представьте, что в 1917 году кто-то стал бы продавать или покупать землю в России и тщательно прятать документы. Это примерно то же самое.

В письме, которое Иеремия, оставшийся в Иерусалиме, посылает пленникам в Вавилон (см.: Иер. 29; речь идет о первой группе пленников во главе с Иехонией), говорится, что это не халдеи во главе с Навуходоносором переселили евреев в Вавилон, а Сам Бог — такова была Его воля: стройте домы и живите в них, и разводите сады и ешьте плоды их; берите жен и рождайте сыновей и дочерей; и сыновьям своим берите жен и дочерей своих отдавайте в замужество, чтобы они рождали сыновей и дочерей, и размножайтесь там, а не умаляйтесь; и заботьтесь о благосостоянии города, в который Я переселил вас, и молитесь за него Господу; ибо при благосостоянии его и вам будет мир (Иер. 29, 5–7).

В тех, кого увел Навуходоносор, пророк видит основу будущего возрождения народа, а те, кто остался дома, в Иудее, оставлены здесь для суда. Об этом говорит сон Иеремии о двух корзинах смокв (см.: Иер. 24).

— Пророк Иеремия упоминается в нескольких книгах Ветхого Завета, написанных уже не при его жизни; это говорит о значении его личности для еврейского народа?

— Служение Иеремии не закончилось с его физической смертью — духовное значение его личности, его пророчества было огромно, он воспринимался как покровитель народа, молитвенник за него. И этим, возможно, объясняется то, что Иеремии приписывается еще немало книг, в частности каноническая книга Плач Иеремии, а также неканоническое Послание Иеремии. Большинство библеистов считают, что Послание Иеремии — документ гораздо более поздний — эпохи Второго, то есть возрожденного, Храма, III века до н. э. О Плаче Иеремии ученые также спорят.

— Иеремия предупреждал иудеев о том, что их не спасет ни Храм сам по себе (Не надейтесь на обманчивые слова: «здесь храм Господень, храм Господень, храм Господень» (7, 4)), ни хранившийся в храме Ковчег Завета (Не будут говорить более: «ковчег Завета Господня»; он и на ум не придет, и не вспомнят о нем (3, 16)). Но это ведь именно Иеремия после падения Иерусалима спрятал Ковчег — да так, что его по сей день никто не нашел?

— Об этом рассказывает одна из поздних неканонических книг Библии — Вторая книга Маккавейская. Во второй главе этой книги говорится, что он увещевал их (переселяемых в Вавилон иудеев. — М.Б.) и не удалять закона из сердца своего (3), а также о том, что сей пророк, по бывшему ему Божественному откровению, повелел скинии и ковчегу следовать за ним, когда он восходил на гору, с которой Моисей, взойдя, видел наследие Божие. Придя туда, Иеремия нашел жилище в пещере и внес туда скинию и ковчег и жертвенник кадильный, и заградил вход. Когда потом пришли некоторые из сопутствовавших, чтобы заметить вход, то не могли найти его. Когда же Иеремия узнал о сем, то, упрекая их, сказал, что это место останется неизвестным, доколе Бог, умилосердившись, не соберет сонма народа. И тогда Господь покажет его, и явится слава Господня (2 Мак. 2, 4–8). Конечно, авторитет Маккавейских книг не абсолютен, но в греческой традиции они принимаются как канонические. Эпоха Маккавеев — II век до Р. Х. — это время тяжелых испытаний еврейского народа и вместе с тем время великих надежд на его возрождение. И потому — эпоха особого почитания пророка Иеремии: в Маккавейских книгах этот пророк упоминается неоднократно. В 15-й главе той же книги Иуда Маккавей — мужественный воин, предводитель восстания евреев против греческого, языческого владычества — видит в вещем сне первосвященника Онию, мужа честного и доброго, почтенного видом, кроткого нравом, приятного в речах, издетства ревностно усвоившего все, что касалось добродетели (12). Ония, простирая руки, молится за свой народ; а затем в сновидении Иуды появляется другой муж, украшенный сединами и славою, окруженный дивным и необычайным величием (13). Ония сообщает, что это братолюбец, который много молится о народе и святом городе, Иеремия, пророк Божий (14). Иеремия вручает Иуде Маккавею золотой меч со словами: возьми этот святый меч, дар от Бога, которым ты сокрушишь врагов (16). Лично мне это напоминает сон Кузьмы Минина, которому сам Сергий Радонежский вручил меч; и это говорит о непреходящем духовном значении пророка Иеремии для его народа.

Мучение пророка Иеремии. Тзортзи (Зорзис) Фука. Фреска. Афон (Дионисиат). 1547 годВот наступают дни, говорит Господь, когда Я заключу с домом Израиля и с домом Иуды новый завет, не такой завет, какой Я заключил с отцами их в тот день, когда взял их за руку, чтобы вывести их из земли Египетской (Иер. 31, 31–32). Можем ли мы рассматривать этот фрагмент как пророчество Иеремии о Новом Завете?

— Церковью это место в книге Иеремии рассматривается именно так. Книга Иеремии, несмотря на ее большой объем и богатство смыслов, в православном богослужении используется мало, но вот этот отрывок читается как паремия на вечерне Великой Субботы. Напомню, что там читается пятнадцать ветхозаветных паремий, и эта, о Новом Завете, — четырнадцатая. Ее присутствие в богослужении этого дня неслучайно. Великая Суббота, суббота перед Воскресением, — это как раз рубеж между Ветхим и Новым Заветами: Сын Человеческий принес в жертву Самого Себя, поэтому ветхозаветные жертвоприношения более не нужны.

Вторая паремия из этой книги — А я, как кроткий агнец, ведомый на заклание, и не знал, что они составляют замыслы против меня, говоря: «положим ядовитое дерево в пищу его и отторгнем его от земли живых, чтобы и имя его более не упоминалось» (11, 19) — читается на часах в Великий Четверг и Великую Пятницу: в страдающем за истину пророке Иеремии Церковь видит прообраз Христа — Агнца Божия, Которого иудеи стремились погубить с ненавистью еще большей.

Время Нового Завета, по пророчеству Иеремии, — это время, когда Закон написан уже не на пергаменте, но в человеческих сердцах (см.: 31, 33). И заключение Завета будет сопровождаться полным прощением грехов.

— Само словосочетание «Новый Завет» — не здесь ли оно появляется впервые?

— Да, впервые здесь, а второй раз мы его услышим через шесть веков, на Тайной вечере (см.: Мф. 26, 28; Мк. 14, 24; Лк. 22, 20).

— Слышим ли мы голос Иеремии в Евангелии? Не цитирует ли его Спаситель?

— Параллели, безусловно, есть, хотя относительно отдельных мест спорят: цитата ли это из ветхозаветного пророка или оригинальное выражение, например, апостола Павла: они показывают, что дело закона у них написано в сердцах (Рим. 2, 15). Одно из самых известных параллельных мест — изгнание Иисусом торгующих из храма. Мф. 21, 12–13: написано, — дом Мой домом молитвы наречется, а вы сделали его вертепом разбойников. Точно так же называет Храм Иеремия: Не соделался ли вертепом разбойников в глазах ваших дом сей, над которым наречено имя Мое? (7, 11). И Самого Христа люди принимают за воскресшего Иеремию (см.: Мф. 16, 14), из чего можно сделать вывод, что и во времена Римской империи покоренные ею евреи ждали возвращения этого пророка на землю (37, 10).

Журнал «Православие и современность» № 43 (59)

Комментарии:

29.03.2019 17:01:57  о, хо-хо... хо-хо...

"...заботьтесь о благосостоянии города <...> и молитесь за него Господу; ибо при благосостоянии его и вам будет мир" (Иер. 29, 5–7)

ВЫ МОЖЕТЕ ОСТАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ:

Отправляя данную форму, я даю согласие на обработку моих персональных данных в соответствии с политикой обработки ПД.