+7 (8452) 23 04 38

+7 (8452) 23 77 23

info-sar@mail.ru

Информационно-аналитический портал Саратовской и Вольской Епархии
По благословению Митрополита Саратовского и Вольского Лонгина.
Русская Православная Церковь Московского Патриархата
Найти
12+
Ум и сердце требуют постоянного внимания
Просмотров: 802     Комментариев: 0

Грешно ли желать стать счастливее? Как не подсесть на иглу похвалы? Можно ли прекратить «болтовню» своего ума?... О правильном отношении к жизни и к тому, что в ней происходит, о правилах общения с другими людьми — в общем, о том, как быть христианином сегодня, — мы беседуем с Митрополитом Саратовским и Вольским Лонгином.

— Владыка, первый вопрос, который нам прислали, волнует практически всех. Надо ли стремиться к счастью? «Не раз читала в православной литературе, что мы живем в падшем мире и поэтому мы должны здесь страдать. Смиряться и страдать. Конечно, я недостаточно духовно развита, но разве это правильно? А как же радость? И грешно ли желать стать счастливее?»,— пишет нам Нина.

— Думаю, что автор вопроса пока не совсем разобралась в каких-то основных понятиях церковного вероучения. Да, мы, люди, страдаем в этом мире — потому, что он падший, и потому, что он заражен грехом. Именно грех — причина и источник страданий человека, всех проблем и нестроений в его жизни.
Но это не значит, что страдание естественно для человека и мы должны страдать. Совсем нет. Ведь первое слово, которое воскресший Христос Спаситель обратил к свидетелям Своего Воскресения, было: «Радуйтесь!». Радость заповедана человеку Богом. Счастье — это благословение Божие. Я бы не стал говорить, что человек «создан для счастья как птица для полета» (известная, любимая в советские годы фраза Максима Горького), но, в общем-то, что-то близкое к истине здесь есть. Стремиться к счастью можно и нужно. Другое дело — как человек понимает это счастье. И здесь есть большое расхождение между тем пониманием счастья, которое характерно для секулярного сознания, и тем, каким видит его верующий православный человек.

— Для нас много значат отношения с другими людьми. А они бывают разными. «Человек так устроен, что ему нужно одобрение от ближних, ласка, доброта. И, наоборот, бывает очень больно от грубости, оскорблений, упреков, особенно несправедливых. А это все постоянно встречается в нашей жизни. Как исцелиться от ран, которые нам наносят другие люди? И как не подсесть на иглу похвалы? Я чувствую, что многое делаю, чтобы меня именно поблагодарили или похвалили», — пишет нам Марина.

— Действительно, каждому человеку приятно, когда его хвалят, но всё-таки нужно стараться справляться с этим чувством, «укрощать» его. Человек должен воспитывать себя. Конечно, вначале это делают родители, но по мере взросления он «перехватывает эстафету» и сам воспитывает себя всю жизнь.
И очень важно с детства воспитывать «иммунитет» к таким неприятным вещам, как грубость, жестокость, незаслуженные упреки и прочее со стороны других — для того, чтобы столкновение с этим не приводило к полному жизненному крушению. Да, мир жесток, это данность. И каждый человек неизбежно встречается с какими-то проявлениями негатива от других людей. Но если тебя отругали, предали или сделали тебе еще что-то неприятное, надо помнить, что на этом жизнь не закончилась. Иначе это может привести к совершенно чудовищным последствиям, вплоть до суицида. Ведь частая причина самоубийства, особенно в подростковом возрасте, заключается именно в том, что юноша или девушка считают, что их слишком обидели, что они никому не нужны, их никто не любит...
Поэтому надо понимать самому и донести до ребенка, что трудности, неприятности в жизни будут встречаться. Это вовсе не значит, что надо мириться с грубостью или отвечать злом на зло. Это знание надо воспринимать как правило безопасности. Тогда раны, нанесенные другими людьми, будут не так глубоки.
То же самое касается и похвалы. Любой из нас знает, как приятно, когда тебя хвалят. Как говорится в известной басне, «в зобу дыханье сперло» — когда тебя похвалили, сказали, какой ты умный, красивый, какой ты молодец… На самом деле рана, наносимая похвалой, гораздо глубже, чем раны, которые человек получает от оскорблений, обид и прочего. Это такая рана, которая «открывает» человека, делает его совершенно беззащитным. Вот и Марина пишет про свою боязнь «подсесть на иглу похвалы». Надо это понимать и быть очень внимательным к себе.
Не стоит приучать себя к постоянному поиску похвалы, хотя это трудно. Мы сейчас живем в мире, который главным критерием успеха сделал признание. Поэтому здесь надо будет идти против течения.

— А как быть с ребенком? Ведь все детские психологи и педагоги говорят: «Хвалите детей, поддерживайте их». У них нет другого способа себя самоидентифицировать, как бы окрепнуть…

— Я не детский психолог, и у меня мало опыта общения с маленькими детьми. Но думаю, следует поступать так. Есть период, когда младенец питается материнским молоком, но потом его постепенно отнимают от груди матери — очень осторожно, потихонечку. Тогда он переходит на другую, более твердую пищу. Так и здесь. В какой-то период ребенку действительно нужна похвала, его нужно поощрять. Но в период взросления надо постепенно приучать его к твердой пище. А твердая пища – это то, что будет в жизни, к чему нужно себя готовить.

— Автор вопроса ощущает, что многое делает ради похвалы или благодарности. С этим тоже нужно бороться?

— По крайней мере, надо как-то уменьшать для себя значение этой составляющей. Это нормально, когда тебя благодарят. Но для христианина каждое доброе дело, которое он совершает, должно быть ради Бога, Который и есть Источник добра, и ради ближнего, а не ради людской похвалы. К этому надо постоянно себя направлять.

— Христина спрашивает: «Я очень переживаю каждую неприятную ситуацию, которая со мной происходит, много раз повторяю ее, проигрываю в уме по-новому, мысленно спорю с обидчиками и так далее. Да и вообще, часто не могу молиться, потому что ум занят то тем, то другим. Можно ли как-то остановить свою ″болтовню ума″»?

— Можно. Нужно развивать в себе навык внимательной жизни, причем стараться сохранять внимание к себе всегда, а не только когда становишься на молитву.
Этот постоянный шум в голове — шум помыслов — сопровождает нас практически всю нашу жизнь. Собственно говоря, духовная жизнь — это жизнь внимательная, когда человек может в любую минуту дать себе отчет — кто он, каков он и где находится. Когда человек внимательно следит за всеми своими проявлениями — как внешними, которые видны всем, так и внутренними, которые не известны никому, кроме него самого. Но такого контроля над своими мыслями, желаниями, стремлениями невозможно добиться быстро. Святые отцы сравнивают духовную жизнь с трудом олимпийских атлетов — нужно тренироваться постоянно, каждый день. Если ты пропустил тренировки — сразу ушел вниз. Если вообще перестал тренироваться, через какое-то время ты не просто вернешься в прежнее состояние, а будешь еще хуже, чем был в самом начале. То же самое в духовной жизни. Ум и сердце требуют от человека таких же постоянных усилий для того, чтобы в них воспитывались правильные чувства, желания, стремления.

— Меня очень волнует такой вопрос. Есть люди, с которыми нам неприятно общаться, но мы вынуждены,— например, если это родственники. Нужно ли понуждать себя к частому общению? Или, если не возникло контакта, не надо делать из этого духовное упражнение?

— Наверное, к частому общению стремиться не нужно,— если только не поставить перед собой цель полюбить этого человека. Все мы люди разные, в том числе в духовном отношении. Для кого-то хорошо и достаточно, чтобы у него не было к другим чувства неприязни, обиды, злословия, ненависти. И тут вполне возможны, что называется, дипломатические отношения на расстоянии. А если христианин ставит перед собой задачу во всем последовать Евангелию, то со временем ему придет в голову мысль, что эту дипломатию надо поменять на какие-то добрые человеческие чувства. И почему бы не сделать такую попытку? Она не обязательно будет успешна, потому что характер отношений зависит еще и от другого человека. Но попробовать можно, и это было бы очень хорошо.

— У нас есть вопрос от Наталии по поводу одной ситуации в храме: «Я видела, находясь на клиросе, что к Причастию в последний момент подошел человек, который только зашел в храм, не был на службе и на исповеди. И священник причастил его. А этот мужчина сразу развернулся спиной и вышел. Мне стало очень грустно и обидно. Много раз видела, что священники кого-то останавливают у Чаши, спрашивают, исповедовался ли человек, готовился ли. А тут причастили человека ″с улицы″, который отнесся к Причастию неблагоговейно. Надо ли в таких случаях что-то делать мирянину? Но не делать же замечание батюшке, и не кидаться же к Чаше со словами: ″Этот человек не исповедовался, не причащайте его″».

— Всякое бывает. Может быть, батюшка знал этого человека, может быть, он занимался чем-то нужным для храма, какое-то поручение выполнял, поэтому причастился и ушел… Бывают и ошибки. Поскольку автор вопроса поет на клиросе, я думаю, правильно было бы после службы подойти к священнику и поговорить с ним. Священники тоже люди. Может быть, батюшка действительно не обратил должного внимания на этого человека. Но, конечно, кричать и останавливать кого-то в храме не очень хорошо.

— Игорь спрашивает: «Можно ли следить за текстом службы с телефона или планшета, читать таким образом утренние или вечерние молитвы?»

— Можно.

— Тем не менее, этот вопрос часто встречается. А почему это смущает людей?

— Расскажу такой случай. Шестнадцать лет назад, в 2003 году, я и несколько человек из братии московского Подворья Троице-Сергиевой Лавры приехали в Саратов из Москвы. И один из наших батюшек как-то стоял во дворе храма «Утоли моя печали» и говорил по мобильному телефону. И потом ко мне пришел человек и сказал: «Кого Вы привезли?! Священник с мобильным телефоном!». Это почему-то было воспринято как что-то страшное и недопустимое. Тогда еще не все привыкли к мобильным средствам связи. А на днях я служил в глухой деревне в Аткарском районе. На службе было человек тридцать, в основном старушки. И одна бабушка буквально всю службу стояла с большим смартфоном, как будто прямую трансляцию вела. Видите, как быстро меняется всё — люди, мир вокруг нас…

Все технические средства нейтральны сами по себе. Очень хорошо, когда человек внимательно следит за службой. У моей бабушки были рукописные тетрадки с молитвами, потому что тогда ничего не издавалось, книг не было. Акафисты и молитвы она писала большими печатными буквами в общей тетради. Можно держать в руках красиво изданную книгу, как многие сейчас делают: текст Божественной литургии, или канон Андрея Критского, или еще какую-то службу. А можно — смартфон. В этом нет ничего удивительного и ничего плохого.

ВИДЕО

[Беседовала Ольга Бытко, Подготовила Наталья Горенок]

Комментарии:

нет комментариев

ВЫ МОЖЕТЕ ОСТАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ:

Отправляя данную форму, я даю согласие на обработку моих персональных данных в соответствии с политикой обработки ПД.