+7 (8452) 23 04 38

+7 (8452) 23 77 23

info-sar@mail.ru

Информационно-аналитический портал Саратовской и Вольской Епархии
По благословению Митрополита Саратовского и Вольского Лонгина.
Русская Православная Церковь Московского Патриархата
Найти
12+
В Евангелии нет ничего тайного
Просмотров: 523     Комментариев: 0

Слово «апокриф» для многих людей, в том числе порой и для живущих церковной жизнью, означает нечто загадочное и непонятное. Что это «тайные знания» или просто часть Предания Церкви? Можно ли читать апокрифы православному христианину? Об апокрифических текстах мы беседуем с секретарем комиссии по канонизации подвижников благочестия Саратовской епархии священником Максимом Плякиным.

Что такое апокрифы в принципе? Что нужно знать о них, чтобы уже не воспринимать как таинственное нечто?

— Слово «апокриф» происходит от греческого слова, означающего «тайный, скрытый». И связано это наименование с тем, что древние гностики, в субкультуре которых и возникла апокрифическая литература, противопоставляли свои тайные писания открытому и всем доступному Евангелию Церкви. Они пытались проводить мысль о том, что священные книги могут быть доступны только избранным, а то, что открыто профанам, не имеет никакой цены. Следовательно, изначально апокрифы — это тексты, созданные вне церковной традиции и сознательно противопоставленные Евангелию. Но со временем исследователи стали называть так любые неканонические тексты библейской тематики, в том числе и те, которые учению Церкви не противоречат.

Не противоречат, но Церковь все равно их не признаёт?

— Они не признаются священными, богодухновенными книгами, но их содержание находит отражение в Предании Церкви. Откуда, например, мы знаем историю о рождении Девы Марии, о Ее введении во храм? Все это описано в так называемом Протоевангелии Иакова — апокрифическом тексте, который приписывается апостолу Иакову, брату Господню. Мы не знаем, кто его автор, но ученые сходятся во мнении, что этот текст был известен в христианской среде уже в начале II века, то есть в то время, когда еще живы были непосредственные ученики апостолов. И то, что празднование этих событий вошло в церковную традицию, говорит о том, что первые поколения христиан признавали их правдой.

Другой подобный пример — история о конце земной жизни Пресвятой Девы Марии, на основании которой установили праздник Успения. Повествование ведется от лица апостола Иоанна Богослова, но это текст IV–V века, его автором никак не мог быть евангелист Иоанн. И Церковь отказывает этому тексту в праве быть в Новом Завете, но признаёт, что в нем отражены реальные события.

А есть, допустим, такой текст, как «Евангелие от Фомы». Он сильно отличается по форме от канонических Евангелий: там нет повествования — только изречения Иисуса Христа. Как утверждается в рукописи, это «тайные слова, которые сказал Иисус Христос живой и которые записал Дидим Иуда Фома» — таково полное имя апостола. Святой Климент Александрийский в III веке на вопрос о том, можно ли верить содержанию этого текста, говорил, что в нем, несомненно, присутствуют фрагменты подлинных речений Господа. Но уже само упоминание о «тайных» словах указывает, что рукопись пришла к нам от гностиков — и настоящие слова Христа разбавлены в ней таким количеством гностической отравы, что принять этот текст в целом Церковь не может.

А как все-таки определялась достоверность-недостоверность?

— Прежде всего вопрос ставился так: к какому времени восходит этот текст и к чьему авторству? Возник ли он в кругу апостольских учеников, имеет ли он отношение к самим апостолам? Естественно, что когда история христианства насчитывала всего сотню или пару сотен лет, определить это было достаточно просто. Далее определяли, насколько то, что написано в тексте, соответствует тому, что получили Церкви через апостольскую проповедь. Уверенность в подлинности этой проповеди была выше, чем доверие любому имени, которым подписывался текст.

Один из раннехристианских отцов сказал: «Не Евхаристия проверяется Писанием, но Писание проверяется Евхаристией». Это сложно, наверное, понять человеку нецерковному, но любой верующий, осознанно пребывающий в Церкви человек понимает: выше всего — реальное присутствие в Церкви Самого Христа, в Котором созиждется ее бытие. И если для этой жизни во Христе сказанное не оказывается чужеродным, оно принимается.

Поразительно, что в разных концах христианского мира, в эпоху, когда между городами и странами отсутствовали коммуникации, хотя бы отдаленно напоминающие современные, разные церковные общины вынесли одно и то же суждение: совершенно подлинными являются только четыре Евангелия. Мы не имеем такого духовного опыта, поэтому нам непонятно, как это может быть. А первых христиан это не поражало.

Есть ли какие-то мифы и суеверия в православной среде, которые возникли именно на основе апокрифов?

— Я бы сказал, что это не конкретный миф или суеверие, а определенная мировоззренческая склонность. Склонность считать Бога подателем чудес ради самих чудес, ради их внешнего эффекта. В апокрифах Христос часто изображается таким, особенно в тех, где идет речь о детстве Спасителя. Мы знаем, что в Евангелии о детстве и отрочестве Христа говорится очень кратко. И авторы неевангельских текстов пытаются закрыть эти, как им кажется, белые пятна, самым причудливым образом. Описывается, как маленький Христос лепит из глины птичек — и они оживают и улетают, как в ответ на злые слова кого-то из соседских мальчиков Он умерщвляет его одним-единственным словом. Это потрясает воображение, но это совершенно не в духе евангельском. Евангельское чудо никогда не происходит «просто так», оно всегда связано со спасением человека. Христос подзывает Петра, и тот идет по воде — здесь нам явлено могущество веры; Христос воздвигает праведного Лазаря — и утверждает накануне Своих страданий и Свое воскресение, и будущее всеобщее воскресение мертвых. Но люди ищут сказочных чудес — ищут в Церкви какого-нибудь старца, у которого будут улетать глиняные птички. Апокрифические «басни», как говорит апостол Павел, эту жажду подогревают. Но в Евангелии нам не случайно приводятся слова Самого Христа: род лукавый и прелюбодейный ищет знамения; и знамения не дастся ему (Мф. 12, 39). Нам прямо говорится: не ищите чудес — ищите Царства Небесного, и остальное приложится вам.

До какого времени создавались новые апокрифы?

— На протяжении всей нашей эры, вплоть до сего дня. В этом смысле можно говорить о ветхозаветных апокрифах, которые писались иудеями в конце эпохи Ветхого Завета, в годы земной жизни Христа. Позднее возникали тексты, которые соотносились по форме с посланиями апостолов. В эпоху Средневековья гностическую идею о тайном духовном знании развивало движение альбигойцев, у них были свои писания — апокрифы XI-XII веков. К апокрифам можно отнести, как ни странно это прозвучит, и некоторые произведения русских писателей. Скажем, Лев Николаевич Толстой написал «евангелие» для детей, в котором выразил свое собственное учение. В этом тексте не отражена история Рождества Христова, в нем не рассказывается о чудесах Господа, поскольку писатель считал Спасителя лишь добродетельным учителем нравственности — и, конечно, в нем нет Христова воскресения, поскольку Лев Толстой в него не верил. Получается, что в этом изложении евангельских событий начисто утрачен евангельский смысл, хотя ничего вымышленного там нет.

А повествование про Иешуа в романе «Мастер и Маргарита» — разве не апокриф? Это антиевангелие — недаром у Булгакова эту историю рассказывает Воланд, то есть диавол. И здесь мы опять же видим, что нет чудес, что Царство Небесное проповедует полусумасшедший бродячий философ. Перед нами не всесильный Господь — укротитель бури на Генисаретском озере. И не Сын Божий, Который с Креста обещает разбойнику встречу в раю. Но тем самым Михаил Афанасьевич как бы предупреждает: смотрите, тот, кто будет вам рассказывать о таком Иисусе, говорит не от себя, он лишь озвучивает историю, автор которой — Воланд.

В начале ХХ века было популярно так называемое «Тибетское евангелие», которое является на самом деле литературным трудом Николая Нотовича, плодом его фантазии. Он утверждал, что во время путешествия по Кашмиру обнаружил рукопись под названием «Жизнь святого Иссы, наилучшего из сынов человеческих». Там якобы рассказывается о том, что до Своей проповеди в Палестине Иисус многие годы провел в Индии и Тибете, учась у тамошних гуру, что на Кресте Он впал в состояние транса, и его тело, получившее астральные характеристики, было перенесено на Восток. Там Он прожил еще много лет, умер и был похоронен. Исследования и отзывы на эту книгу востоковедов показали, что речь идет даже не о пересказе каких-то тибетских преданий, а просто о подделке, о лжи. Но для определенного круга людей, представителей интеллигенции, эта книга стала соблазном.

Возникает вопрос: для чего автор вообще всё это писал? Ключевой момент здесь в том, что Христос в этой книге не воскресает. «Если Христос не воскрес, то вера ваша тщетна»,— говорил апостол Павел (1 Кор. 15, 17). И вот это желание убедить христиан в напрасности веры в Христа Спасителя и есть то, что движет создателями такого рода новоизмышленных апокрифов.

Несколько лет назад в СМИ была громкая новость о том, что найдено некое «Евангелие от Иуды». Что это за «откровения» такие, почему они так взбудоражили людей?

— Я бы сказал, что в этих попытках взбудоражить первична коммерческая составляющая. О существовании такого текста известно, как минимум, с IV века — это типичный гностический апокриф, связанный с конкретной мифологической системой. В наши дни впервые был найден этот текст целиком, дотоле известный лишь во фрагментарных пересказах; в 2006 году, после исследований, его опубликовали — из этого СМИ и пытались сделать сенсацию.

По сравнении с другими гностическими памятниками там нет ничего необычного — все евангельские смыслы перевернуты с ног на голову. Иуда представлен как самый близкий ученик Христа, пошедший на предательство как на личный подвиг ради исполнения замысла о распятии Господа. В этой парадигме поступок Иуды ставится наравне со служением Самого Спасителя, потому что он — орудие искупления от греха человеческого рода. В таком восприятии Иуды, повторюсь, нет ничего нового — церковные полемисты развенчивали эту идею, начиная с глубокой античной древности. Но сегодня оказалось выгодно достать из пыльного сундука этот пафос гностиков — «но мы-то знаем, как все было на самом деле…»; в современном обществе, жаждущем острых развлечений, он востребован. По этой же причине была такая шумиха вокруг фильма «Код да Винчи», где вся идея строится вокруг того, что у Иисуса Христа были жена и потомство, и эта линия потомков продолжается до сих пор. Люди, которые с интересом смотрят такие фильмы, хотели бы, чтобы вся церковная история, все церковные заповеди оказались враньем. А они сами — в числе духовно избранных, возвысившихся над обманутым человечеством. За всем этим стоит бесплодное желание унизить христианство, и в этом смысле между иудейской подделкой — «Родословием Иисуса», гностической подделкой   — «Евангелием от Иуды», мусульманской подделкой — «Евангелием от Варнавы», оккультистской подделкой — «Евангелием мира от ессеев» — никакой принципиальной разницы нет.

— Стоит ли для расширения кругозора читать апокрифы православному христианину? Хотя бы те апокрифические произведения, которые не являются антицерковными по смыслу.

— Думаю, что если человек понимает, что за тексты перед ним, то это чтение не причинит ему вреда. Но нужно быть столь же осторожным, как с лекарствами на аптечной полке — при неумелом употреблении можно отравиться. Впрочем, как показывает нам печальная история человечества, люди порой и Новый Завет умудряются прочитать так, что впадают в прелесть.   Так что это вопрос разумности восприятия. Я бы посоветовал взять не просто сборник апокрифов, а исследовательский труд, в котором присутствует трезвый взгляд и анализ. Например, книгу историка Бориса Деревенского «Иисус Христос в документах истории». Она написана с нецерковных позиций, но ее автор — честный исследователь. Каждому опубликованному фрагменту он предпосылает предисловие, где разбирает исторический контекст появления этого текста, показывает конфликт апокрифического мировоззрения с церковным. Это помогает получить действительно объективное представление.

Газета «Православная вера» № 04 (648)

Комментарии:

нет комментариев

ВЫ МОЖЕТЕ ОСТАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ:

Отправляя данную форму, я даю согласие на обработку моих персональных данных в соответствии с политикой обработки ПД.