+7 (8452) 23 04 38

+7 (8452) 23 77 23

+7 960 346 31 04

info-sar@mail.ru

Информационно-аналитический портал Саратовской митрополии
Русская Православная Церковь Московского Патриархата
Найти
12+
Святой мученик Александр Медем
Просмотров: 5537     Комментариев: 0

Прославлен Юбилейным собором 2000 г. [1]
Память празднуется 10/23 ноября, в первое воскресенье после 25 января/7 февраля (Собор новомучеников и исповедников Российских) и 7/20 июня (Собор Ивановских святых)

Мученик Александр (†1 апреля 1931) — граф Александр Георгий Людвиг Юлий Оттонович Медем — родился в г. Санкт-Петербурге в 1877 году в семье Оттона Людвиговича и Александры Дмитриевны Медем (урождённой Нарышкиной) и был крещён в лютеранство. Его детство и большая часть жизни прошли на хуторе Александрия Хвалынского уезда Саратовской губернии. Это волжское имение в шесть тысяч десятин было куплено Оттоном Людвиговичем в 1870-х годах в качестве свадебного подарка к его бракосочетанию с Александрой Дмитриевной Нарышкиной, в честь которой и был назван хутор.

Медемы — потомки древнего курляндского рода, жившего на территории современной Прибалтики с ХIII века (Конрад фон Медем, гермейстер Ливонского ордена, считается основателем столицы Курляндии г. Митавы — современная Елгава, Латвия). Известно, что в 1779 году дочь Иоганна Фридриха фон Медема Анна Шарлотта Доротея вышла замуж за курляндского герцога Петра Бирона. В том же году Иоганн Фридрих вместе со своим потомством был возвёден в титул графов Священной Римской империи.

Отец Александра граф Оттон Людвигович был высокообразованным человеком с волевым характером. Он окончил юридический факультет Санкт-Петербургского университета и поступил на государственную службу, где занимал видные посты: был вице-губернатором г. Воронежа, новгородским губернатором, а впоследствии сенатором и членом Государственного совета.

Народ сохранил о нём самые добрые воспоминания. Во время холерного бунта в Хвалынске в 1892 году он один в течение трёх дней представлял собой власть в городе. Люди умирали сотнями, началась паника, грабежи, погромы. Городские власти, испугавшись бесчинствующей толпы, спрятались в уездной тюрьме. В “потраве” обвинили местного врача А. М. Молчанова, которого толпа зверски забила на площади перед единоверческой церковью, запретив хоронить его тело. Узнав об этом, Оттон Людвигович приехал в Хвалынск, в первую очередь отправился на площадь, не обращая внимания на враждебно настроенную толпу, сопровождавшую его, забрал тело несчастного доктора, перенёс в свою квартиру, где была совершена панихида по убиенному. По окончании панихиды он спокойно пригласил всех, собравшихся у его дома, проследовать в уездную управу и до прибытия войск поддерживал порядок в городе.

Не меньшую смелость проявил граф Медем и во время беспорядков в Новгородской губернии в 1905 году. Он без сопровождения выезжал на места происшествий, смело входил в середину бунтующей толпы, раскланивался с народом, снимал фуражку и начинал говорить тихим голосом. Сначала поднимался шум, но вскоре народ затихал и с уважением слушал губернатора.

Волевой характер и преданность своему делу Александр Медем унаследовал от отца. Однако, окончив юридический факультет Санкт-Петербургского университета, он не стал поступать на государственную службу. В 1901 году он женился на Марии Фёдоровне Чертковой и поселился на хуторе Александрия, решив заняться сельским хозяйством.

Александр Оттонович с детства был очень привязан к земле, приобрёл немало практических знаний и много сделал для рационального устройства и процветания своего имения, внедряя новейшие достижения агрономической науки и техники. По тем временам поместье Медемов считалось одним из самых передовых и образцовых, здесь были каменная мельница с силовой установкой-дизелем и паровым двигателем, водонапорная башня, на ферме были механические поилки и молотилки. Имелись сыродельня, винокурня, оранжерея, конюшни, скотный и птичий дворы, кузница, каретный сарай, добротные амбары и прочие хозяйственные строения.

По воспоминаниям современников, Александр Медем знал каждого нанятого им крестьянина и отбирал только лучших работников, лично объезжал владения и следил за ходом работ. Он умел располагать к себе людей, мог есть из одного котла с рабочими, да и оплата труда в его экономии была одной из самых высоких в округе. Заботились Медемы и о просвещении крестьян — Мария Фёдоровна на свои средства открыла в Александрии школу грамоты для детей служащих. Благодаря этому Медемы завоевали народную любовь и уважение.

В своей усадьбе, расположенной на берегу пруда, к которому вела дубовая аллея, Медемы собрали большую библиотеку и портретную галерею. В Александрии родились их дети — сын Фёдор и дочери Софья, Елена и Александра.

Все дети были крещены в Православие. Александр Оттонович не настаивал, чтобы дети были крещены в лютеранство, поскольку сам вырос в православной среде, что сыграло большую роль в его духовном становлении. Большим авторитетом для него была его горячо любимая супруга, глубоко верующий человек.

Рождение средней дочери Елены стало тяжёлым испытанием для семьи Медем и вместе с тем одной из ступеней на пути духовного роста Александра Оттоновича.

Еленушка, как называли её домашние, родилась больной — во время беременности Мария Фёдоровна переболела холерой, которая сказалась на здоровье ребёнка. Еленушка не могла говорить, не владела телом. У неё бывали судороги, очень мучительные и для самой девочки, и для её родных. По желанию Марии Фёдоровны Александр Оттонович заложил в имении православный храм во имя святого равноапостольного царя Константина и матери его царицы Елены, небесной покровительницы больной дочери. А вскоре и сам перешёл в Православие.

Небольшая однопрестольная каменная церковь в псковско-новгородском стиле была построена в 1910–1912 годах и освящена в 1913 году Епископом Саратовским и Царицынским Алексием (Дородницыным).

Граф Александр Медем. Фотография военного времениВо время первой мировой войны граф Медем несколько раз был на фронте. В 1914 году он отвозил в Польшу подарки для солдат некогда расквартированной в Саратове 47-й дивизии. А в 1915 году отправился на фронт в качестве начальника санитарного отряда Всероссийского земского союза. На фронте у него случился сердечный приступ и в 1916 году он уехал домой.

Основное время Медемы жили в Александрии, изредка выезжая в Москву или в Санкт-Петербург. Семейство графа было удивительным примером христианской любви и благочестия. Доброе отношение графа Александра к каждому человеку, независимо от его сословия и вероисповедания, настолько располагало к нему земляков, что в лихолетье революции, когда горели усадьбы, рекою лилась кровь и дворян, и простых людей, толпа ревела на площадях: “Смерть помещикам!”, добавляя при этом: “Кроме Медема!”. Это и спасло всю семью от неминуемой смерти.

Однако имения Медемы лишились. После того как в 1918 году советской властью все частные землевладения были конфискованы, семья переехала в Хвалынск, где поселилась на съёмной квартире. Кроме родных с Медемами жили мать Марии Фёдоровны Елена Михайловна Черткова, сестра Александра Оттоновича Мария Оттоновна Нецветаева с тремя дочерьми, а также учительница детей Ольга Николаевна Калогеропуло. С ними осталась также верная прислуга, горничные Анастасия Куляева и Аграфена Рубцова с дочкой Катей. И Александр Оттонович взял на себя заботу об этом “женском батальоне”, большая часть которого была или немощна, или слишком мала, чтобы помогать ему. О том, чтобы покинуть Россию всей семьёй, не могло быть и речи, в результате в эмиграции оказался только сын Фёдор. Ранее туда уехали отец Александра Оттоновича Оттон Людвигович и его брат Дмитрий.

Большевики не раз арестовывали Александра Оттоновича по подозрению в контрреволюционной деятельности, а однажды даже приговорили к расстрелу. Знакомые и друзья графа предлагали организовать побег. Но он отказался, не желая рисковать своими близкими, которых в случае его побега ждала незавидная участь.

В ночь перед расстрелом Александра Оттоновича отпустили домой попрощаться с родными — ему было разрешено переночевать последнюю ночь дома. Его выпустили без конвоя, под честное слово, с условием, что утром он вернётся. Александр Оттонович и Мария Фёдоровна просидели вместе всю ночь, а на рассвете, когда граф собирался вернуться в тюрьму, в городе сменилась власть. Большевики были выбиты из города чехословацким корпусом и приговор отменился сам собой. Так “доб­рый граф” был спасён.

В другой раз во время ареста за освобождение мужа у Марии Фёдоровны потребовали 10000 рублей. Таких денег у неё не было, и тогда она обратилась к хвалынскому мулле, дружившему с Медемами. Он предоставил необходимую сумму, и граф Медем был освобождён.

Летом 1919 года он снова был арестован и заключён в тюрьму в городе Саратове. Вернувшись из тюрьмы, он говорил, что нигде так хорошо не молился, как в тюрьме, где в дверь по ночам стучится смерть, а чья очередь — неизвестно.

Чтобы выжить, Александр Оттонович стал арендовать несколько десятин земли, сколько было по силам самому обработать. Жили небогато. Средств, полученных чаще всего в долг, хватало лишь на то, чтобы закупить семян и провести самые необходимые сельскохозяйственные работы. До участка приходилось добираться или пешком, или с попутными подводами. Тяжёлый труд привёл к тому, что Александру Оттоновичу пришлось ампутировать несколько пальцев на руках, здоровье его пошатнулось.

Фотография из уголовного дела № 7. 1929 г.Медемы всей семьей регулярно посещали церковь Свято-Троицкого мужского монастыря в Хвалынске, освящённую во имя иконы Божией Матери “Живоносный Источник”. В монастыре граф Медем с другими верующими организовал церковный совет, чтобы противостоять обновленческому расколу. Александр Оттонович пользовался непререкаемым авторитетом, ездил в Саратов к одному из самых главных противников “живой церкви” в губернии епископу Петру (Соколову) с прошением принять их приход в своё подчинение.

Летом 1923 года ОГПУ активизировало борьбу с противниками обновленчества, и епископ Пётр был арестован. Деятельность Александра Оттоновича также не осталась без внимания следователей, и его вновь арестовали. Он был заключён в тюрьму в городе Саратове, где проходил по следственному делу №1200, возбуждённому против духовенства и мирян Саратовской губернии.

Однажды во время допроса следователь спросил его, как бы он организовал животноводческое хозяйство. Александр Оттонович рассказал, входя во все подробности. Следователь с интересом выслушал его и в заключение воскликнул: “Эх, люблю таких людей! Только, конечно, никакого хозяйства мы вам вести не дадим!”. Однако дело против Медема снова развалилось, и в конце октября 1923 года Александр Оттонович был освобождён и вернулся к родным.

Аресты, лишения, болезни, невзгоды и тяжёлый труд лишь закалили его душу и укрепили веру. Он писал своему сыну Фёдору в эмиграцию: “…На днях твоё рождение — тебе исполнится двадцать один год, то есть гражданское совершеннолетие. Буду особенно горячо за тебя, мой мальчик, молиться, чтобы Господь помог тебе достойно и возможно праведно пройти свой земной путь и душу свою спасти, дал тебе счастья, силу и душевную и телесную, смелость и дерзновение, и крепкую непоколебимую веру. Одна только вера, что не всё кончается здесь земным нашим существованием, — даёт силу не цепляться во что бы то ни стало за свою малозначащую жизнь и ради её сохранения идти на всякую подлость, низость и унижение… Действительно свободным может быть только человек, глубоко и искренне верующий. Зависимость от Господа Бога — единственная зависимость, которая человека не унижает и не превращает в жалкого раба, а наоборот, возвышает. Проповедник и наставник я плохой, но мне хочется тебе сказать то, что я особенно остро чувствую и для тебя желаю. Верь твёрдо, без колебаний, молись всегда горячо и с верой, что Господь тебя услышит, ничего на свете не бойся, кроме Господа Бога и руководимой Им своей совести — больше ни с чем не считайся; никогда никого не обидь (конечно, я говорю о кровной, жизненной обиде, которая остается навсегда) — и думаю, что благо ти будет. Христос с тобой, мой мальчик, мой любимый. Мы с мамой постоянно о тебе думаем, за тебя Бога благодарим и молимся за тебя… Крепко тебя обнимаю, крещу и люблю. Господь с тобой. Твой отец”.

Мария Фёдоровна также писала сыну Фёдору: “…Ещё хочется про папу тебе сказать, но не знаю, поймёшь ли ты меня. Мы в таких различных условиях жизни живём, что многое вам может показаться непонятным. За эти годы он необыкновенно вырос нравственно. Такой веры, такого мира и спокойствия душевного, такой истинной свободы и силы духа я в жизни не видела. Это не только моё мнение, могущее быть пристрастным. Все это видят. И этим мы живы — больше ничем, ибо самый факт, что мы такой семьёй существуем, не имея ничего, кроме надежды на Господа Бога, это доказывает”.

О положении в стране Александр Оттонович писал сыну: “…Пожалуйста, не верьте, что у нас жизнь бьёт ключом, промышленность развивается, крестьянское хозяйство восстанавливается и прочее. Всё сплошные выдумки, как и всё, что от нас исходит. Я ни одного крестьянина не знаю, у которого было бы три лошади… Вообще ничего нет. А на то, что есть, — цены бешеные, продукты же крестьянского хозяйства обесценены до последней крайности… Напор на Церковь, одно время ослабевший, снова повышается. Митрополит Пётр сидит… На Кавказе… отбирают последние церкви у православных и передают “живым” — этим антихристовым слугам. У нас пока тихо, “живых” у нас нет. Но, вероятно, и до нас это докатится. В этом случае, конечно, первым полечу я. Я нисколько этого не боюсь, я даже буду очень рад… На всё воля Божия. Мы своё дело делаем, и, конечно, наша кровь, если ей суждено пролиться, зря не пропадёт… Благословляю тебя, мой мальчик, на жизнь. Живи просто, честно, по-Божески. Унынию никогда не поддавайся…”.

Икона святого мученика Александра МедемаЗимой 1925 года Александру Оттоновичу пришлось пережить и ещё одно тяжёлое испытание: от туберкулеза скончалась Мария Фёдоровна. Она ушла тихо, как писал Александр Оттонович сыну Фёдору, “безболезненно, непостыдно и мирно”, в полном сознании и спокойствии духа, причастившись перед смертью Святых Христовых Таин. Вскоре вслед за нею умерла и несчастная Еленушка. После смерти жены и дочери Александр Оттонович почти каждый день ходил на кладбище и в монастырскую церковь. Вскоре монастырь закрыли, и там разместился клуб садово-огородного техникума. Александр Оттонович снова был арестован и заключён в тюрьму в городе Саратове. По окончании следствия он поселился в городе Сызрани, где зарабатывал на жизнь уроками немецкого языка.

Осенью 1930 года Александра Оттоновича арестовали в последний раз. В заключении он проявлял редкое величие духа, спокойствие и мужество, на допросах держался с большой выдержкой и достоинством, хотя в это время тяжело страдал от туберкулеза лёгких, которым болел в течение последних лет.

До предъявления обвинения дело так и не дошло. В начале 1931 года у Александра Оттоновича из-за условий тюремного заключения обострилась болезнь, и 22 февраля он был переведён в больничный корпус Сызранской тюрьмы, где скончался 1 апреля 1931 года в 12 часов 30 минут. Отпевали его заочно в соборе города Сызрани.

После того как имение Медемов было разграблено, на месте хутора Александрия возник посёлок Северный. Церковь в бывшем имении была сильно перестроена и практически разрушена. В 2004 году здесь начались восстановительные работы, которые велись при деятельной помощи внучки графа Медема Ольги Фёдоровны фон Лилиенфельд-Тоаль. 11 ноября 2007 года было совершено освящение храма во имя равноапостольных царей Константина и Елены, где теперь возносятся молитвы святому мученику Александру Медему.

При подготовке публикации были использованы материалы сайта Саратовской епархии www.eparhia-saratov.ru,  книга А. В. Наумова “Русский крест графа Медема”. Саратов, 2007.

Журнал «Альфа и Омега» № 02 (52) 2008 г.
Патерик новоканонизированных святых

 


 

[1] Деяние о канонизации см.: Альфа и Омега. 2000. № 3(25). С. 237 и далее.

Комментарии:

нет комментариев

ВЫ МОЖЕТЕ ОСТАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ:

Отправляя данную форму, я даю согласие на обработку моих персональных данных в соответствии с политикой обработки ПД.
Материалы по теме

23 ноября — память святого Александра, графа Медема, владельца имения Александрия Хвалынского уезда. Его жизнь была примером удивительного мужества и преданности: своему делу, своей семье, своей стране, своей вере

Просмотров: 8281
Комментариев: 0

Молодой, энергичный, амбициозный, неравнодушный, немного резкий — наверное, такими словами можно охарактеризовать очередного собеседника нашего журнала, кандидата исторических наук Алексея Наумова. Уроженец Хвалынска, он всю свою еще не долгую (сегодня Алексею 30 лет), но плодотворную жизнь посвятил изучению истории родного края, в частности — уцелевшим и разрушенным хвалынским храмам и наследию семьи графов Медемов, один из которых прославлен в лике новомучеников

Просмотров: 2682
Комментариев: 0

В конце октября в Доме кино состоялся открытый показ документального фильма «Медем» об одном из новомучеников саратовской земли графе Александре Оттоновиче Медеме. В зале собрались друзья молодого режиссера фильма, уроженца Хвалынска Алексея Наумова, студенты Саратовской православной духовной семинарии, почитатели святого и просто люди, неравнодушные к истории края и страны. После просмотра развернулась оживленная дискуссия: патриотично ли сегодня продолжать рассказывать о жертвах советского террора или российский зритель нуждается в другом кино; стоит ли тратить творческие силы на прошлое или лучше сделать что-то для настоящего; что вообще волнует современную молодежь? О том, как искали ответы, — наш репортаж

Просмотров: 2297
Комментариев: 0

30 октября в саратовском Доме кино состоялся публичный показ документального фильма «Медем», снятого Алексеем Наумовым, историком и автором нескольких книг о святом мученике Александре Медеме, память которого Церковь отмечает 23 ноября (по н.ст.).Вернуть землякам забытую историю, вырвать ее из забвения — вот что стало целью Алексея

Просмотров: 3062
Комментариев: 0

Историк Алексей Наумов, автор книг о святом Александре Медеме, обратился с открытым письмом к губернатору Саратовской области Валерию Радаеву. Историк обеспокоен судьбой Александрии – имения графа Медема в Хвалынском районе, в поселке Северном. Александр Медем (1877-1931) прославлен Церковью в сонме новомучеников и исповедников Российских и входит в Собор Саратовских святых. А его имению, разоренному за годы советской власти, но частично все же уцелевшему, грозит сегодня вторичная перепродажа

Просмотров: 2141
Комментариев: 0

Граф Александр Медем уже стал для многих образцом глубоко порядочного человека, чья жизнь была наполнена любовью к людям, к родной земле, верой в Бога и силу русского Православия

Просмотров: 3407
Комментариев: 0

25 января в Саратовском доме-музее В.Э. Борисова-Мусатова открылась выставка художественных и фотографических работ, тематически связанных с жизнью помещиков Хвалынского уезда графов Медемов, владельцев некогда процветающей усадьбы под названием Александрия...

Просмотров: 2032
Комментариев: 0

Книга с таким названием, написанная Алексеем Наумовым, аспирантом исторического факультета СГУ, вышла недавно в Саратове. «Русский крест графа Медема» — увлекательное чтение. Это одновременном житие подвижника Русской Православной Церкви и свидетельство об ушедшей эпохе, повествование о силе человеческого духа и любви. Это история мученика Александра, графа Медема, последнего хозяина хутора Александрия (ныне поселок Северный Хвалынского района)

Просмотров: 5270
Комментариев: 0