Православие и современность. Информационно-аналитический портал Саратовской и Вольской Епархии

ПРАВОСЛАВИЕ И СОВРЕМЕННОСТЬ

Информационно-аналитический портал Саратовской и Вольской Епархии

По благословению Митрополита Саратовского и Вольского Лонгина.
Русская Православная Церковь Московского Патриархата
Подписаться на RSS Карта сайта Отправить сообщение Перейти на главную

+7 (8452) 28 30 32

+7 (8452) 23 04 38

+7 (8452) 23 77 23

info-sar@mail.ru

12+
Учитель безмолвия
Просмотров: 615     Комментариев: 0

Второе воскресенье Великого поста посвящено в традиции Православной Церкви святителю Григорию Паламе. Этот день является логическим продолжением праздника Торжества Православия, отмечавшегося за неделю до того,— ведь именно учение святителя Григория систематизировало представления по столь важному для православного вероучения вопросу — о возможности реального богопознания. Святителя Григория называют учителем безмолвия, однако ему часто приходилось не только не молчать, но и возвышать свой голос в защиту истин православной веры.

Годы аскезы

 

Святитель Григорий родился в 1296 году, в семье с крепкими религиозными устоями. Отец святого — Константин Палама — был сенатором при дворе императора Андроника II. Сохранился рассказ о том, что иногда во время заседаний сената Константин так глубоко уходил в молитву, что не слышал обращенных к нему слов императора.

Мальчик потерял отца, когда ему было всего семь лет. Заботу о воспитании юного Григория взял на себя сам император Андроник. По всей видимости, святителя готовили к административной карьере.

Григорий показал блестящие способности в изучении философии, однако в возрасте семнадцати лет принял решение следовать монашескому призванию и решительно порвал с «гуманистическим» образованием, основанным на трудах языческих философов. В возрасте двадцати лет намерение принять постриг и встать на стезю монашеского подвига стало окончательным. Однако Григорий был старшим в многочисленной семье, и на нем лежала серьезная ответственность перед близкими. Святитель решил эту проблему необычным способом: примером своей жизни постепенно склонил всех родных — мать, двух сестер и двух младших братьев — также принять монашество.

Так начались для будущего святителя годы незаметного для посторонних глаз духовного подвига на Горе Афон, затем он подвизался в Фессалониках, а позже — в небольшом городке Верии, где предался суровой аскезе: пять дней в неделю проводил в полном одиночестве, молчании и непрестанной молитве, и лишь в субботу и воскресенье выходил из затвора, чтобы участвовать в Литургии. Все эти годы святитель Григорий никак не обнаруживал своего выдающегося богословского и полемического таланта, сохраняя внутреннюю тишину.

Спор о возможности богопознания

 

В 1330 году в Константинополь прибыл калабрийский монах Варлаам. Он был греком по языку и образованию, но его образ мыслей был сформирован духом итальянского Возрождения. Древняя Эллада влекла его как родина Платона и Аристотеля. Варлаам быстро обзавелся в столице Византии нужными связями и приобрел большой авторитет как философ и богослов.

Святитель Григорий ознакомился с его сочинениями, направленными против латинян, и одно положение этих трудов показалось ему странным. В своих рассуждениях Варлаам исходил из предпосылки о непознаваемости Божественной сущности, однако из этого правильного вероучительного постулата калабриец делал слишком далеко идущие выводы. Раз Бог непознаваем, полагал он, значит, мы не можем ни доказать, ни опровергнуть правильность представления о том, исходит ли Святой Дух от Отца, как исповедуют православные, или и от Отца, и от Сына (filioque), как полагают католики. А значит, по мысли Варлаама, сам этот вопрос не имеет принципиального значения и не может препятствовать объединению православных и католиков.

Святой Григорий придерживался совершенно иной точки зрения. Он полагал, что православная позиция в этом вопросе является не только единственно верной, но и вполне доказуемой. Да, конечно, Бог непознаваем, но разве он не открывает людям Себя в действии? Разве не даровал Он нам знание о Себе через сверхъестественное откровение? Разве это знание не более реально, чем любые философские рассуждения?

Варлаам был уязвлен критическим отзывом святителя. Узнав, что его оппонент принадлежит к кругу исихастов — безмолвствующих отшельников, непрестанно повторяющих Иисусову молитву, он решил познакомиться поближе с его образом мыслей. Молитвенная практика исихастов повергла его в ужас. Просвещенный скептик не увидел в ней ничего, кроме грубого суеверия и прелести.

Варлаам начал действовать. Он написал жалобу Патриарху, а когда Патриарх отклонил ее, не успокоился и начал высмеивать смиренных пустынножителей. Особенно оскорбляло рационалиста-философа то, что в молитве афонских монахов участвует не только душа, но и тело, что они созерцают какой-то непонятный свет, дерзая утверждать, что в этом свете они видят телесными очами Самого Бога! В ответ на эти обвинения святитель Григорий написал свой знаменитый труд «Триады в защиту священнобезмолвствующих», в которых раскрыл православное понимание возможности богопознания и молитвенного делания.

Заблуждения Варлаама относительно возможности богопознания и относительно молитвенной практики исихастов имели один корень: рационалистическое мышление. Ученик западных схоластов полагал, что соприкоснуться с Богом можно только познавая Его с помощью разума. А так как человеческий разум слишком слаб для этого, то и соприкосновение с Богом оказывается невозможным, иллюзорным. Бог в его представлениях оказался не просто непостижим, но и бесконечно далек от человека.

Опровергая учение Варлаама, святитель Григорий создал учение о нетварных энергиях. Да, конечно, Божественная сущность непознаваема, однако Бог открывается человеку в нетварных Божественных энергиях, которые пронизывают весь мир и все человеческое существо и делают богообщение реальным, утверждал он. Бог непостижим для человеческого разума, но открыт для человеческого сердца. Иисусова молитва, пост и бдение есть средства для того, чтобы Божественная благодать коснулась всего человеческого естества. Соединение человека и Бога происходит непосредственно, нетварные энергии пронизывают человека и дают ему возможность «стать Богом» — не по природе, а по благодати. А свет, который видят афонские монахи, — это тот самый нетварный свет, который просиял для учеников Господа на горе Фавор.

Претерпевший гонения 

 

Победа святителя Григория в споре между паламитами и варлаамитами была бесспорной. Пятый Константинопольский Собор 1341 года осудил учение Варлаама и его сторонников как еретическое. Однако политические осложнения помешали истинно православному учению восторжествовать сразу и бесповоротно. В 1341 году умер император Андроник III, оставив несовершеннолетнего наследника, что спровоцировало борьбу за право быть регентом при юном императоре между патриархом Иоанном Калекой и великим доместиком Иоанном Кантакузином. Оба они имели законные основания, чтобы претендовать на роль первого лица в государстве при малолетнем императоре, но, воспользовавшись отлучкой Кантакузина, патриарх Иоанн фактически совершил государственный переворот, что положило начало кровопролитной гражданской войне. В своем беззаконии он хотел заручиться поддержкой святителя Григория, но не получил ее. Святитель всегда был далек от политики, но в данном случае решительно осудил действия, которые вели к раздору и кровопролитию, встав на сторону Кантакузина. Подвижник ратовал не о победе какой-либо политической партии, а о сохранении мира.

Попытки святителя вразумить одну из сторон политического конфликта оказались тщетными. Поняв это, Палама удалился в монастырь святого Михаила Сосфенийского. Однако даже молчаливое неодобрение действий власти со стороны такого неоспоримого духовного авторитета тревожило патриарха Иоанна. Он пытался шантажировать святителя, заточил его в дворцовую тюрьму, дважды созывал Собор для осуждения якобы еретических воззрений Паламы и на третий раз, в 1344 году, все-таки добился отлучения святителя от Церкви. Однако после победы Иоанна Кантакузина над партией патриарха Иоанна святой Григорий был полностью оправдан. Вскоре его избрали архиепископом Фессалоникийским. В мае-июне и в июле 1351 года были созваны два церковных Собора, которые еще раз осудили противников учения святителя как еретиков, а сам он был назван защитником благочестия.

Миротворец

 

Последние годы своей жизни святитель Григорий провел как миротворец. Война между Иоанном Кантакузином и патриархом Иоан­ном Калекой набирала обороты. Византия была буквально обескровлена их безумным противостоянием. Необходимо было сесть за стол переговоров, и вряд ли можно было найти в этом посредника лучше, чем Палама. Однако планам перемирия не суждено было осуществиться. По дороге в Константинополь святитель был пленен турками. Они продержали его в плену больше года. Святитель Григорий использовал это время для проповеди среди иноверцев. Он понимал, что падение Византии под натиском турецких войск неизбежно, но не считал это поводом для отчаяния, полагая, что греки незамедлительно должны приступать к обращению турок в христианство.

После освобождения из плена и возвращения в Фессалоники святитель продолжил пастырскую деятельность во вверенной ему епархии до 1359 года или, согласно другой датировке, до 1357 года. Умер он в возрасте чуть более шестидесяти лет.

Святитель Григорий Палама принес Церкви поистине драгоценный плод аскетического подвига: и воодушевляющий пример личной святости, и учение, в котором раскрывается и обосновывается возможность реального обожения человека, его личной встречи с Богом — не только в вечности, но уже здесь и сейчас, в молитве и в устремлении сердца.

Газета «Православная вера» № 06 (554)

Комментарии:

нет комментариев

ВЫ МОЖЕТЕ ОСТАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ: