+7 (8452) 23 04 38

+7 (8452) 23 77 23

info-sar@mail.ru

Информационно-аналитический портал Саратовской епархии
По благословению митрополита Саратовского и Вольского Игнатия
Русская Православная Церковь Московского Патриархата
Найти
12+
Время сотворити Господеви
Просмотров: 3170     Комментариев: 0

Мы продолжаем наши беседы о православном богослужении. Ранее наш постоянный собеседник заведующий кафедрой библеистики СПДС, автор учебного пособия «Устав православного богослужения» Алексей Кашкин рассказал нам о первой, подготовительной части Божественной литургии («Яко овча на заколение ведеся»); сегодня он ответит на вопросы о второй, вероучительной части — Литургии оглашенных.

— Алексей Сергеевич, когда и как возникло разделение Божественной литургии на две части — Литургию оглашенных и Литургию верных, на которой оглашенные — те, кто не принял еще крещение — присутствовать не должны?

— Скорее всего, это разделение возникло, когда в ранней Церкви появился институт оглашенных, то есть когда людей стали не просто крестить, а постепенно готовить к Крещению. Произошло это, видимо, не ранее IV века, когда христианство вышло из катакомб, стало государственной религией, и появилось много желающих принять эту веру. Некрещеные, но объявившие уже о своем решении креститься не могли причащаться, но могли присутствовать на богослужении, пока на нем читали Священное Писание, пели, произносили проповеди. Так возникло и оформилось разделение Божественной литургии на две части. Но в IV веке Литургия оглашенных была очень короткой, всего лишь чтение Писания и поучение, а затем стали добавляться еще песнопения суточного круга, антифоны, тропари и кондаки, повествующие о событиях церковного календаря. Уже к VIII–IX векам чин Литургии оглашенных оформился.

— В одном из прошлых номеров газеты мы с Вами достаточно подробно говорили о проскомидии. Что происходит невидимо для нас в алтаре храма по ее завершении и до возгласа «Благословенно Царство Отца и Сына и Святаго Духа»?

— Священник и диакон становятся перед престолом, совершают троекратное поклонение, читая молитву «Боже, очисти мя грешнаго и помилуй мя», затем священник, воздев руки (это элемент ветхозаветного богослужения — молитва с воздетыми руками) читает «Царю Небесный» (молитва Святому Духу), «Слава в вышних Богу» (ангельское славословие) и «Господи, устне мои отверзеши и уста моя возвестят хвалу Твою». И затем диакон с воздетым орарем произносит очень важные слова: «Время сотворити Господеви, владыко, благослови». Отныне уже не мы, не люди, но Сам Господь действует в храме. Священник благословляет диакона, и между ними происходит диалог: «Помолися обо мне, владыка святый» — «Да исправит Господь стопы твоя». Затем диакон выходит через северную дверь алтаря, и начинается Литургия оглашенных.

— Почему она начинается именно с благословения Царства Троицы?

— Потому что само совершение Литургии есть свидетельство того, что Царство Божие, Царство Небесное не наступит когда-то потом, а уже пришло, и мы уже участвуем в его жизни; мы избавлены от рабства греху, тлению и смерти.

— Далее диакон произносит великую, или мирную, ектению, начинающуюся прошением «Миром Господу помолимся», и затем хор начинает петь антифоны…

— Следует отметить: и во время ектении, и во время антифонов священник читает про себя тайные молитвы, но на них мы остановимся в отдельной беседе. Само слово «антифон» («противозвучание») говорит о том, что песнопения эти должны исполняться попеременно двумя хорами, правым и левым, но в большинстве обычных приходских храмов такой возможности нет, поет один хор.

Первый и второй антифоны — это псалмы 102‑й и 145‑й, прославляющие Творца. К 145‑му псалму на «Слава, и ныне…» присоединяется песнопение «Единородный Сыне».

Третий антифон — это Заповеди блаженств (см.: Мф. 5, 3–12) — один из важнейших законодательных текстов Евангелия. Во время третьего антифона диакон открывает царские врата, священнослужители совершают три поклонения пред престолом. Священник поднимает Евангелие и отдает его диакону. Затем следует малый вход: предваряемые свещеносцами диакон с Евангелием и священник выходят северной дверью на амвон. Диакон, указывая на царские врата, говорит: «Благослови, владыко, святый вход». Священник отвечает: «Благословен вход святых Твоих ныне и присно и во веки веков». Хор завершает пение Блаженств, диакон, поднимая Евангелие и изображая им знак креста, провозглашает: «Премудрость, прости» (призыв стоять прямо, быть собранными и внимательными, чтобы воспринять Премудрость Божию, превышающую человеческий разум). Хор поет «Приидите поклонимся и припадем ко Христу». Диакон и за ним священник входят в алтарь, Евангелие полагается на престол.

— Приходилось читать, что малый вход символизирует выход Христа на проповедь…

— Да, такое толкование существует, и оно основывается на том, что Евангелие символизирует Христа, Слово, и на том, что после малого входа читается Апостол и Евангелие. Но это тот случай, когда историческое значение того или иного действия со временем заменяется символическим. Исторически малый вход нужен был для того, чтобы внести в храм Евангелие. В Византии Евангелие хранилось в отдельном от храма помещении, хранилище — пастофории, поэтому духовенство в определенный момент выходило из храма, изымало Евангелие из пастофория и торжественно вносило его в алтарь через царские врата. Так возникла практика малого входа. Но можно указать еще на одно его значение: на помощь людям призываются Ангелы, потому что в молитве входа есть такие слова: «…уставивый на небесех чины и воинства Ангел и Архангел, сотвори со входом нашим входу святых Ангелов быти, сослужащих нам и сославословящих Твою благость».

После малого входа поются тропари и кондаки, напоминающие нам о событии или о святом, память которого совершается в этот день. Затем, по окончании последнего кондака, диакон произносит молитву «Господи, спаси благочестивыя», которая всегда была сугубым молением об императоре, о царе, о короле (в Сербии, например). Но сейчас она принимает расширенный смысл — мы молимся о православном народе, о всех христианах.

Трисвятое («Святый Боже, Святый Крепкий, Святый Бессмертный, помилуй нас») — это довольно древнее песнопение, возникшее в начале V века. Согласно преданию, в 438 году в Константинополе началось землетрясение. Люди покинули свои дома, ходили крестными ходами по улицам, молясь о спасении. И вдруг какой­то мальчик был поднят на небо и услышал Ангелов, славивших Бога именно этой песнью, только без «элеисон имас» — «помилуй нас»; ведь Ангелов не надо миловать, спасать, им ничто не угрожает! Вернувшись с неба в колеблемый стихией город, мальчик рассказал об услышанном, и все жители города подхватили за ним эту песнь, добавив «помилуй нас». Трус тотчас прекратился. Есть, впрочем, версия о более раннем происхождении этого песнопения, возводящая его к книге пророка Исаии (6, 3 — Свят, свят, свят Господь Саваоф!) и 41‑му псалму — возжада душа моя к Богу крепкому живому (3). Живой в данном случае — то же, что бессмертный.

— «Вонмем» — «Мир всем» — «И духови твоему» — все это должно подготовить нас к чтению Апостола и Евангелия? Нам всем нужно примириться перед тем, как слушать?

— Да, но смысл слов «Мир всем» не только в этом. Это общее благословение священника народу, пожелание благополучия всем. Греческое «ирини» действительно означает мир, примирение, но встречающееся в Новом Завете приветствие «Мир вам» — это калька с еврейского «Шалом» — пожелание всяческих благ. «И духови твоему» — наше, паствы, пожелание всякого блага пастырю.

— В книгах о православном богослужении можно прочитать, что чтение Апостола, то есть фрагмента одного из апостольских Посланий, имеет не только вероучительное, но и символическое значение — таким образом и утверждается постоянное присутствие святых апостолов — учеников Христа, свидетелей евангельских событий и первых учителей Церкви — в ее жизни.

— Да, и это возвращает нас к тем временам, когда Евангелия не были еще написаны, они лишь формировались, и апостолы были живыми свидетелями, можно сказать, живыми Евангелиями. Но присутствие апостольских Посланий в чинопоследовании Литургии необходимо объяснить еще вот каким образом. Все Священное Писание можно условно разделить на три части, подобные трем ступеням, приближающим нас к евангельскому откровению, к воплощению Слова и Крестной Жертве. На нижней ступени будет Ветхий Завет, в котором мы видим лишь тень или проблеск новозаветного откровения, на второй — апостольские Послания как своего рода истолкование этого откровения и наконец на самой вершине — Евангелие. Чинопоследования древних Литургий (нам на память, конечно, сразу приходит Литургия апостола Иакова) включали паремию (ветхозаветное чтение), Апостол и Евангелие — по восходящей. И то же самое восхождение совершается у нас на Великих часах: паремия, Апостол, Евангелие. Но в чинопоследованиях более поздних Литургий — святителей Иоанна Златоуста и Василия Великого — паремии уже нет, а Апостол и Евангелие остались.

Конечно, сегодня чтение Апостола в храме имеет прежде всего вероучительное значение. Зачало, то есть читаемый фрагмент, может быть связан с праздником или, если это рядовое чтение, просто помогать собравшимся в храме людям постигать Священное Писание.

— Итак, вершина — чтение Евангелия. Какой диалог между диаконом и священником предшествует ему?

— Чтение Евангелия предваряется пением «Аллилуиа» и каждением всего храма (в нашей практике кадить начинают, как правило, во время Апостола). Диакон перед тем, как начать читать, говорит: «Благослови, владыко, благовестителя святаго апостола и евангелиста Луки». Благовеститель — это в данном случае он сам, диакон. Евангелист, благовестие которого диакон будет сейчас возвещать, молится за него. Священник же отвечает диакону: «Бог молитвами святаго славнаго всехвальнаго апостола и евангелиста Луки да даст тебе глагол благовествующему силою многою…». По благодати Божией, по молитвам святого евангелиста слово обретает силу, и люди воспринимают его.

— Литургия оглашенных подходит к концу. После сугубой ектении «Рцем вси от всея души и от всего помышления рцем…» в алтаре традиционно зачитываются поданные на проскомидию записки. А затем звучит ектения об оглашенных: «Вернии, о оглашенных помолимся, да Господь помилует их, огласит их словом истины, открыет им Евангелие правды…». К сожалению, долгие годы это прошение имело для нас только ограничительное значение — после него некрещеные должны покинуть храм.

— Да, очень жаль, что эта ектения у нас проговаривается быстро и воспринимается как формальность. Практика оглашения и само понятие «оглашенный» понемногу возвращаются сейчас в церковную жизнь. Но если община первых христиан знала своих оглашенных и молилась за конкретных людей, то для нас это понятие остается абстрактным, если только среди сегодняшних оглашенных не окажется наш знакомый или родственник. Однако мы вполне можем в эти минуты молиться за тех своих родных, друзей, коллег, знакомых, некрещеных или даже крещеных (ведь только креститься — этого совсем не достаточно), которые еще не пришли к воцерковлению, но уже обратили свой взор к храму.

Газета «Православная вера» № 2 (526)

Комментарии:

нет комментариев

ВЫ МОЖЕТЕ ОСТАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ:

Отправляя данную форму, я даю согласие на обработку моих персональных данных в соответствии с политикой обработки ПД.