+7 (8452) 23 04 38

+7 (8452) 23 77 23

info-sar@mail.ru

Информационно-аналитический портал Саратовской и Вольской Епархии
По благословению Митрополита Саратовского и Вольского Лонгина.
Русская Православная Церковь Московского Патриархата
Найти
12+
Вослед Грядущему на вольную страсть
Просмотров: 769     Комментариев: 0

Восходя по крутой лесенке Великого поста, мы приблизились уже к Вербной неделе и к Страстной седмице. Эти дни не могут и не должны быть для нас простыми — слишком многое нам предстоит осознать заново, пережить и вместить. Какие книги нам помогут? Их, слава Богу, немало, таких книг; обратим внимание на те, в которых собраны великопостные проповеди двух великих русских духовных писателей.

Отрешение от привязи

 

Разговор о проповедях святителя Игнатия Брянчанинова начнем именно с Вербной, или Цветоносной, недели. Господь входит в Иерусалим, «чтобы возвратить человечеству утраченное праотцем нашим царское достоинство; возвратить это достоинство восшествием на крест». Мы все помним, что Христос въехал в Святой Град на молодом осленке; что этого осленка провидел еще пророк Захария (9, 9): Ликуй от радости, дщерь Сиона, торжествуй, дщерь Иерусалима: се Царь твой грядет к тебе, праведный и спасающий, кроткий, сидящий на ослице и на молодом осле, сыне подъяремной. Слыша эти слова в храме, мы интуитивно понимаем, что осленок тут совершенно неслучаен. Святитель Игнатий открывает нам этот смысл: оказывается, животное «изображает каждого человека, водимого бессловесными пожеланиями, лишившегося своей духовной свободы, привязанного пристрастием и навыком к плотской жизни. Учение Хрис­тово отрешает осля от привязи, то есть от исполнения греховной и плотской воли…» Потом апостолы приводят необъезженного осленка ко Христу, возлагают на него свои ризы — учение Христово, как поясняет святитель в другом месте — и человек становится носителем Христа… Святитель Игнатий напоминает нам о том, что Господь Вседержитель восседает и шествует на Херувимах и одновременно — «на тех блаженных душах человеческих, которые покорились Ему и принесли во всесожжение свои естественные свойства».

От этих слов владыки Игнатия замирает сердце. Меж тем за чудесным, радостным и скорбным праздником — Вербным воскресеньем — следует Страстная седмица. В книге «Великим постом. Избранное», изданной Церковно-историческим обществом к 30-летию прославления епископа Кавказского и Черноморского Игнатия (Брянчанинова), мы найдем размышления о Великом Четверге, о «чудном установлении» Евхаристии, о том, как Сам Бог становится Хлебом живым, сшедшим с небес (ср.: Ин. 6, 51), и о том, что наше приобщение Святых Таин — это всякий раз приобщение жизни Христовой. Приобщение жизни есть оживление (русский духовный писатель цитирует здесь святителя Василия Великого), а частое Причащение есть частое оживление духа, «обновление себя свойствами Богочеловека». Человек становится иным: «истребляется ветхость, приобретенная падением; смерть вечная побеждается и умерщвляется вечною жизнью, живущею во Христе, источающеюся из Христа; жизнь — Христос — водворяется в человеке».

«Слово в Великий Пяток на вечерне» предлагает читателю мысленно встать у Креста. Мы стоим рядом с язычником-сотником, который, в отличие от многих других, не мог уйти, будучи, как мы сейчас говорим, при исполнении, и который, видя знамения, исповедал Божество Распятого (см.: Мф. 27, 54) в то время, как иудеев и знамения не убедили. Стоим рядом с Богоматерью, Которой, по слову старца Симеона, оружие прошло душу (см.: Лк. 2, 35) и для Которой при этом не было тайн, Она знала, что совершается сейчас на Кресте. Стоим рядом с апостолом Иоанном, который забыл о страхе, созерцая «любовь Божественную». А что созерцаем мы, что мы чувствуем, стоя у Креста, что мы открываем в себе самих?

Кавказский святитель призывает паству отозваться любовью на любовь Христа, напоминая о Его словах кто любит Меня, тот соблюдет слово Мое; и Отец Мой возлюбит его, и Мы придем к нему и обитель у него сотворим. Нелюбящий Меня не соблюдает слов Моих (Ин. 14, 23–24). И затем спрашивает: «Если мы не отзовемся на любовь Господа любовью к Нему, то кровь Богочеловека не пролита ли за нас напрасно?».

Оправдание — только виновным

 

Книга, содержащая избранные проповеди святителя Феофана, Затворника Вышенского, в дни Великого поста и в каждый день Страстной седмицы, вышла в издательстве «Лепта» (Москва). Мысль, проходящая красной нитью через все проповеди святителя — мы должны следовать Христу, «грядущему на вольную страсть», то есть на добровольное страдание. Но как же мы можем это сделать?

Епископ Феофан отвечает: исполнять то, что велит Церковь в эти дни, соблюдать пост, неопустительно молиться дома, посещать богослужения, преодолевая естественное человеческое «животолюбие» и саможаление — все это «составляет первый шаг в следовании за Господом на Распятие». Если мы намерены двигаться за Ним дальше, наши усилия должны быть постоянными и всесторонними: «Постясь телом, заставьте поститься и душу: отсекайте пожелания, подавляйте возникновение страстных движений: гнева, осуждения, возношения, корысти, неуступчивости и прочего <…> Заставляете бодрствовать тело — возбудите и бодренность духа или живое устремление усердия к Господу».

Читая проповеди Вышенского Затворника, понимаешь, насколько тебе не хватает именно этого — усердия и целеустремленности. Почему же не хватает? Потому, в частности, что не до конца осознаешь — хотя теоретически, конечно, знаешь — какие именно события вспоминаем и вновь переживаем мы на Страстной седмице и к чему они нас обязывают.

Об опасности такого недоосознания святитель Феофан говорит в Великую Среду. Он предостерегает нас от поверхностного подхода: мол, знаю я, как христианин, что с меня требуется — и призывает к полноте богообщения, к подлинной ответственности перед Спасителем, благоговению и послушанию: «Созерцая Бога сокровеннейшим, непостижимым, изумляйся Ему. Да замолкнет в тебе всякое помышление, как молчит пред Ним всякая тварь небесная и земная». Это нелегко — замолкнуть перед Господом, всецело довериться Ему, «успокоиться в Нем, не позволяя себе терзаться пустыми недоумениями и крушениями духа». Это было бы совсем невозможно, если бы мы не принадлежали к единому телу Церкви — а Церковь «есть дом спасения и сосуд благодатных средств. Итак, к ней обращайся <…> всё, что тебе нужно, найдешь в ней», — говорит святитель Феофан.

В другой проповеди, произнесенной также в Великую Среду, святитель задает вопрос, как нам избежать «горькой участи Иуды». Нам ведь кажется, что Иуда от нас бесконечно далек: но, если бы это, в самом деле, было так, мы не молились бы каждый раз перед Причащением «…ни лобзания Ти дам яко Иуда». Внимание к своему внутреннему миру, «исследование самых сокровеннейших движений сердца» — даже и при «самой незазорной внешности», то есть самой правильной и благочестивой, по внешнему впечатлению, жизни — вот средство против того змея, который вложил черный помысл в голову Иуды и точно так же ищет случая погубить нас.

Читать святителя Феофана непросто — и не только из-за непривычного для нас стародавнего стиля письма, но и по причине того, что мы на современном языке назвали бы, пожалуй, максимализмом: неуютно нам, когда от нас требуют по максимуму. Но дело ведь не в том, что епископ Феофан в силу каких-то черт своего характера не признавал компромисса; дело в том, что Богу нужен человек целиком. А если человек, внешне вроде бы вполне церковный, этого не понимает, он «точь-в-точь Иуда: телом на Тайной Вечере, а душой в предательских замыслах».

Дочитав книгу проповедей святителя Феофана до Великого Четвертка, мы вместе с ним испытываем великую радость: «Слава Тебе, Господи! Какой светлый у нас ныне день!» Почему же день светлый, если Иуда сделал уже свое черное дело, если Христос находится на пороге Своих Крестных страданий и смерти? Потому что в этот день Сам Спаситель установил для нас Таинство Евхаристии, дал нам высшую из земных возможностей: соединяться с Ним в Святом Причащении. Господь вселяется в нас, и каждый из нас, причастников, становится Его домом — и вот о чем должна быть теперь наша забота: «удержать Его в себе». Как пишет святитель, Сам Господь на то и пришел в мир, чтобы пребывать в нас, и не пошел бы от нас никуда, но — «что делать, если мы при Нем начинаем держать себя так, что Ему нельзя уже более оставаться в нас?».

В Великий Пяток владыка Феофан проповедью своей еще раз обращает нас к той истине, которая нам теоретически известна (мы ведь привыкли к фразе «Христос умер за наши грехи»), но которой, в то же время, сопротивляется все наше человеческое естество, которую не готова принять наша совесть: язвы на теле Господа — дело рук не только Его палачей, иудеев и римлян, но и наших рук тоже. Тяжести вины бояться не нужно, напротив: только тот, кто признал вину в страданиях Богочеловека, будет ими оправдан. При одном, однако, условии: решимости бороться с грехом в себе, дабы не усугублять страданий Бога.

И святитель Феофан, и святитель Игнатий помогают нам до конца осознать: то, что сделал для нас Спаситель — лишь необходимое условие и начало того, что должны делать мы сами, если мы действительно хотим спастись. А если мы этого не осознаем, если мы по той или иной нашей причине не хотим это делать — значит, Его кровь на Голгофе пролита за нас напрасно.

Газета «Православная вера» № 07 (627)

Комментарии:

нет комментариев

ВЫ МОЖЕТЕ ОСТАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ:

Отправляя данную форму, я даю согласие на обработку моих персональных данных в соответствии с политикой обработки ПД.