Православие и современность. Информационно-аналитический портал Саратовской и Вольской Епархии

ПРАВОСЛАВИЕ И СОВРЕМЕННОСТЬ

Информационно-аналитический портал Саратовской и Вольской Епархии

По благословению Митрополита Саратовского и Вольского Лонгина.
Русская Православная Церковь Московского Патриархата
01 июня, ср, 06:28
Подписаться на RSS Карта сайта Отправить сообщение Перейти на главную

+7 (8452) 28 30 32

+7 (8452) 23 04 38

+7 (8452) 23 77 23

info-sar@mail.ru

12+
Я уехала искать Истину…
Просмотров: 867     Комментариев: 0

В этой рубрике мы, в том числе, публикуем рассказы о путях к Богу. Это бывают повествования о трудном преодолении или счастливой «случайной» встрече, интеллектуальные монологи или эмоциональные дневники. Но даже нас, повидавших многое в чтении такого рода читательской почты, поразила история нашей сегодняшней героини. Отчаявшись в попытках познать Истину, она, человек крайне деятельный, поставила себе цель искать истинного Бога во всех существующих учениях до тех пор, пока не сойдет с ума или Господь не откроет ей Себя. И Он сохранил ее на всех путях и ей ответил.

Как так получилось, что я стала задумываться об Истине? Начать придется издалека. Я посвятила юность зарабатыванию денег, и немалых, а к двадцати пяти годам стала завидовать замужним подругам и решила, что пора бы тоже «заиметь мужа». Совсем скоро, в баре, увидела молодого человека и решила: чего бы мне это ни стоило, он будет мой. Стал… Через какое-то время мы уже жили вместе в моей квартире. Расписываться с ним не собиралась — слишком бедный, а вот ребеночка хотелось. Хорошо помню, как я лежу в своей новомодной спальне на белоснежной кровати и мечтаю, как буду играться с красивой лялечкой. Через год нашей веселой жизни родилась прекрасная дочка. Много позже я прочла, что Господь посылает ребенка промыслительно, заботясь при этом и о родителях. Только сейчас, спустя пятнадцать лет, для меня настало время понять, что если бы не рождение дочери, я бы даже не ступила на тот путь, который прошла. Но Он знал, как меня «разбудить».

С первых же дней дочь получала просто гигабайты маминого внимания; я всех заставляла крутиться вокруг нее — родителей, ее отца. В этой малышке был сосредоточен весь смысл моей жизни, я ничего не замечала вокруг, а ситуация меж тем всё меньше напоминала представлявшуюся когда-то красивую картинку. Дочка постоянно болела — антибиотики, аллергии, диеты; Игорь, ее отец, стал «гулять». И пошла я по «бабкам», по целителям всевозможным, прошла курсы по «системе Верищагина», пичкала ребенка чудодейственными БАДами. Когда и это не помогло, с головой погрузилась в саентологию: ходила на бесконечные тренинги, таскала за собой гражданского мужа, мучила дочку «ассистами» и «одитингами». Все это требовало немалых денег, мой бизнес был тогда переложен на плечи Игоря, и я только требовала результата и гнобила его, что у него ничего не получается. Деньги тратились, время шло, а счастливее никто из нас не становился. Друзья-саентологи привели меня к мысли, что нужно сменить «подавляющее» меня окружение, и я приняла решение расстаться, наконец, со своим гражданским мужем и переехать в Москву, чтобы быть ближе к «целительным знаниям».

Вопрос жизни и смерти

 

Не знаю, как сложилась бы моя жизнь, но у Бога были другие планы. За день до того, как я должна была уехать в столицу для покупки жилья, у нас выбили дверь и забрали все деньги, вырученные с продажи просторной квартиры и бизнеса. Мы с дочкой были на прогулке и только поэтому остались живы. Всё наше имущество теперь составляла обшарпанная «однушка», не было ни работы, ни мужского плеча.

Чтобы пережить всё это и двигаться дальше, я еще более углубилась в поиски «знаний». Начала изучать веды, пообщалась с «великим ведуном», потом зацепилась за сахаджу-йогу — стала читать мантры, сидеть в тазике с соленой водой и даже пожила какое-то время в их центре в Тольятти. Хорошо помню, что вечером мне было страшно засыпать там — казалось, что в комнате есть еще кто-то, но я успокаивала себя тем, что нахожусь в здании не одна, рядом со мной люди, и не глупые — врачи, учителя, мастера спорта. Параллельно с этим я умудрялась совершать какие-то сделки с недвижимостью, у меня вновь появились приличные деньги, но сил жить уже не было. Вспоминала, как в школьные годы мечтала иметь семью, любимого мужа, троих детей. Почему в этой жизни я бьюсь, как рыба об лед, и у меня ничего не получается?!

В этот момент я почему-то поняла для себя, что люди на земле не могут быть брошены, предоставлены сами себе. Есть Истина, ради которой это всё, и есть конечная цель нашего существования. Логический склад ума не позволял оставлять такой вопрос нерешенным, родительское воспитание побуждало идти в своих поисках до конца. Но самое главное — в мое сердце уже тогда стучался Тот, Кто меня создал.

Помню, я разговаривала с мамой и делилась с ней мыслями о том, что этот мир не мог бы существовать без Истины. Бедная моя мама смотрела на меня, как на сумасшедшую. Даже она, со своей строгой моралью, посоветовала мне тогда отвлечься и найти себе мужчину. Но я понимала, что не могу и не хочу «приспосабливаться» к этой жизни — просто приспосабливаться, не осознавая главного: зачем она и каковы ее подлинные правила. И я попросила ее забрать к себе мою дочку и отпустить меня в Москву — это была не блажь, а вопрос жизни и смерти. Родители меня отпустили — они были в шоке и не понимали, вернусь ли я когда-то вообще или пропаду там в какой-нибудь секте.

Подарок на день рождения

 

В столице я устроилась на работу, а вечерами напролет сидела в Сети, штудируя различные учения. Господь открывал мне в них те стороны, которых я не видела раньше. Прочтя подробную биографию основателя саентологии Рона Хаббарда, я узнала, что его сын покончил жизнь самоубийством, а сам он в конце земного пути сошел с ума. Еще раз встретилась с последователями ведического учения, послушала, как они поливают грязью своих же собратьев, и в глубоком огорчении ушла. Сходила к кришнаитам в ашрам, посмотрела, как они прыгают, и это очень напомнило мне пляски индейцев вокруг костра, и только. Почитала еще какие-то книги, написанные такими же гордецами, как и я, которые бросили своих близких и ушли в Гималаи. Скорее всего, я уже реально сходила с ума, когда мне попался сайт, где предлагали бесплатную помощь пострадавшим от сект. Почему-то я решила этой помощью воспользоваться. Тогда я еще не знала, что назначивший мне встречу человек — известный сектовед, профессор Александр Дворкин, и что это знакомство впервые приведет меня в православный храм — Святой Живоначальной Троицы в Хохлах.

В храме мне предложили остаться на богослужение, пообещав, что после ответят на все мои вопросы. Внутри было прохладно и просторно, но несмотря на это мне стало плохо. Время от времени выходя на воздух, я все же достояла вечернюю службу. Вопросов к профессору Дворкину у меня уже не было, хотелось просто побыть одной. На следующее утро я опять стояла там же — на Литургии.

Во время службы я увидела, что люди подходят к священнику и что-то говорят, тоже подошла и, как-то так получилось, рассказала ему всё про свои страдания. И Он благословил меня причаститься... Выйдя после Причастия из храма, я очень четко поняла, что нашла то, что так долго и мучительно искала. Это был день моего рождения — мне исполнилось 33 года. И это был самый дорогой подарок в моей жизни.

Спустя пару недель я вернулась в родной город, к своей бесконечно терпеливой дочке. Необходимости оставаться в столице уже не было — нужно было возвращаться к повседневности, исправлять ошибки и начинать церковную жизнь. Господь был со мной, я могла приходить в дом Божий и беседовать с Ним. Мне так многое хотелось Ему сказать и так многому у Него научиться! Впоследствии стало понятно, что Господь авансом дал мне эту радость, и предстоит еще огромный труд. Примерно полгода меня преследовали сильные ночные страхи, и я часто повторяла 90‑й псалом. Я съездила в Центр саентологии и дианетики и написала официальную бумагу о том, что больше никогда не хочу получать их услуг и иметь с ними каких-либо дел. «Приветливые» саентологи попросили как можно быстрее покинуть помещение, чтобы я, не дай Бог, не заразила кого-нибудь своими взглядами. Впрочем, друзья-сектанты дружно меня жалели: дали мне «письмо Рона», где написано, что, уйдя из саентологии, я обрекаю себя на опасность в ближайшее время заболеть раком и умереть. Я смотрела на них, и мне было невыразимо радостно, что мне уже не нужны никакие «письма Рона», и что если я и умру от какой-то тяжелой болезни, то лишь потому, что такова бесконечно благая воля Того, кто Один, по беспредельной любви Своей, знает, кому и как окончить свой земной путь.

Газета «Православная вера» № 24 (547)

Комментарии:

нет комментариев

ВЫ МОЖЕТЕ ОСТАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ: