+7 (8452) 23 04 38

+7 (8452) 23 77 23

info-sar@mail.ru

Информационно-аналитический портал Саратовской и Вольской Епархии
По благословению Митрополита Саратовского и Вольского Лонгина.
Русская Православная Церковь Московского Патриархата
Найти
12+
Тайна поварского колпака
Просмотров: 2723     Комментариев: 0

В трапезной Благовещенского храма города Вольска трудится повар Виталий Кузьмин. Съемочная группа телевидения Саратовской митрополии однажды навестила его прямо на рабочем месте. На кухне между делом Виталий и поведал историю своей жизни…

Впервые с поваром Виталием Кузьминым мы встретились летом, на подворье Свято-Алексиевского женского монастыря в Вольске. 3 июля там отмечался день празднования Владимирской иконе Божией Матери — престольный праздник обители, существовавшей тут до революции. На трапезу ожидалось множество гостей, потому на кухне трудилось много поваров из разных храмов Вольска. Среди них — и Виталий. Он сразу привлек к себе наше внимание — уж очень отличался от своих коллег, будто из другого мира. Походил, скорее, на шеф-повара какого-нибудь модного ресторана. Одет по форме, на голове — колпак черного цвета. Внешность примечательная: брюнет с голубыми глазами. Высокий, худощавый, с заостренными чертами лица — хрестоматийный аристократ! Подвижный, быстрый, ловкий — он успевал и готовить, и накрывать на стол, и давать поручения своим помощникам…

…Оказалось, что Виталий работает в трапезной Благовещенского храма города Вольска. Рождественским постом съемочная группа из Саратова приехала сюда — к началу рабочего дня Виталия. Он готовил обед на 20 человек, которые трудятся при церкви. Похлебка чечевичная, капуста тушеная, котлеты рыбные, пончики с вареньем, компот из свежих яблок и вишни — таково было меню.

— Продукты закупаются на средства храма, или их жертвуют прихожане, — сразу же поясняет Виталий.— Заготовки делаем сами, различные соленья-варенья из овощей, ягод и фруктов. Летом ездили с сотрудниками храма за грибами. Собрали, обработали, замариновали, заморозили. На всю зиму хватит!

На кухне Виталия по-домашнему уютно: наглаженные, сияющие белизной полотенца, деревянные шкафчики висят и стоят вдоль стены, три холодильника, четырехконфорочная плита, посередине возле окна — небольшой, накрытый скатертью стол для чаепития. В красном углу — икона Святой Троицы. Перед началом работы, говорит повар, обязательно молится.

— А как тесто любит молитву! — рассказывает Виталий, насыпая в таз муку и другие ингредиенты для приготовления пончиков.— Все с молитвой! Особенно хлеб. К хлебу вообще нельзя прикасаться, если ты злишься — тесто не подойдет просто-напросто.

Внезапно Виталий раскрывает тайну своего черного поварского колпака. Оказалось, повар надевает его вовсе не для того, чтобы отличаться от своих светских коллег. Колпак этот он начал носить еще, когда работал шеф-поваром в местной пиццерии:

— Я человек по натуре не скандальный, не люблю ругаться. Но могу злиться, сердиться, это видно. И однажды, когда я был зол, мне попался этот черный колпак. После этого пошло: если я надел черный колпак, ко мне лучше не подходить с глупостями… А сейчас я ношу черный колпак, как правило, только во время постов. И не потому, что сержусь, конечно!

…26 лет назад Виталий закончил Вольское профессиональное училище № 25. Работал поваром в общественных столовых, в школах и детских садах, в больницах, в кафе. Последняя его светская должность — шеф-повар в пиццерии «Венеция» города Вольска. Говорит, что менять места работы его заставляло стремление совершенствоваться в профессии и приобретать новый опыт. Но душа все равно просила чего-то большего:

— О том, что в Благовещенском храме есть трапезная, я не знал. Когда в Вольск назначили нового благочинного — я в газете прочитал об этом, — мне даже хотелось предложить ему открыть столовую, где готовят поминальные обеды, кормят неимущих… Что-то такое было в душе — хотелось умиротворения какого-то.

Работа в пиццерии перестала радовать, появилась нервозность, все чаще Валерий приходил домой уставшим. Однажды в руки ему снова попала местная газета с объявлением, что требуется повар в Вольское благочиние. Он пришел на собеседование, обещал подумать над условиями, которые были предложены.

— Но когда я пришел на работу в «Венецию», посмотрел: вроде люди — те же, все мои, а место — не мое. И тут я позвонил батюшке, сказал, что согласен без всяких условий — какая есть зарплата, такая пусть и будет.

О православной вере Виталий узнал еще в юности, благодаря соседке, пожилой женщине. Они оба любили животных, из-за чего и подружились. Она учила его молиться, когда было трудно.

— Бывало, мне говорит: читай «Отче наш», «Богородицу». Было ей 80 с лишним лет, она часто обращалась к Богу, ходила в храм. И я это видел. И как-то она мне сказала: если ты некрещеный — нужно креститься.

В юности Виталий был комсомольцем, активистом, одно время даже мечтал сделать карьеру, пойти по партийной линии. Тем не менее в 16 лет крестился в Благовещенском храме, который в те годы был единственным действующим в Вольске.

— Крестился втихаря, тайно, под покровом ночи. Метель, в девять часов вечера… Я ведь тогда был еще секретарем комсомольской организации — чтоб никто не видел.

Виталий производит впечатление человека, болеющего за дело душой, все близко принимающего к сердцу. У него всегда было желание передать кому-то свой опыт. И этим иногда пользовались не во благо. Люди, которым он помогал, обучал, открывал секреты мастерства, порой пытались занять его место… Наверное, таким людям, как Виталий, невозможно выжить в этом мире без Бога. За Него они должны цепляться из последних сил, на Него должны уповать. Потому что без Него — пропадут.

— Получая по рукам, я терял веру в людей, начал замыкаться в себе, перестал помогать другим,— признается Виталий.— Появилось и охлаждение к работе, настолько сильное, что вообще хотелось уйти из профессии. Потом я понял: все, что ты получаешь от Бога,— нужно отдавать людям, иначе Господь это отнимет у тебя. Когда я это осознал — мне стало легче.

Долгое время Виталий, веря во Христа, был совершенно нецерковным человеком. Три года назад болезнь заставила его пересмотреть всю свою жизнь. Именно после этого он стал ходить в храм.

— Мне сказали, что у меня онкология, я погоревал, потосковал, а потом сказал себе: жизнь продолжается. Нужно жить, на все воля Божия. На последние выплаченные мне деньги я купил набор для карвинга (карвинг — искусство вырезания разных фигур из овощей и фруктов.— Ред.) — это занятие меня успокаивало. И обратился за помощью… к Богу. Начал молиться. И Он поставил меня на ноги — ведь я не мог ходить!

…Тем временем обед готов, в трапезную подтягиваются люди. Виталий накрывает на стол в одном из обеденных залов. Завхоз храма Вячеслав Яшин говорит, что благодаря трапезной можно не ломать голову, как питаться в пост:

— Это не столовская еда, а вкусный домашний обед. Вообще, это большой плюс, когда на работе есть трапезная. Я работал в других организациях — там или с собой еду приносить надо, или что-то покупать, тратить свой заработок.

Виталий же признается, что поначалу при храме было трудновато. То и дело приходила мысль: опять те же самые каши и похлебки! Ведь для него, поклонника французской кухни, приготовление пищи всегда было искусством, а не просто ремеслом. Но он ни разу не пожалел о том, что оставил свою светскую работу. В храмовой трапезной Виталий нашел то, чего все эти годы просила душа: утешения. Ведь в Церкви есть возможность помочь ближнему: обедают в трапезной и нуждающиеся, голодного всегда накормят.

В прошлом Виталия на работе всегда окружали люди, шум и суета, а на кухне при храме он один. Поначалу тоже было непривычно — только до тех пор, пока повар не понял: это благодать, потому что можно молиться…

Фото автора

Газета «Православная вера» № 2 (527)

Комментарии:

нет комментариев

ВЫ МОЖЕТЕ ОСТАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ:

Отправляя данную форму, я даю согласие на обработку моих персональных данных в соответствии с политикой обработки ПД.