+7 (8452) 23 04 38

+7 (8452) 23 77 23

info-sar@mail.ru

Информационно-аналитический портал Саратовской и Вольской Епархии
По благословению Митрополита Саратовского и Вольского Лонгина.
Русская Православная Церковь Московского Патриархата
Найти
12+
Возсияет звезда от Иакова
Просмотров: 2675     Комментариев: 0

Если отец Иов (Гумеров) рассказал нам о том, как скрывается Новый Завет в Ветхом и как открывается Ветхий в Новом, то кандидат богословия, заведующий библейской кафедрой Саратовской православной духовной семинарии Алексей Кашкин объяснит, как отражается эта неразрывная связь двух Заветов в новозаветном православном богослужении.

Все, кто бывает в храме хотя бы и нерегулярно, слышали: «Пророчества Исаиина чтение…» или «Притчей чтение…». Это значит, что сейчас на вечерне (как правило, именно на ней) будет читаться паремия (или паримия — оба написания допустимы) — фрагмент Ветхого Завета, связанный с тем новозаветным событием, которое Церковь начинает праздновать вечером (литургические сутки начинаются с вечера, как известно) и продолжит на следующее утро.

Зачем в храме читается Ветхий Завет в виде паремий? Без паремии не может быть полноценно раскрыто содержание христианского праздника; ведь два Завета неразделимы, Ветхий Завет — неотрывная часть Священного Писания. Празднуя событие новозаветной истории, Церковь всегда находит в Ветхом Завете какой-то прообраз этого события, иногда явный, иногда более скрытый. Почему паремия читается на вечерне? Вечерня — это по содержанию своему богослужение ветхозаветное, она символически отражает время до рождения в мир Спасителя.

В современном богослужении паремия используется не так часто, как в древности. Например, сегодня на Литургии паремии не читаются: чинопоследование святителя Иоанна Златоуста и Василия Великого этого не предусматривает. А чинопоследование древней Литургии святого апостола Иакова обязательно включает паремию. Видимо, ранние христиане в большей степени, нежели мы, ощущали необходимость чтения Ветхого Завета за богослужением. Кроме того, чтение паремий во времена, когда не были столь доступны книги, носило учебный характер, особенно это касается паремий, читаемых Великим постом. В первые века христианства Святая Четыредесятница была временем подготовки оглашенных ко крещению, и они как бы прослушивали курс: читалась Книга Бытия, Притчи Соломоновы — как правила нравственной жизни, и Книга пророка Исаии — как пророчество о Христе.

Сегодня у нас есть три праздника, богослужение которых включает большое число паремий, а остальные великие и двунадесятые праздники включают по три паремии. Много паремий читается на Рождество Христово, на Богоявление и в Великую Субботу.

Связь между ветхозаветным прообразом, провозвестием, пророчеством и новозаветным событием, память которого совершается Церковью, бывает прямой и очевидной, но бывает и неявной, скрытой. Примеры явной связи: на Вход Господень в Иерусалим (Вербное воскресенье) читается отрывок из Книги пророка Захарии (9, 9): Ликуй от радости, дщерь Сиона, торжествуй, дщерь Иерусалима: се Царь твой грядет к тебе, праведный и спасающий, кроткий, сидящий на ослице и на молодом осле, сыне подъяремной. Или — чтение из Книги пророка Исаии на Рождество: се, Дева во чреве приимет и родит Сына, и нарекут имя Ему: Еммануил (7, 14). На Рождество читается также фрагмент из Книги пророка Михея — о рождении Мессии в Вифлееме: И ты, Вифлеем — Ефрафа, мал ли ты между тысячами Иудиными? из тебя произойдет Мне Тот, Который должен быть Владыкою в Израиле и Которого происхождение из начала, от дней вечных (5, 2). Наконец, еще один яркий пример такой прямой связи — чтение 53‑й главы из Книги пророка Исаии в Великую Пятницу, в день, когда мы вновь переживаем Страсти Христовы, Его смерть на Кресте. Пророку Исаии дано было видеть страдания Того, Кто изъязвлен был за грехи наши и мучим за беззакония наши; наказание мира нашего [было] на Нем, и ранами Его мы исцелились (53, 5). Пророка Исаию потому и называют ветхозаветным евангелистом, что он — будто сам стоял у Креста и видел Распятого: Он истязуем был, но страдал добровольно и не открывал уст Своих; как овца, веден был Он на заклание, и как агнец пред стригущим его безгласен, так Он не отверзал уст Своих (53, 7).

Примером же неявного прообраза могут служить три паремии, читаемые на Богородичные праздники. Это, во-первых, паремия из Книги Бытия (28, 12–13) — сон Иакова: вот, лестница стоит на земле, а верх ее касается неба; и вот, Ангелы Божии восходят и нисходят по ней. И вот, Господь стоит на ней и говорит: Я Господь, Бог Авраама, отца твоего, и Бог Исаака. В лестнице Церковь видит прообраз Богоматери. Во-вторых, читается начало главы 44 из Книги пророка Иезекииля — пророк видит закрытые врата святилища, обращенные на восток, и слышит голос Бога: ворота сии будут затворены, не отворятся, и никакой человек не войдет ими, ибо Господь, Бог Израилев, вошел ими, и они будут затворены (44, 2). В закрытых навсегда вратах храма Церковь видит указание на приснодевство Богоматери. Третья паремия — из Книги притчей Соломоновых: Премудрость созда себе дом и утверди столпов седмь (9, 1); по сути, Богородица и стала таким домом для Слова Божия.

Удивительными паремиями богат праздник Крещения, или Богоявления; здесь читается всего 16 паремий: 13 на вечерне и три на великом освящении воды. Приведем первую из трех паремий, читаемых в чине освящения воды, полностью (еще и потому, что она читается «на одном дыхании», от нее трудно оторваться). Это Книга пророка Исаии, глава 35: Возвеселится пустыня и сухая земля, и возрадуется страна необитаемая и расцветет как нарцисс; великолепно будет цвести и радоваться, будет торжествовать и ликовать; слава Ливана дастся ей, великолепие Кармила и Сарона; они увидят славу Господа, величие Бога нашего. Укрепите ослабевшие руки и утвердите колени дрожащие; скажите робким душею: будьте тверды, не бойтесь; вот Бог ваш, придет отмщение, воздаяние Божие; Он придет и спасет вас. Тогда откроются глаза слепых, и уши глухих отверзутся. Тогда хромой вскочит, как олень, и язык немого будет петь; ибо пробьются воды в пустыне, и в степи — потоки. И превратится призрак вод в озеро, и жаждущая земля — в источники вод; в жилище шакалов, где они покоятся, будет место для тростника и камыша. И будет там большая дорога, и путь по ней назовется путем святым: нечистый не будет ходить по нему; но он будет для них [одних]; идущие этим путем, даже и неопытные, не заблудятся. Льва не будет там, и хищный зверь не взойдет на него; его не найдется там, а будут ходить искупленные. И возвратятся избавленные Господом, придут на Сион с радостным восклицанием; и радость вечная будет над головою их; они найдут радость и веселье, а печаль и воздыхание удалятся. Все шестнадцать паремий, читаемых на Богоявление — Крещение Господне, так или иначе связаны с водой, потому что в этот праздник «освящается вод естество».

На Троицу (Пятидесятницу) читается паремия из Книги пророка Иоиля о схождении Святого Духа: И будет после того, излию от Духа Моего на всякую плоть, и будут пророчествовать сыны ваши и дочери ваши; старцам вашим будут сниться сны, и юноши ваши будут видеть видения (2, 28). На Сретение мы слушаем чтение из Книги Исход — паремию о том, что первородных нужно посвящать Господу, и о жертвоприношении за первенца (Исх. 13). Эта паремия объясняет, для чего Пресвятая Богородица и святой Иосиф пришли в храм на сороковой день.

Великим постом в храме читаются те страницы Ветхого Завета, в которых предизображено страдание Праведника, смерть и погребение Бессмертного. На Страстной Седмице читается Книга Иова, на первом часе в Великий Четверг и на девятом часе в Великую Пятницу — Книга пророка Иеремии, где описывается, как враги хотели Иеремию отравить: козни врагов пророка — прообраз того, как иудеи искали убить Господа Иисуса Христа.

Очень интересна паремия из Книги Иова на вечерне Великой Пятницы: мы воспоминаем Страсти Христовы, мы вчера на утрене и сегодня утром на часах слушали Страстные Евангелия, и вдруг — вторая паремия из Книги Иова рассказывает уже не о страданиях ветхозаветного праведника, а о возвращенном ему Богом благосостоянии: И благословил Бог последние дни Иова более, нежели прежние: у него было четырнадцать тысяч мелкого скота, шесть тысяч верблюдов, тысяча пар волов и тысяча ослиц (Иов 42, 12). Толкование здесь двоякое. Во-первых, обрушившиеся на Иова несчастья и, в конце концов, избавление от них и возвращение к заслуженному благоденствию рассматриваются как подобие смерти и воскресения: Иов как бы умирает на какое-то время, а затем воскресает. Во-вторых, слова благословил Бог последние дни Иова более, нежели прежние — говорят о том, что слава Христа после Его Воскресения превзошла Его славу при земной жизни. В храме прочитывается также и неканоническое добавление к Книге Иова, которое отсутствует в еврейской Библии; впервые оно возникло в некоей «сирской книге», затем вошло в текст Септуагинты (греческого перевода Библии семьюдесятью толковниками) и других переводов Библии. После заключительных слов канонического текста и умер Иов в старости, насыщенный днями — «Написано, что он опять восстанет с теми, коих воскресит Господь».

Паремии Великой Субботы — одни из самых древних чтений, они упоминаются уже в источниках IV века. Большинство из них — предизображения Воскресения. Многие из этих паремий необычно пространны. Например, небольшая Книга пророка Ионы прочитывается полностью. Тридневное пребывание Ионы в чреве китовом и затем его освобождение — прообраз Воскресения тридневного Иисуса Христа. Об этом говорит и Сам Господь: Род лукавый и прелюбодейный знамения ищет, и знамение не дастся ему, кроме знамения Ионы пророка (Мф. 16, 4). Чтения из 3‑й и 4‑й книги Царств заставляют нас вспомнить о древних воскресениях, о пророке Илии, вернувшем к жизни сына вдовы из Сарепты Сидонской (3 Цар. 17), и о пророке Елисее, воскресившем мальчика, сына сонамитянки (4 Цар. 4).

Остановимся также на паремиях Рождества Христова. Первая из них — о сотворении мира (Быт. 1, 1–13). Это вводное чтение, и к теме праздника отношения как бы и не имеет, но используется во всех трех случаях, когда читается большое количество паремий: на Рождество Христово, Богоявление, в Великую Субботу. Будучи началом начальной книги Библии, этот текст всегда как бы открывает корпус ветхозаветных чтений. Правда, некоторые толкователи все-таки находят идейное соответствие содержания паремии теме праздника Рождества Христова: по их мнению, рассказ о творении мира уместен на богослужении праздника в силу того, что «воплощение Сына Божия было новотворением» [Иоанн (Маслов), архим. Лекции по литургике.  М., 2002. С. 134].

Весьма примечательна вторая паремия Рождества — из Книги Числа (24, 4–9, 17–18): она представляет собой извлечение из благословений волхва Валаама. Валак, царь моавитян, устрашенный вторжением Израиля в его пределы, призвал Валаама для того, чтобы тот проклял израильский народ, но ведомый Богом Валаам благословил Израилевы колена. Здесь заслуживают внимания два фрагмента. Во-первых, в стихе 7 говорится: Изыдет человек от семене его, и обладает языки многими, и возвысится паче царство его, и возрастет. Эти слова в буквальном смысле относятся к успешным завоеваниям царя Давида, однако в переносном смысле их можно отнести к Мессии, Который привлек в Царство Свое (Церковь) представителей многих народов. Но особенно значима фраза из стиха 17: Возсияет звезда от Иакова, и востанет человек от Израиля [1], которая многими толкуется в мессианском смысле как указание на Иисуса Христа. Упоминание о звезде нельзя не соотнести с поклонением волхвов, которые были приведены к Богомладенцу звездой и которые именуются в песнопениях учениками Валаама.

Пророк ИсаияДалее мы слышим паремию из Книги пророка Исаии (11, 1–10), которая представляет собой известное мессианское пророчество об отрасли из корня Иессеева: Иессей — это отец Давида; Дева Мария и Ее Сын происходят из рода Давидова, как и Иосиф Обручник. Мессия изображается здесь как молодой побег, выросший из корня срубленного дерева. Такой образ точно соответствует положению царской династии Давида в новозаветный период: она уже давно потеряла всякую власть в Израиле (т. е. уподобилась погибшему дереву), но как раз в этот момент рождается Христос, Который будет обладать полнотой даров Духа Святого: и почиет на Нем Дух Господень, дух премудрости и разума, дух совета и крепости, дух ведения и благочестия; и страхом Господним исполнится, и будет судить не по взгляду очей Своих и не по слуху ушей Своих решать дела (Ис. 11, 2–3). Впоследствии Мессия духом уст Своих убьет нечестивого (11, 4; под «нечестивым» можно понимать диавола) и станет основателем нового Царства, в котором насилие и жестокость исчезнут, будет царить мир между всеми тварями.

На Рождество также читается паремия из Книги пророка Варуха (3, 36–4, 4). Она заслуживает особого внимания хотя бы потому, что эта книга — неканоническая. Впрочем, хотя неканонические книги не имеют статуса боговдохновенных писаний, некоторые фрагменты из них широко используются в православном богослужении. В данной же паремии ключевой является фраза, которую также процитируем по славянскому тексту: Сей Бог наш … на земли явися и с человеки поживе (3, 38).

Следующая паремия из Книги пророка Даниила (2, 31–36, 44–45) содержит объяснение Даниилом сна царя Навуходоносора; царю было показано, как камень, отделившийся от горы, поразил истукан и уничтожил его. Истукан здесь — символ мировой империи, построенной на насилии, а Камень — Христос, Который Сам Себя называет Краеугольным Камнем (см.: Мф. 21, 42). Видение символически толкуется в том смысле, что христианство произведет потрясение в мировом обществе и радикально преобразит его.

Ветхозаветные предизображения и прообразы подчас кажутся людям надуманными: «Из чего следует, что между лестницей, которую увидел во сне Иаков, и Девой из Назарета есть какая-то связь?». Но Священная история — это не просто история в земном смысле этого слова, не просто хроника событий: Священная история имеет сокровенный духовный смысл. Мессианское (новозаветное) время не приходит стихийно, оно созревает в недрах ветхозаветного времени. Поэтому святые отцы Церкви видят в ветхозаветных событиях провозвестие событий иных — созревающих. Отвергать символический прообразовательный смысл ветхозаветных событий по отношению к Новому Завету значит, по сути, отказывать Священному Писанию в каком-либо смысле, кроме буквального, чисто исторического. А богослужение основано на святоотеческой традиции понимания библейского текста. Об этом говорят и песнопения: внимательно слушая паремии, мы откроем для себя смысл песнопений, мы будем знать, что такое «Непроходимые врата, тайно запечатствованные», что означает «Радуйся, Лествице, юже Иаков виде…».

Паремии читаются для того, чтобы мы ощутили связь, увидели празднуемое событие в пространстве всей Священной истории и одновременно увидели ветхозаветное событие в свете Воскресения Христова.

 


[1] В русском Синодальном переводе эти стихи звучат иначе в связи с тем, что церковнославянская Библия является переводом с греческого (Септуагинты), а Синодальный перевод ближе к еврейскому оригиналу.

Журнал «Православие и современность» № 30 (46)

Комментарии:

нет комментариев

ВЫ МОЖЕТЕ ОСТАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ:

Отправляя данную форму, я даю согласие на обработку моих персональных данных в соответствии с политикой обработки ПД.