Православие и современность. Информационно-аналитический портал Саратовской и Вольской Епархии

ПРАВОСЛАВИЕ И СОВРЕМЕННОСТЬ

Информационно-аналитический портал Саратовской и Вольской Епархии

По благословению Митрополита Саратовского и Вольского Лонгина.
Русская Православная Церковь Московского Патриархата
Подписаться на RSS Карта сайта Отправить сообщение Перейти на главную

+7 (8452) 28 30 32

+7 (8452) 23 04 38

+7 (8452) 23 77 23

info-sar@mail.ru

12+
Святители Афанасий и Кирилл Александрийские: как мы должны верить?
Просмотров: 366     Комментариев: 0

31 января (18 января по старому стилю) Православная Церковь совершает празднование памяти святителей Афанасия (ок. 295-373 гг.) и Кирилла (между 370-380 гг.-444 г.) Александрийских. Это празднование было установлено в Константинополе.

Святители Афанасий и Кирилл известны прежде всего борьбой против искажений православного вероучения. В песнопениях, посвященных святителям, мы можем слышать такие слова: «Гонения претерпел еси и беды подъял еси, Богоглаголиве преподобне Афанасие, дондеже лесть прогнал еси Ариеву безбожную и стадо твое от нечестия спасл еси, Единосущнаго Отцу догматствуя Сына же и Духа православно, священнодейственне всеблаженне» и «От Христовы Церкве мысленныя волки, Кирилле, отгнал еси жезлом учений твоих, и сию окрест оградил еси словес утверждении и представил еси Христу, недвижиму и непоколебиму. Егоже моли от тли и бед избавити верою совершающия всечестную память твою».

Главной ересью (ересь — ошибочное учение, искажающее основы православной веры) IV века было арианство. Александрийский пресвитер Арий, имевший большой авторитет среди христианского населения города, благодаря аскетическому образу жизни и проповедническому таланту, высказал мнение, Сын Божий — является творением Отца. Арий утверждал, что «было время, когда Сына не было». С одной стороны, Арий говорит о том, что Сын был рожден «прежде времени», но с другой — Сына не было до Его рождения. Эта мысль становится вполне понятной в контексте понимания Арием учения о творении Богом мира. С точки зрения александрийского пресвитера Бог вначале рождает Сына, «именует Его Словом», и уже затем, при посредстве Сына-Логоса (или через Него) творит мир. Сын Божий выступает посредником при творении мира Богом. Арий объясняет это тем, что мир не смог бы «принять на себя ничем не умерямой Отчей руки и Отчей зиждительной силы». Так между вечным и единым нетварным и нерожденным Богом Отцом и сотворенным миром становится сотворенный Богом прежде мира Сын.

Также Арий отождествлял понятия «рождение» и «творение». Даже когда речь шла о рождении Сына Отцом, Арий и его сторонники понимали это как указание на творение Сына. Ариане считали, что если бы Бог действительно родил Сына, то значит произошло бы разделение в Боге, ведь Бог должен в таком случае отдать часть Своей сущности Сыну. В таком случае необходимо было признать или возможность разделения в Боге (а значит изменения сущности Бога) или признать наличие двух равных Богов — Отца и Сына (что было с точки зрения ариан явным многобожием недопустимым в христианстве).

Идеи Ария произвели столь большой резонанс в Церкви, что для их рассмотрения император Константин I Великий в 325 г. созвал собрание епископов всей Церкви, впоследствии известном как I Вселенский собор в Никее (Никея — город, где проходили заседания собора). На этом соборе присутствовал и святой Афанасий, тогда еще диакон и помощник святителя Александра Александрийского, приемником которого на епископской кафедре он стал впоследствии. С тех пор святой Афанасий стал самым ярким и непримиримым борцом с арианством. Чтобы заставить святителя замолчать его противники использовали даже самые нечестные способы и обвинения. Но именно вера Афанасия стала верой всей Церкви.

В чем состояла опасность арианства и почему святитель Афанасий и многие другие отцы Церкви выступили с осуждением этой ереси? Во-первых, ариане отвергали веру в единство Святой Троицы. Богом в собственном смысле являлся только Бог-Отец, Сыну и Духу отводилось место, хотя и высших, но все же творений. Во-вторых, учение о Сыне Божием, как о тварном существе, влекло идею о Его изменяемости (неизменяем только вечный Бог) и возможности выбора зла (если Сын — одно из творений, значит Он также может быть повержен злу, как и все творение). Но Бог по предведению узнал, что Сын сохранит Свою волю благой и безгрешной, поэтому через Сына и был сотворен мир и совершено спасение.

Все это было серьезнейшим искажением христианской веры. С другой стороны заблуждения Ария стали причиной выработки более точной богословской терминологии и подробного объяснения важнейших аспектов вероучения.

Святитель Афанасий, как уже было сказано, стал во главе противников арианства и защитников православной веры. Всю свою жизнь он посвятил утверждению и объяснению принятого на I Вселенском соборе изложения веры, направленного против арианского лжеучения. Символ веры I Вселенского собора гласил: «Веруем во Единого Бога, Отца, Вседержителя, Творца всего видимого и невидимого. И во Единого Господа Иисуса Христа, Сына Божия, рожденного от Отца, Единородного, то есть из сущности Отца, Бога от Бога, Света от Света, Бога истинного от Бога истинного, рожденного, несотворенного, единосущного Отцу <...> И в Святого Духа <…>». Выделенные в тесте Символа веры слова являлись главными противоаринскими уточнениями. Сын Божий рожден из сущности Отца, то есть, не сотворен из ничего, как весь остальной мира, а именно рожден. Важно помнить, что термин «рождение» является указанием на отношения между Отцом и Сыном (от нас остается сокрытым как именно происходит рождение из сущности; мы знаем как человек рождает человека, но мы не может познать и постигнуть, как вечный Бог рождает вечного Сына). Бог творит мир из ничего, поэтому мир получает начало во времени (мир не вечен, а сущность мира отлична от Божественной сущности). Сына же Бог рождает в вечности из собственной сущности. Поэтому Сын также вечен, как и Отец и обладает той же сущностью, что и Отец, то есть является единосущным Отцу. Рождение Отцом Сына из сущности не влечет разделения в Боге или умаления божественности Отца. В этом является тайна Божественного бытия: Бог — един в трех лицах — Отец, Сын и Дух Святой. Термин «единосущный» является указанием на равенство Отца и Сына, на равную божественность и славу. Для ариан данные термины были неприемлемы, потому что указание на «рождение Сына из сущности Отца» перечеркивало арианское отождествление понятий творение и рождение. А термин «единосущный» логически требовал признания равенства Отца и Сына, что выбивало основу из под главной арианской идеи.

Защищая учение о единосущии Отца и Сына святитель Афанасий приводит и другой аргумент, который без сомнения можно назвать самым важным. Интересно то, что еще до начала арианских споров, будущий святитель написал трактат, в котором содержались идеи, очень точно выражавшие христианскую веру в Сына Божия, как истинного Бога и Спасителя и неприемлемые для ариан. Это произведение носит название «Слово о воплощении Бога-Слова». В нем дается ответ на вопрос «зачем Бог стал человеком?». Святитель Афанасий пишет: «Оно (Слово) вочеловечилось, чтобы мы обожились». Это выражение известно и в немного другой форме: «Бог стал человеком, чтобы человек стал Богом». То есть, чтобы спасти человека Бог Сам становится человеком. Поэтому, если бы Сын Божий не был истинным Богом (а был бы лишь высшим творением), то воплощением (принятие Богом человеческого естества) теряло бы всякий смысл. Спасение и обожение (становление Богом) тварного мира не может быть осуществлено через тварное же существо. Как раз с точки зрения ариан следовало бы признать обратное: Бог спасает тварный мир с помощью тварного посредника. Но святитель Афанасий, а с ним и вся Церковь, изначально веровали в спасение мира Самим Богом. Сын Божий, будучи Богом, становится одним из нас, чтобы все мы могли сделаться такими как Бог. Конечно, тварный мир не может перейти в нетварное состояние, а человека не может измениться и стать сущностью Бога. Но по мысли святителя Афанасия и других отцов Церкви человек может стать богом «по благодати»: преодолеть грех и смерть, обрести бессмертие и вечную жизнь. Человек не смог бы осуществить этого сам, но указанная цель стала осуществимой благодаря воплощению, смерти и воскресению истинного Бога – Сына Божия, Господа Иисуса Христа. Сын Божий сходит к нам, как человек, чтобы обновить нас и возвести к Отцу. Так через веру в Сына Божия и Спасителя каждый человек получает возможность спасения и обновления или, как пишет святитель Афанасий, обожения.

Святитель Кирилл Александрийский жил позже святителя Афанасия, но занимал туже самую епископскую кафедру. В то время в Церкви возникла новая ересь, названная впоследствии несторианством (по имени ее главного выразителя - Нестория, архиепископа Константинопольского). Столичный архиепископ Несторий высказал мнение, что нельзя именовать Деву Марию Богородицей, потому что она родила не Бога, а простого человека. То есть, от Девы родился простой человек Иисус, в котором пребывал Сын Божий и именно поэтому Иисус сохранил полное послушание Отцу. Для Нестория и неприемлемы такие выражения как: Бог родился от Девы, Бог страдал на кресте и умер… Если Бог рождается, страдает и умирает – значит Бог подвержен изменениям, что противоречит вере в вечного и неизменного Бога. Поэтому единство Христа было лишь видимым. Произнося слово «Христос» следует подразумевать отдельно Бога-Слово и отдельно человека Иисуса.

Оппоненты Нестория и прежде всего святитель Кирилл Александрийский увидели в этом учении искажение веры в Воплощение Сына Божия. Если говорить совсем просто, то Бог-Слово соединился с человеком в духовном смысле, по благодати, также как Бог соединяется и пребывает в святых. Противники несторианства указывали, что новое учение ставит под удар веру Церкви в истинное Боговоплощение: как Бог мог спасти человека, если Сам не стал истинным человеком?

В полемике с несторианством святитель Кирилл Александрийский особенно подчеркивал, что Бог-Слово не «вселился» в человека, а «стал» человеком. То есть рожденный от Девы Иисус Христос – это Сам предвечно рожденный Богом-Отцом Сын Божий, а именно поэтому мы можем говорить, что Дева родила Бога (и называть Деву – Богородицей). Если Несторий проводил четкое различие между «храмом» - рожденным Девой Иисусом, и «обитавшем в нем» - Сыном Божиим, то святитель Кирилл говорит о истинном единстве Бога и человека во Христа: «Один и тот же Бог-Слово есть Бог и человек», «Кто не исповедует Слово Божие пострадавшим плотию, и распятым плотию, и смерть вкусившим плотию, ставшим перворожденным из мертвых (Кол. 1, 18), так как Он есть жизнь и животворящий, как Бог: да будет анафема». Высказывая свою точку зрения, святитель Кирилл использовал богословскую формулировку, принадлежавшую еретику Аполлинарию, епископу Лаодикийскому. Аполлинарий был современником и другом святителя Афанасия Александрийского, являясь также его сподвижником в борьбе с арианством. Полемизируя с арианами, Аполлинарий писал об «одной воплощенной природе Бога-Слова» (ариане отрицали возможность соединения нетварного Бога с тварным человеком, поэтому идея Боговоплощения также была для них неприемлема), желая объяснить, как именно Сын Божий воплощается для спасения мира. Аполлинарий стремился обосновать против арианских идей единство Бога и человека во Христе, необходимое для спасения. Но борясь против ереси, Аполлинарий сам впал в заблуждение: он считал, что Бог-Слово в воплощении принимает только плоть, место же души занимает Бог-Слово. Получалось, что Сын Божий соединился только с частью человеческого естества, стал человеком не в истинном смысле.

Святитель Кирилл использовал формулировку Аполлинария, но вкладывал в нее другой смысл. Полемизируя с Несторием, святитель Кирилл предпочитает говорить об «одной (единой) природе Христа». Но объясняя данный термин, святитель пишет, что человечество Христа, составляющее вместе с божеством эту «единую природу», включает в себя не только плоть, но и душу: «Тело, соединившееся со Словом, было одушевлено умной душой». В другом месте святитель пишет: «Когда же боговдохновенное Писание говорит, что Он (Сын Божий) пострадал плотью, то и мы должны говорить точно так же, то есть – человеческой природой». Таким образом, святитель Кирилл говоря об «одной природе» Христа, подразумевает единство Бога и человека во Христе, при чем Бог-Слово становится человеком не только принимая человеческую плоть, но и разум, и душу. И именно через это теснейшее единство совершается спасения. Поэтому мы можем говорить, что Бог родился как человек и принял смерть на кресте. Бог остается неизменным, но человеческое естество становится естеством Бога-Слова, потому все, что совершает Христос, как человек, Он совершает и как Бог.

Можно вспомнить ответ апостола Петра на вопрос Христа ученикам: а вы за кого почитаете Меня? Симон же Петр, отвечая, сказал: Ты – Христос, Сын Бога Живаго (Мф. 16, 15-16). К кому обращается апостол Петр – к человеку Иисусу, в котором пребывает Бог или к единому воплощенному Сыну Божию Господу Иисусу? Святитель Кирилл преследовал туже цель, что и святитель Афанасий Александрийский в полемике с арианами: показать, что спасение человека осуществляется Сыном Божиим, который есть истинный Бог, единосущный Отцу, в воплощении ставший истинным человеком.

Совершая празднование памяти святителей Афанасия и Кирилла Церковь призывает каждого верующего хранить православную веру, очищенную от заблуждений и ересей. Ведь именно защитой подлинного православного вероучения и занимались два великих Александрийских святителя. Это еще одно напоминанием всем о необходимости чтения святоотеческих творений, которые помогут нам отделять истину от заблуждения. Ведь наша вера, должна быть верой отцов Церкви.

Комментарии:

нет комментариев

ВЫ МОЖЕТЕ ОСТАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ: