+7 (8452) 28 30 32

+7 (8452) 23 04 38

+7 (8452) 23 77 23

info-sar@mail.ru

Информационно-аналитический портал Саратовской и Вольской Епархии
По благословению Митрополита Саратовского и Вольского Лонгина.
Русская Православная Церковь Московского Патриархата
12+
Великая Октябрьская или Октябрьский переворот?
Просмотров: 914     Комментариев: 1

Вехи осмысления не всегда совпадают с круглыми датами. И всё же наступающий 2017 год не может не ставить перед нами вопроса: что мы поняли о событиях 1917 года и их последствиях за истекшие сто лет? Какие уроки мы извлекли? Что нам делать с этим наследством? Об этом размышляли церковные и научные деятели — гости ХIV Межрегиональных образовательных Пименовских чтений, которые прошли в Саратове 6–11 декабря.

В нашем обществе до сих пор нет единого, принятого всеми взгляда на значение событий 1917 года. В выступлениях представителей Церкви и научной интеллигенции, прозвучавших на пленарном заседании Пименовских чтений, тоже не было единства в оценках — как событий исторических, так и животрепещущих вопросов нашей современности. Каковы должны быть отношения Церкви и государства в свете трагического опыта XX века? Что значит фраза «Церковь вне политики»? Что имел в виду апостол Павел, говоря о том, что нет власти не от Бога (Рим. 13, 1)? Где граница послушания безбожным властям?

«Подстрелена на взлете»

 

Как отметил в своем выступлении Митрополит Саратовский и Вольский Лонгин, отношение к событиям 1917 года «до сего дня раскалывает наше общество. Для кого-то это до сих пор Великая Октябрьская социалистическая революция, для кого-то — Октябрьский переворот, для кого-то — Катастрофа с большой буквы, величайшая смута в истории России».

Каковы духовные причины этой катастрофы? Они многообразны, хотя сегодня мы должны признать, как подчеркнул Владыка Лонгин, что «ни одна страна мира не видела такого расцвета культуры и искусства, который переживала Россия на рубеже XIX–XX веков». Что же стало причиной того, что Россия, по словам архипастыря, «была подстрелена на взлете»? Очевидно то, что в начале XX века в нашей стране «безбожие стало нормой для элиты русского государства», поэтому сложилось ненормальное положение, когда «гражданская порядочность приравнивалась к ненависти к царю, государственной власти и Церкви».

В докладе Владыка также коснулся проблемы оценки достижений советской эпохи. По его словам, мы не должны обесценивать эти достижения, ведь «спустя десятилетия новой власти удалось добиться каких-то успехов в экономике, государственном строительстве, даже создать атомную бомбу и полететь в космос», однако надо отдавать себе отчет в том, что «в других странах развитие происходило без таких страшных жертвоприношений и уничтожения собственного народа».

Октябрьский переворот мыслился не только как изменение политического строя, но как изменение самой природы человека. Последствия этих «преобразований» коснулись не только государственных институтов, большинство из которых были уничтожены, но и каждой семьи. Размышлениями на эту тему поделился с собравшимися председатель Патриаршей комиссии по вопросам семьи, защиты материнства и детства протоиерей Димитрий Смирнов. Он отметил, что все проблемы современной семьи — а это и малодетность, и огромное количество разводов, и аборты, которые в нашем обществе до сих пор воспринимаются как бесплатная медицинская услуга, — происходят от изменения сознания. Русский человек после большевистского эксперимента не только забыл «Отче наш» — он забыл, что такое хорошо и что такое плохо, забыл, как велика цена жизни и цена смерти. Увы, не приходится удивляться тому, что в стране, пережившей настоящий внутренний геноцид сто лет назад, сегодня преобладает толерантное отношение к убийству ребенка во чреве матери.

Церковь в светском государстве

 

Доктор церковной истории, магистр богословия, заведующий кафедрой церковно-практических дисциплин Московской Духовной Академии протоиерей Владислав Цыпин представил доклад о юридическом аспекте отношений государства и Церкви в советский и современный период. Всем известно, что одним из первых декретов советской власти был декрет об отделении Церкви от государства. С тех пор представление о «светскости» государства стало одним из основополагающих принципов правового сознания в нашей стране. Однако, как показал отец Владислав, представление о «светскости» и о статусе Русской Православной Церкви как общественной организации со временем менялось, и довольно существенно. Траекторию этих изменений необходимо знать не только историкам, но и всем нам, потому что это знание поможет нам ориентироваться в сложных конфликтных ситуациях современности, которые во многом спровоцированы представлениями о «светскости» столетней давности.

Так, нелишним будет напомнить, что в результате вступления в силу декрета о свободе совести 1918 года Церковь не просто отделялась от государства, но и лишалась статуса юридического лица. Дальнейшие законодательные акты советского правительства накладывали ко всему прочему и полный запрет на религиозную пропаганду, по умолчанию оставляя полную свободу для пропаганды атеистической. Перемены в правовом статусе Русской Православной Церкви, как и других религиозных организаций, начались на исходе существования Советского Союза. В 1990 году у Церкви наконец появились права юридического лица: право иметь собственность, защищать свои интересы в суде, участвовать в общественной жизни. Теперь Церкви не запрещалось открытие воскресных школ, духовенство получило возможность нести свое служение в тюрьмах, в больницах, в армии.

После того как распался Советский Союз, был принят закон Российской Федерации, в котором была предусмотрена возможность преподавания вероучения в школе и других учебных заведениях на факультативной основе, а также преподавание религиозно-познавательных, религиоведческих и религиозно-философских дисциплин в государственных учебных заведениях. Современный правовой статус Церкви регулируется Конституцией Российской Федерации 1993 года. В ней говорится о том, что Россия — это светское государство, никакая религия или идеология не может претендовать на статус государственной. Однако отсутствие государственной религии не является препятствием к тому, чтобы в своей политике органы государственной власти учитывали реальный общественный вес разных религиозных объединений. Принципу «светскости» государства, к слову, противоречит не только установление государственной религии, но и какая бы то ни было поддержка государством атеизма.

Нет власти не от Бога?

 

Редактор Интернет-портала «Азбука веры», сотрудник Санкт-Петербургской епархиальной радиостанции «Град Петров» протоиерей Константин Пархоменко выступил с докладом, посвященном проблеме отношений Церкви и власти. Отец Константин предложил нетрадиционное прочтение известных слов апостола Павла из Послания к Римлянам: Всякая душа да будет покорна высшим властям, ибо нет власти не от Бога; существующие же власти от Бога установлены. Посему противящийся власти противится Божию установлению (Рим. 13, 1–2). По его мнению, Синодальный перевод Священного Писания дает недостаточно точную формулировку этих слов. Слова апостола Павла, как полагает докладчик, следует перевести иначе: «Нет власти не под Богом. Существующие же власти под Богом установлены». То есть власть — не выше Бога. А это значит, что Церковь должна отказать государству в повиновении, если оно требует от христиан вещей, несообразных с их верой. Яркое и эмоциональное выступление отца Константина Пархоменко вызывает, однако, вопрос: как провести эту грань, за которой послушание властям из добродетели превращается в грех? Вопрос этот отнюдь не риторический, и ответить на него раз и навсегда нельзя. Каждый христианин призван ответить на него своей жизнью, как это сделали мученики и исповедники Русской Православной Церкви в XX веке.

Фото Юлии Ракиной

Газета «Православная вера» № 23 (571)

Комментарии:

19.12.2016 9:52:14  Олег Давиденко

Цитата:То есть власть — не выше Бога. А это значит, что Церковь должна отказать государству в повиновении, если оно требует от христиан вещей, несообразных с их верой. ... как провести эту грань, за которой послушание властям из добродетели превращается в грех?

Первое, любая власть - от Бога. Одна власть - в назидание, другая - в наказание, третья - в мирную жизнь в Христе Иисусе, которую мы не достойны всегда.

Второе, не подчиняться власти в исключительных случаях допустимо.

Про эти случаи Бог предупреждал и предупреждает заранее (пророчества Божии в Евангелии, в Апокалипсисе, пророчества Святых отцов).

При этом Бог руководит людьми в "ручном" режиме (если, сами люди этого хотят) и, конечно, последний бастион веры Божией - внутренняя свобода человека, которую можно посветить своим похотям, а можно Господу Богу.

Внутренняя свобода человека будет, думаю, основой веры Божией в конце времен.

Святой Тихон Задонский восхищался верой крепостных, которые исполняли тяжелые послушания и благодаря внутренней свободе оставались православными верующими (простите, за неточное изложение, не помню, где у Святого Тихона Задонского я читал о внутренней свободе человека).

ВЫ МОЖЕТЕ ОСТАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ:

Отправляя данную форму, я даю согласие на обработку моих персональных данных в соответствии с политикой обработки ПД.