+7 (8452) 23 04 38

+7 (8452) 23 77 23

info-sar@mail.ru

Информационно-аналитический портал Саратовской и Вольской Епархии
По благословению Митрополита Саратовского и Вольского Лонгина.
Русская Православная Церковь Московского Патриархата
Найти
12+
Так росла и мужала Церковь
Просмотров: 382     Комментариев: 0

В православных книжных магазинах нашего города вновь появилась «Церковная история» епископа Кесарийского Евсевия Памфила. Книга многократно переиздавалась, что неудивительно: это один из базовых источников по истории христианства. Не случайно автора книги называют отцом церковной истории.

О жизни епископа Евсевия известно не слишком много. Он родился между 260‑м и 265‑м годом в Палестине. Образование получил в Кесарии Палестинской. С юных лет Евсевий проявлял склонность к занятиям наукой. Около 300 года был рукоположен во пресвитера.

Ученые занятия в 303 году были прерваны начавшимися гонениями императора Диоклетиана. Положение Евсевия во время гонений остается неясным. Позднее некоторые современники упрекали его в том, что он избегал мученичества. Однако тот факт, что впоследствии Евсевий был избран епископом Кесарии, свидетельствует, что он сохранил верность Церкви. Когда учитель Евсевия Памфил был брошен в темницу в 307 году, Евсевий находился рядом с ним. После смерти Памфила Евсевий покинул Кесарию и некоторое время скитался по Палестине. В честь своего учителя, пресвитера Памфила, Евсевий и взял себе второе имя.

После окончания гонений и подписания Миланского эдикта о веротерпимости (313 год), положившего конец почти трехсотлетним преследованиям христиан, Евсевий был избран на освободившуюся епископскую кафедру Кесарии. В это время он продолжал работать над главным трудом своей жизни — «Церковной историей».

Когда Кесарию посетил император Константин Великий, он спросил Евсевия: каких бы тот пожелал благодеяний для вверенной ему епархии? Кесарийский епископ сказал: «Церковь моя богата своими доходами и не имеет особенной нужды испрашивать пособий, но сам я имею непреодолимое желание, чтобы всё, что только делалось в римском государстве относительно святых Божиих разными судиями, преемственно служившими во всем римском мире, тщательно было бы разыскано в общественных архивах, по царскому приказу, и препровождено ко мне, с означением, какой мученик, перед каким судией, в какой области или каком городе, в какой день и с каким мужеством восхитил пальму своего страдания».

«Церковная история» Евсевия Памфила разделена на 10 книг и освещает период от основания Церкви до победы Константина Великого над Лицинием в 324 году. Труд Евсевия — результат кропотливой работы в лучших библиотеках того времени, таких как элийская (иерусалимская), кесарийская, александрийская. Поскольку большая часть документов, которыми пользовался Евсевий, не сохранилась, то без его труда мы знали бы о первых трех веках христианства очень мало. Кроме того, «Церковная история» вобрала в себя впечатления о событиях, свидетелем которых автор был лично.

Главная задача труда Евсевия Кесарийского — апологетическая: проследить рождение, распространение, борьбу за жизнь и конечный триумф христианской веры. Евсевий с самого начала намечает основные линии своего повествования: он показывает апостольское преемство предстоятелей главных Церквей Востока и Запада — Римской, Антиохийской, Александрийской и Иерусалимской; излагает важнейшие события в истории Церкви; рассказывает о наиболее известных церковных деятелях, учителях, писателях; называет имена ересиархов и раскрывает суть их лже­учений; описывает подвиги христианских мучеников. Кроме того, автор рассматривает историю формирования канона священных книг, высказывая мнение, ставшее для Церкви одним из ключевых в этом вопросе. Обилие фактического материала является главным достоинством «Церковной истории»: в ней нет характерных для античной литературы воображаемых действий и диалогов; напротив, автор стремится быть максимально точным и опирается в своих утверждениях на документальную основу.

Никого не оставят равнодушными страницы, посвященные страданиям христианских мучеников. По известному речению Тертуллиана, «кровь мучеников — семя Церкви». Книга Евсевия Памфила — для тех, кто хочет знать, как всё это было. Вот цитата из послания, написанного от лица Церкви в Смирне, которой управлял святой Поликап Смирнский (подробно о нем на стр. 10), и адресованного поместным Церквам. Послание написано не Поликарпом, так как здесь же рассказывается о его мученической кончине (он был сожжен заживо, отказавшись отречься от Христа), а кем-то из уцелевших членов его паствы. «Толпа, стоявшая кругом, была поражена, глядя, как тела то рассекают бичами до артерий и жил, так что видны в самых тайниках тела внутренности, то укладывают на колючие морские раковины и острые лезвия. После всяческих мучений и пыток их, наконец, бросили на съедение зверям». А вот запись о гонениях в Галлии; христиане Церквей в Виенне и Лугдуне (ныне Лион) отправили запись о своих мучениках Церквам в Асии и Фригии: «Нас не только не пускали в дома, бани и на рынок; нам вообще было запрещено показываться где бы то ни было». Но это было только начало: вскоре христиан начали хватать и предавать изощренным пыткам, а затем смерти: «Весь неистовый гнев и толпы, и легата, и солдат обрушился на Санкта, диакона из Виенны; на Матура, недавно крестившегося, но доброго борца; на Аталла… и на Бландину… Боялись за нее все: и мы, и ее земная госпожа, сама бывшая в числе исповедников, считали, что у Бландины, по ее телесной слабости, не хватит сил на смелое исповедание. Она же исполнилась такой силы, что палачи, которые, сменяя друг друга, всячески ее мучили с утра до вечера, утомились и оставили ее… Они удивлялись, как Бландина еще живет, хотя всё тело у нее истерзано и представляет сплошную зияющую рану. По их утверждению, пытки одного вида достаточно, чтобы человек испустил дух, — не надо стольких и таких. Но блаженная, как настоящий борец, черпала новые силы в исповедании: она восстанавливала их, отдыхала, не чувствовала боли, повторяя: «Я христианка, у нас не делается ничего плохого». (Чтобы казнить христиан, нужно было предъявить обвинения). В том же письме читаем о том, что рабы-язычники, испугавшись угроз воинов, действовавших по приказу легата, «оболгали нас и дали… ложные показания: у нас Фиестовы пиры, Эдиповы связи (образы из греческой мифологии и литературы: Фиесту подали на обед его детей, а Эдип женился на собственной матери. — О.Г.) и вообще такое, о чем нам не то что говорить, но и думать нельзя; нельзя и поверить, чтобы такое бывало когда-либо у людей». Что ж, во все века найдутся люди, готовые обвинить Церковь Христову в чем угодно; от столетия к столетию меняются только ярлыки… Кстати, это гонение произошло в правление Марка Аврелия, образованнейшего человека, философа-стоика, которого английский историк Римской империи Э. Гиббон отнес к «пяти хорошим императорам». А сколько гонений было при императорах «плохих»…

Так на стойкости и мужестве мучеников и мучениц первых веков христианства, почти непредставимых современному изнеженному человеку, росла и укреплялась Церковь. Читаешь, невольно ставишь себя на их место («А я бы смог?»), и делается страшно — независимо от того, какой ответ приходит на ум. Наступает понимание того, насколько же это в самом деле трудно — быть настоящим хрис­тианином. Но, как справедливо заметил один современный автор, быть христианином трудно, а не быть — погибельно…

Евсевий написал и множество других произведений, не только исторических, но и апологетических, и догматико-­полемических. Дошло до нас из его наследия далеко не всё. Но «Церковная история», Божиим Промыслом, сохранилась. Скончался «отец церковной истории» в 340 году.

Газета «Православная вера» № 05 (649)

Комментарии:

нет комментариев

ВЫ МОЖЕТЕ ОСТАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ:

Отправляя данную форму, я даю согласие на обработку моих персональных данных в соответствии с политикой обработки ПД.