+7 (8452) 23 04 38

+7 (8452) 23 77 23

info-sar@mail.ru

Информационно-аналитический портал Саратовской и Вольской Епархии
По благословению Митрополита Саратовского и Вольского Лонгина.
Русская Православная Церковь Московского Патриархата
Найти
12+
Взгляд через десятилетия: Саратовская епархия в 1941–1945 годах
Просмотров: 429     Комментариев: 0

В преддверии большого праздника — 75-летия Великой Победы — мы публикуем материалы о жизни Саратовской епархии в годы Великой Отечественной войны. Церковная жизнь, несмотря ни на что, продолжалась и в эти годы. Именно в это тяжелое время в Саратове был вновь открыт Свято-Троицкий собор. Приходские общины по всей стране как могли помогали фронту, священники становились в солдатский строй и отправлялись на поля сражений. О том, как Церковь на саратовской земле переживала эти испытания, рассказывает заместитель директора по научной работе Исторического парка «Россия — моя история», куратор Музея истории Саратовской митрополии Ольга Васильевна Гришанина.

Русская Православная Церковь всегда рассматривала долг защиты Отечества как обязательный для православного человека и благословляла своих чад на ратный подвиг.

В первый день Великой Отечественной войны Местоблюститель Патриаршего престола митрополит Сергий (Страгородский) благословил православных на защиту священных рубежей Родины. «Господь нам дарует Победу!» — такими словами он завершил свое послание пастве.

Более восьмидесяти священников Саратовской епархии воевали на фронтах Великой Отечественной войны. Сохранилась фотография духовенства епархии середины 1970-х годов: у многих клириков на груди не только церковные награды, но и мирские — за фронтовую доблесть и самоотверженный труд в тылу. Среди них — священники Петр Меренов, Николай Архангельский, Георгий Молев, Василий Антипов, Тихон Смольянов, Иоанн Яровой, протодиакон Алексей Каляев, диаконы Николай и Владимир Султановы.

 Алексей Каляев, будущий протодиаконсвященник Петр МереновНиколай Архангельский, будущий священник

До начала войны Русская Православная Церковь пережила самое страшное гонение в своей истории. В Саратове репрессии были жесточайшие: 1056 храмов, монастырей и других церковных зданий в Саратовской области были или уничтожены, или отняты у верующих. В июне 1941 года в Саратовской области не было ни одного действующего храма.

Но именно в Саратове 8 октября 1942 года — более чем за год до принятия хорошо известного Постановления № 1395 «О порядке открытия церквей в СССР» — был вновь открыт старейший храм города — Свято-Троицкий собор. Шли бои за Сталинград, и Саратов был прифронтовым городом. В городе ввели военное положение, шли бомбежки железнодорожного моста через Волгу и крупнейших промышленных предприятий. В этих условиях верующие продолжали добиваться возможности вновь молиться в храме.

12 сентября 1942 года в город Куйбышев на имя архиепископа Андрея (Комарова) была отправлена телеграмма, подписанная заместителем председателя исполкома Саратовского городского совета А.Ф. Железняковым: «Организовать общину верующих в Саратове разрешаем, предоставляем для службы Старый собор, принимаем меры к подысканию утвари, шлите Вашего представителя для решения практических вопросов». Здание храма было передано приходской «двадцатке» в бесплатную аренду. Окончательно собор будет передан Русской Православной Церкви лишь в 1948 году.

Русская Православная Церковь в годы войны — это не только молебны о даровании победы и молитвы об упокоении павших воинов. Это еще и огромная материальная помощь фронту. По сохранившимся ведомостям расходов Свято-Троицкого собора можно судить, что деньги шли не только на содержание храма, ремонт и пошив облачения, изготовление свечей, но и отправлялись раненым, в Фонд пострадавших от налетов вражеской авиации, детям-сиротам, в Фонд Красной армии, Городского Комитета Обороны и т.д.

Когда Русская Православная Церковь отправляла на фронт танковую колонну «Дмитрий Донской» и авиационную эскадрилью «Александр Невский», Саратовская епархия не осталась в стороне. Более 400 тысяч рублей было перечислено на танковую колонну, 900 тысяч рублей — на эскадрилью, за что в адрес клириков епархии поступила благодарственная телеграмма от И.В. Сталина.

В письме на имя епископа Саратовского Григория (Чукова) от 18 мая 1943 года прихожане Троицкой церкви г. Дубовка Сталинградской области (в 1941–1945 годах это территориально была Саратовская епархия) пишут: «Город Дубовка издавна отличается своей набожностью и религиозностью и, не жалея своих средств на благолепие и украшение святых храмов, на нужды своего дорогого Отечества в мирное время, а тем более во время войны, горит пламенным желанием откликнуться на помощь Красной армии, ведущей борьбу против злого и коварного врага. Воспитанные в духовно-религиозной обстановке, наши отцы и деды передали потомству любовь к Церкви Божией и к доброй христианской жизни. Мы, верующие, отдадим все свои силы и средства для окончательной победы над жестоким врагом».

Клирик Троицкой церкви этого же города священник Василий Широков сообщает: «Желая остаток своей жизни, чудесно сохраненной Божией милостью во время грозной войны, посвятить на служение Церкви Божией и спасению дорогого Отечества от жестокого и коварного врага, я как патриот все свои сбережения в сумме 20 тысяч рублей передал в кассу Финотдела Ворошиловского района г. Сталинграда по квитанции № 221052 на восстановление г. Сталинграда».

В одной из телеграмм, датированной 1945 годом, И.В. Сталин пишет: «Прошу передать верующим и духовенству Саратовской епархии, собравшим пятьсот семьдесят тысяч рублей в Фонд помощи инвалидам Отечественной войны и семьям воинов Красной армии, погибших во время войны, мой привет и благодарность Советской армии».

Общая сумма пожертвований православных христиан всей страны, по данным архива Московской Патриархии, составила в годы войны 300 миллионов рублей.

Именно патриотическая позиция Русской Православной Церкви заставила советское правительство пересмотреть церковно-государственные отношения и признать за Церковью право на существование.

Автобиография Тихона Смольянова, будущего священникаВ Государственном архиве новейшей истории Саратовской области сохранились документы, рассказывающие о первых службах в Троицком соборе. Теперь мы точно знаем, что говорил на первой проповеди в день открытия храма, 8 октября 1942 года, игумен Борис (Вик), назначенный настоятелем. Наряду с верующими саратовцами в этот день в храме было много представителей государственной власти. Секретарь парторганизации облсобеса Иргизова, присутствовавшая на службе, в докладной записке на имя секретаря Саратовского горкома партии Киселева сообщала: «В момент моего прихода служба была в разгаре. Горело много свечей. Лица присутствующих были торжественны и печальны, многие плакали. В церкви слышались рыданья. Пел хор...».

Свою первую проповедь игумен Борис (Вик) начал так: «Православные христиане, после долгой разлуки с вами Господь привел мне опять вернуться в мой родной город Саратов и родную Церковь. Наша святая Церковь и родная Русская земля переживают тяжелое время, наш народ ведет отечественную войну против разбойников-фашистов, которые несут рабство русскому народу и поругание святой Церкви. Они убивают стариков, детей и женщин, а молодых девушек загоняют в публичные дома». Закончилась проповедь так: «Наша Красная армия ведет героическую борьбу с фашистским зверьем. Православные христиане, победа сама к нам не придет, нам надо сплотиться воедино и показать свой истинный русский патриотизм, как на фронте, так и в тылу, и уничтожить гитлеровское зверье, и тогда мы будем жить мирно».

Коммунистка парторганизации Управления железной дороги Артюкова так передает свои впечатления от проповеди: «Священник осветил положение на фронтах и особенно бои под Сталинградом. В своей речи призывал к борьбе за победу и ненависти к немцам. Сказал, что крещение детей до года будет проводить с согласия родителей. При наличии регистрации из ЗАГСа венчание тоже. В церкви бросалось в глаза большое количество пожертвований. Подносы с деньгами едва успевали очищать — так быстро они наполнялись. К алтарю подносились продукты питания, мануфактура, ковры, овощи и цветы. Открытие церкви многие верующие связывали с началом будущих изменений в общей жизни страны. Слышались разговоры: “Наконец-то советская власть признала религию, спасибо Сталину!”».

Побывавшая на проповеди по заданию райкома партии коммунистка Е.И. Чумакова (представительница парторганизации РУЖД) пишет: «Чувствуется, что священник читает газеты и идет в ногу с общественностью, в своей проповеди он меньше говорил о Боге, а больше о значении данного момента».

Коммунистка Разумова сообщает: «В церкви преобладали женщины, больше пожилые, но были и военные, и молодежь. Присутствующие говорили: “Вот разрушили такое сокровище, а теперь восстанавливают. Смотри сколько народу, пусть посмотрят, а то все говорят, что мало верующих, а ведь столько даже церковь вместить не может, еще будут в городе открывать церкви Петра и Павла и Духосошественскую”».

Всё это еще раз подтверждает, что, несмотря на годы гонений, репрессии, политику атеизма, население нашей страны оставалось верующим, и Русская Православная Церковь сплотила людей в борьбе с фашизмом в трудное для страны время.

Сейчас часто пишут, что период Великой Отечественной войны — это годы духовного возрождения. Все правильно: это открытие новых храмов, это восстановление структуры Русской Православной Церкви, это возрождение духовного образования, - но главным во всем этом является удивительная сплоченность и единение в борьбе с фашизмом. К примеру, нельзя без волнения читать прошения прихожан села Золотое Красноармейского района об открытии храма в селе и назначении настоятелем отца Андрея Султанова. Простым химическим карандашом, корявыми буквами, бесхитростными словами малограмотные женщины изложили Владыке Григорию (Чукову) свою просьбу: «Молитва, а тем более во время войны, важна. Каждый молит Бога для спасения нашей Родины, отцов, мужей, детей и братьев, и сестер, просит милосердия Божьего…». Из таких писем становится понятно, что церковь давала людям надежду и веру в будущее, и открытие храмов — это не «мода» того периода, а исполнение жизненно важной потребности людей.

Архивные документы Саратовского епархиального управления и Государственного архива Саратовской области дают представление об открытии новых храмов в епархии в период с 1942 по 1945 год. В это время были возобновлены богослужения в следующих храмах:

— Свято-Троицкий собор — 1942 год (г. Саратов);

— Троицкий храм — 1943 год (с. Золотое);

— Благовещенская церковь — 1943 год (г. Вольск);

— Александро-Невский храм — 1944 год (г. Ртищево);

— Казанская церковь — 1944 год (г. Петровск);

— Воскресенский собор — 6 мая 1945 года (г. Пугачев).

ВПротоиерей Николай Архангельский исполком Областного совета 23 февраля 1944 года обратились верующие села Колояр Черкасского района Саратовской области. Нельзя без волнения читать строки этого прошения, подписанного М.Ф. Захаровым: «В дни Отечественной войны у нас почти у каждой семьи, находятся в армии, защищая свою Родину, отцы и сыновья, братья и сестры, а также в каждой семье есть павшие в бою. От глубины души и скорби желательно вознести за них молитву к Богу. Где только можно было бы получить утешение, как не за Божественным богослужением. А также верующие безо всякого христианского долга и напутствия умирают. Да помолимся Господу Богу, чтобы Он даровал нам силу и помощь победить врага нашего Отечества. А поэтому просим Вас, Ваше Высокопреосвященство, от лица верующих, обратиться с ходатайством в Правительство СССР об открытии нашего храма». Но это заявление осталось без положительного ответа — так же, как и множество других. Более 25 прошений было подано от нашей епархии об открытии храмов, но удовлетворено всего лишь шесть.

Когда в 2004 году я начинала заниматься данной темой, то многие документы были еще закрыты, практически не было публикаций в средствах массовой информации, замалчивались многие малоизвестные страницы Великой Отечественной войны. Сегодня есть возможности для изучения документов, получения объективной информации из первоисточников, восстановления справедливости и воссоздания истории многогранного подвига советского народа.

Я никогда не забуду, как в 2004 году я обратилась к протоиерею Николаю Архангельскому с просьбой рассказать о своем боевом пути. Он очень удивился, так как за многие годы его никто никогда не спрашивал об этом. А ведь он прошел всю войну, был заряжающим БМ-13 — знаменитой «Катюши», имел два ордена, боевые медали и пять благодарностей Верховного Главнокомандующего, которые даны солдату — солдату-победителю.

Ко Дню Победы отовсюду звучит лозунг «Никто не забыт, ничто не забыто!». Но поверьте мне как человеку, который 20 лет проработал в военно-историческом музее, — у нас еще множество неопознанных могил и безвестных героев. И тема «Русская Православная Церковь в годы Великой Отечественной войны» всё еще относится к одной из малоисследованных страниц в отечественной истории.

Комментарии:

нет комментариев

ВЫ МОЖЕТЕ ОСТАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ:

Отправляя данную форму, я даю согласие на обработку моих персональных данных в соответствии с политикой обработки ПД.
Материалы по теме

День Победы. Праздник великий и всенародный. Пусть таким – великим и всенародным – и остается он на все последующие времена жизни нашего народа и нашего Отечества. Да не порвется связь времен… Рассказывает клирик Свято-Троицкого собора иеродиакон Паисий (Шурухин)

Просмотров: 302
Комментариев: 0

Чтобы по-настоящему понять, чем был этот день для нашего народа, чтобы вдохнуть его воздух, почувствовать то, что объединяло тогда людей, ощутить тепло их горевших сердец и одновременно заглянуть в бездну их скорби, нужно слушать живые голоса того дня. Голоса свидетелей — хотя слово «свидетель» здесь не вполне подходит. Все наши собеседники, сколько бы лет ни было им в победном мае, были не просто свидетелями, а участниками общей жизни — трудной, страшной, напряженной, не разделенной на детскую и взрослую. Каждый из них шел к Победе — своей и в то же время общей — крутой дорогой

Просмотров: 3144
Комментариев: 0