+7 (8452) 28 30 32

+7 (8452) 23 04 38

+7 (8452) 23 77 23

info-sar@mail.ru

Информационно-аналитический портал Саратовской и Вольской Епархии
По благословению Митрополита Саратовского и Вольского Лонгина.
Русская Православная Церковь Московского Патриархата
12+
Вопрос священнику. Новые ответы
Просмотров: 1044     Комментариев: 1

Отвечает протоиерей Михаил Воробьев

В Первом послании апостола Павла к Тимофею сказано: Учить жене не позволяю, ни властвовать над мужем, но быть в безмолвии (1 Тим. 2, 12). На счет запрета «учить» я нашел у блаженного Феофилакта Болгарского пояснение, что имеется в виду учительство в Церкви, в качестве священника. А как далеко распространяется запрет «властвовать»? Тоже только на церковную жизнь, или же женщина, имеющая на службе в подчинении мужчин и отдающая им приказы, с точки зрения христианского учения — согрешает? И более важный вопрос: далее в том же Послании дается обоснование: и не Адам прельщен; но жена, прельстившись, впала в преступление (1 Тим. 2, 14). Так как это приводится в обоснование запрета, налагаемого не лично на Еву, а на всех женщин вообще, то получается, по мнению апостола Павла, женщина (любая) заведомо более греховна или склонна к греху, чем мужчина. Насколько я понял православное учение (я пока еще нахожусь вне Церкви и все, что знаю, в основном по книгам), грех — это не просто вина, а некое помраченное состояние души. Неужели душа любой женщины заведомо мрачней, чем мужская? Как это согласуется с утверждениями христианских богословов, включая таких древних, как святители Иоанн Златоуст и Григорий Назианзин, о равночестности женщины и мужчины? И почему грех Евы должен наследоваться только ее дочерьми, ведь и сыны Адама — ее дети? Я хочу подчеркнуть, что меня смущает не сам по себе запрет на женское священство (как положено, так положено), а именно это его обоснование. Заранее благодарю за ответ. Ян

Ученик апостола Павла Тимофей был послан в Эфес в качестве руководителя церковной общины. Павел не считал возможным тратить драгоценный пергамен и не менее драгоценное время своей апостольской проповеди на отвлеченные рассуждения о женщинах. Поэтому все наставления, которые он дает Тимофею, носят конкретный характер и касаются исключительно организации жизни этой общины. Поэтому все пожелания, относящиеся к женщинам, касаются именно их участия в церковной жизни.

При этом Павел считает, что совершать богослужения (произносить молитвы и проповеди) могут исключительно мужчины. Запрет женщинам управлять жизнью общины (властвовать), совершать богослужения и учить (проповедовать) проистекает из глубокого знания апостолом Павлом женской психологии и особенностей женского поведения в современную ему эпоху поздней античности. Апостолу язычников пришлось немало претерпеть от женщин, утопающих во грехах, водимых различными похотями, всегда учащихся и никогда не могущих дойти до познания истины (2 Тим. 3, 6-7).

Следует помнить, что богослужение в апостольский век не имело четкого распорядка или устава и в значительной степени было импровизированным. Произносились импровизированные молитвы, читались произвольно выбранные фрагменты из книг Ветхого Завета (главным образом из Пророков и Псалтири), зачитывались Послания апостолов и фрагменты евангельских повествований, произносились поучения. В Посланиях апостола Павла сохранились следы беспорядка, который иногда происходил в молитвенных собраниях из-за неспособности предстоятеля правильно организовать богослужение. Одним из проявлений этого беспорядка была глоссолалия («говорение на языках») — выражение молитвенного чувства в виде коротких и бессвязных восклицаний. Нетрудно понять, что женщины с присущей им безрассудностью и упрямством вносили в этот беспорядок особенную долю хаоса. Именно поэтому, не в одном только наставлении Тимофею, но и в других своих Посланиях, апостол Павел настаивает: Жены ваши в церквах да молчат, ибо не позволено им говорить, а быть в подчинении, как и закон говорит. Если же они хотят чему научиться, пусть спрашивают о том дома у мужей своих; ибо неприлично жене говорить в церкви (1 Кор. 14, 34-35).

Указание на Еву как главную виновницу первородного греха у апостола Павла носит характер метафоры, но не логического доказательства. Павел не был греком и не владел в полной мере логикой Аристотеля. Ему был свойственен иной метод рассуждения — распространенная в Ветхом Завете аналогия и метафора. Поэтому Ева в контексте Первого послания к Тимофею — это некий аналог Пандоры из «Теогонии» Гесиода, наградившей человечество всевозможными бедами и несчастиями. Из этой метафоры апостола Павла вовсе не вытекает мнение о какой-то особенной греховности женщин и, тем более, мрачности их характера. Женщины не более склонны к греху, чем мужчины. Но в самой женской природе есть некоторые особенности, которые заставляют апостола Петра (а он, в отличие от Павла, был женат и даже имел тещу) называть их немощнейшим сосудом (1 Пет. 3, 7).

В этом нет ничего удивительного. Если различия в физической природе мужчин и женщин очевидны, то не следует ли ожидать столь же очевидных различий в психологии? При этом некоторые особенности женской психологии могут отлично послужить делу христианской проповеди. Это хорошо понимал апостол Петр, который писал: жены, повинуйтесь своим мужьям, чтобы те из них, которые не покоряются слову, житием жен своих без слова приобретаемы были, когда увидят ваше чистое, богобоязненное житие. Да будет украшением вашим не внешнее плетение волос, не золотые уборы или нарядность в одежде, но сокровенный сердца человек в нетленной красоте кроткого и молчаливого духа, что драгоценно пред Богом (1 Пет. 3, 1-4).

Заметим, что нравственные требования апостола Павла к женщинам более снисходительны, чем таковые же к мужчинам. Так, например, говоря о христианском браке, Павел пишет: Жены, повинуйтесь своим мужьям, как Господу… жена да боится своего мужа (Еф. 5, 22, 33). В то же время, обращаясь к мужьям, он требует: Мужья, любите своих жен, как и Христос возлюбил Церковь и предал Себя за нее (Еф. 5, 25). Очевидно, что повиноваться и бояться куда проще, нежели любить.

Разумеется, запрет женщине властвовать касается исключительно церковной и семейной жизни. Апостолу Павлу и в страшном сне не могла бы присниться женщина — член Синедриона или женщина — член Ареопага. Трудно сказать, что подумал бы апостол язычников по поводу политической деятельности Ангелы Меркель или Валентины Матвиенко. Однако мы твердо знаем, что апостол язычников всегда был открыт переменам, твердо зная, что по нужде и закону пременение бывает (ср.: Евр. 7, 12) и отменение прежде бывшей заповеди бывает по причине ее немощи и бесполезности (Евр. 7, 18).

Отвечает иерей Василий Куценко

Можно ли читать Псалтирь следующим образом. Сначала молитвы перед Псалтирью, потом каждый день по одной кафизме. То есть прочитать всю Псалтирь, а потом молитвы по прочтении Псалтири?

Можно ли каждый день слушать акафист Пресвятой Богородице? Я слушаю акафист «Всецарице», хотя у меня нет онкологии, но ведь можно любой иконе молиться? Слушаю, потому что сама не могу прочитывать по определенным причинам. С уважением, Людмила

Согласно указаниям, которые можно найти в самой книге Псалтирь, молитвы перед началом и после окончания чтения следует читать каждый раз, когда Вы начинаете и заканчиваете читать определенное количество кафизм. Кроме этого, в конце каждой кафизмы есть особые тропари и молитва. Но я думаю, что в вопросах, которые касаются домашнего молитвенного правила, каждый из нас может поступать сообразно своим возможностям и времени. Поэтому если вариант чтения молитв до и после Псалтири, который Вы описываете в вопросе, для Вас более удобен, то можно читать именно так. Я бы посоветовал перед началом чтения кафизмы прочитывать Трисвятое по Отче наш, а в конце — молитву «Достойно есть».

Что касается акафиста «Всецарице», то, конечно, его можно слушать. «Специализация», которая сейчас так распространена — например, при головной боли читать только вот этот акафист или молитву, а при зубной боли — только этот,— в корне неправильна. Можно молиться перед любой иконой Божией Матери.

Доброго дня! Приходилось видеть на многих иконах украшения, крестики как благодарность за исцеление или избавление от других бед. В моей жизни произошли события, ставшие откликом на мои молитвы у иконы Богородицы. Помимо благодарственных молитв ко Господу и Царице Небесной, хотелось бы материально выразить благодарность за полученное утешение. Как это лучше сделать — принести дар в виде украшения к иконе или пожертвовать деньги на какие-либо нужды храма или нуждающимся? Не является ли грехом или самочинием принесение украшений? С уважением, Ирина

Ирина, лучшей благодарностью Богу будет Ваша благочестивая жизнь и постоянная память о тех благодеяниях, которые Вы получили от Господа. Принесение в дар украшений к иконам, или пожертвование денег на нужды храма, или же помощь нуждающимся — должны происходить по личному желанию человека. Думаю, что пожертвование украшений не будет самочинием, но лучше все же посоветоваться с настоятелем храма, который Вы посещаете.

Здравствуйте! Меня интересует вопрос о том, как относиться христианину к войне? Сергей

Сергей, исчерпывающий ответ на Ваш вопрос дан в «Основах социальной концепции Русской Православной Церкви». Приведу здесь лишь основные мысли: «Война является физическим проявлением скрытого духовного недуга человечества — братоубийственной ненависти (Быт. 4, 3-12) <…> Убийство, без которого не обходятся войны, рассматривалось как тяжкое преступление пред Богом уже на заре священной истории. “Не убий”,— гласит закон Моисеев (Исх. 20, 13). <…> Неся людям благую весть примирения (Рим. 10, 15), но находясь в “мире сем”, который пребывает во зле (1 Ин. 5, 19) и исполнен насилия, христиане невольно сталкиваются с жизненной необходимостью участвовать в различных бранях. Признавая войну злом, Церковь все же не воспрещает своим чадам участвовать в боевых действиях, если речь идет о защите ближних и восстановлении попранной справедливости. Тогда война считается хотя и нежелательным, но вынужденным средством». При этом в современном мире «подчас бывает сложно отличить агрессивную войну от оборонительной. Грань между первой и второй особенно тонка в случаях, когда одно или несколько государств либо мировое сообщество начинают военные действия, мотивируя их необходимостью защиты народа, являющегося жертвой агрессии. В связи с этимвопрос о поддержке или осуждении Церковью военных действийнуждается в отдельном рассмотрении всякий раз, когда таковые начинаются или появляется опасность их начала».

Здравствуйте, батюшка! Моему сыну почти четыре года. Он многого боится: шума стиральной машины, дрели, маленьких насекомых, кошек... Посоветуйте, пожалуйста, что делать? Людмила

Людмила, как показывает мой, пусть и небольшой, личный опыт (у меня трое детей), все дети чего-либо боятся. Боятся темноты, боятся оставаться одни, боятся животных… Могу сказать, что однозначно нельзя ругать ребенка за его страхи, нельзя высмеивать или стыдить за это, ни в коем случае. Какие-то страхи просто проходят со временем. Что можно сделать? Нужно молиться Господу о ребенке. Нужно поддерживать его и помогать преодолевать страх, но делать это очень аккуратно, не следует давить на ребенка. Думаю, что можно обратиться к хорошему детскому психологу. Мы и сами так делали.

Батюшка, здравствуйте! Скажите, пожалуйста, является ли грехом продавать в Интернете одежду из других стран (например, Америки)? Если я буду продавать эти товары в города России с небольшой наценкой? Спасибо. Екатерина

Нет, это не является грехом. Вы вполне имеете право получать материальный доход от своей деятельности. Конечно, наценка на товары должна быть разумной, а Вы — честной в отношениях с покупателями.

Рубрика "Вопросы священнику"

Комментарии:

22.02.2017 9:32:33  Олег Давиденко

Моему сыну почти четыре года. Он многого боится: шума стиральной машины, дрели, маленьких насекомых, кошек... Посоветуйте, пожалуйста, что делать?

Ответ Батюшки прекрасный. Но хочу добавить немного.

Главное базовое действие для преодоления страха есть преодоление себя вообще.

Для взрослого это - трезвление, различение духов, исполнение долга вместо своих хотений.

Для ребенка начинаем с наименьшего, но по мере взросления приходим к тому, что сказал выше.

Расскажу одну маленькую историю, которую не советую повторять, исходя из позиции индивидуального подхода к каждому чаду.

Мой сын (уже взрослый) до сих пор помнит первый его опыт преодоление себя. В нежном детсадовском возрасте.

Мы сидели на детской площадке Городского парка. Зима. Снег под ногами.

Я ему говорю: "сними ботинок". Он снял: "Сними носок" Он снял. "Ставь ногу на снег" Он поставил.

Оделись. Ушли из парка. Не заболели. Первое действие по преодоление себя был совершено.

А потом все больше и больше. По мере готовности победить страх. Страхи побеждались. Появилиь и имеются некоторые успехи в жизни и деятельности.

То есть нужна общая стезя воспитания с реальными преодолениями себя, которая по мере готовности чада "убивала" бы страхи по частям, по целому, с учетом возвратов страхов, создавала иммунитет от страхов.

ВЫ МОЖЕТЕ ОСТАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ:

Отправляя данную форму, я даю согласие на обработку моих персональных данных в соответствии с политикой обработки ПД.