+7 (8452) 28 30 32

+7 (8452) 23 04 38

+7 (8452) 23 77 23

info-sar@mail.ru

Информационно-аналитический портал Саратовской и Вольской Епархии
По благословению Митрополита Саратовского и Вольского Лонгина.
Русская Православная Церковь Московского Патриархата
12+
Сто первый год пошел. Пора и выбор сделать
Просмотров: 527     Комментариев: 3

Миновал трагический юбилей, под знаком которого проходит весь этот год,  но  шум в соцсетях не утихнет еще долго. Чего только не прочитали за эти дни те, кто решил читать… На своем личном опыте знаю, что самое безопасное для внутреннего, духовного состояния человека, самое правильное – это не участвовать ни в каких спорах, оставить за каждым право на собственную точку зрения… Но где-то ближе к ночи, такой же холодной и сырой, как та, столетней давности  - ты, наконец, понимаешь, что должен сказать некую правду, что эта правда сейчас очень нужна, хотя кому-то и неприятна, а кого-то просто разозлит.

Я постараюсь никого не осуждать и ни над кем не превозноситься. Просто напишу о том,  что меня удивляет, повергает в глубокое недоумение и огорчение: о  стремлении  многих людей совместить православную веру с советской идеологией, с любовью к СССР (не к России, подчеркиваю, а именно к советскому государству) с ностальгией по советской жизни и даже - с почитанием Ленина (Сталин в связи со столетием как-то отступил на задний план, но, видимо, ненадолго).

Я совершенно не спорю при этом с тем, что Родина - она всегда Родина, какова бы ни была в ней власть; что Родину при любом режиме нужно защищать и делать для нее, в ней - то доброе, что ты можешь сделать. И в СССР (обозначу этой аббревиатурой скорее эпоху, чем страну) было достаточно людей, которые это делали, трудясь в науке, медицине, педагогике, промышленности, искусстве и т.д. В СССР люди жили, конечно, и радовались, и работали, и занимались спортом, и любили друг друга, и создавали семьи, и были счастливы - со всем этим никто не спорит. Жизнь-то продолжалась, и люди оставались людьми. И хорошее в них не умирало, хотя и мотивировалось подчас идеологически – «Мы, советские люди, должны…». Впрочем, чаще оно никак не мотивировалось, а просто было.

Но я не понимаю, почему днем рождения всего этого хорошего надлежит считать именно седьмое ноября, то есть 25 октября 1917 года. Что, в царской России никто не трудился, не учил детей, не лечил больных, не делал научных открытий, не помогал страждущему ближнему… не был счастлив, наконец?.. Или не развивалась Россия, или никаких позитивных процессов в ней не шло – в царствование двух последних Александров и страстотерпца Николая?

Что касается позднего СССР – я не прочитала о нем в книжках, нет, я в нем выросла. И я вполне согласна начать разговор с того, что было тогда – лучше, чем сейчас. Например: песни, под которые мы росли и которые, конечно, как-то на нас влияли, были написаны профессиональными композиторами и поэтами. Они возвышали наши чувства, звали к чему-то чистому, а не наоборот. Непотребщина не извергалась из всех динамиков, как сейчас; сквернословие в кино, в театре, на эстраде и в печати  исключалось. Существовала идеологическая цензура – это прискорбно  - но существовала и цензура моральная, которой сейчас практически нет, разве что первые шаги к ней  властью сделаны. Понятия чести и честности присутствовали в нашей жизни куда явственнее, чем в позднейшую эпоху. Среди наших ровесников постыдным считалось не пойти в армию – я знаю случаи, когда действительно больные ребята упорно  добивались, чтоб их призвали. Это при том, что служба тогдашняя медом никому не казалась… Взятки в разной форме присутствовали  и в той нашей жизни тоже. Но что гораздо  меньше этого было, что не воспринималось это все же как норма деловых отношений  –  соглашусь.

Мы жили, конечно! Мы не умирали от голода, как в тридцать третьем году; но никакими там «сильными и свободными», как утверждают поклонники советского строя, мы не были.  И счастливой наша страна не была, и ни к какому светлому будущему она не шагала, скорее, напротив: с каждым годом все больше задыхалась в накапливавшихся и не разрешавшихся проблемах.

Какая свобода, если нам ничего не говорили о колоссальных человеческих жертвах, изображая советскую эпоху исключительно как "путь от победы к победе"?..

Какая свобода, если нам в школе и в вузе преподавали лишь советский, идеологически выверенный вариант истории нашего Отечества, и никакой другой истории не существовало? 

Какая свобода, если исповедание исконной веры русского народа было -  при декларированной «свободе совести» - на деле невозможно? «Все, кто хотел, свободно ходил в церковь» - это ведь неправда. Попробовала бы я ходить в церковь  - работая корреспондентом органа райкома КПСС. Впрочем, что я о себе: у меня и потребности такой тогда не было, мне надежно внушили, что Бога нет. А вот протоиерей Глеб Каледа, известный ученый-геолог, доктор наук – почему он восемнадцать лет кряду скрывал свое священство, служил у себя в квартире, тайно – если это совершенно свободно можно было делать?

Какая свобода, если нас с детства отравляли клеветой на христианство, если мы в вузах сдавали научный атеизм? И какая там «свободная красавица-страна» (из поста одной немолодой женщины), если по всей этой стране стояли разрушенные и поруганные, в склады, мастерские и слесарные цеха превращенные храмы, а многие-многие из этих храмов были вообще снесены?

Какая свобода при "Целине", "Малой земле" и "Возрождении" - помните, о чем я?.. А реакцию фронтовиков на четвертую Звезду Героя на груди генсека – помните?

Какая свобода, если огромный пласт русской культуры был под запретом?.. Или в советской системе выборов, в диктатуре самовоспроизводившейся партии, в шестой статье Конституции СССР, в непрерывной пропагандистской бессмыслице - заключалась свобода?! Вот именно – заключалась…

Теперь о материальной стороне жизни. Мне, впрямь, зачастую кажется, что мы с ностальгирующими по СССР жили в разных государствах. В моем детстве колбаса была редким лакомством; сыр то появлялся, то исчезал. Мясо мама раздобывала с трудом, ей вообще приходилось все время что-то доставать, чтобы кормить семью. Сливочное масло в сельском магазине исчезло в конкретный, до сих пор памятный мне день - на долгие годы. Заставь меня сегодня класть в макароны тот маргарин, который у нас продавался... Заставь меня вымыть голову шампунем "Хвойный" в стеклянной бутылке. 

В очереди на "Жигули" четвертой модели мои родители стояли семь лет, причем, это была еще льготная очередь работников сельского хозяйства. Дядя мой жил в Киеве, Киев снабжался куда лучше Саратовской области; и мама попросила его купить для меня там, в Киеве, теплый свитер... Не дубленку, заметьте, не джинсы прямо из Америки - обыкновенный свитер! Дядя  купил и прислал: долго я потом этот свитер носила…

Дорогие ностальгирующие, неужели вы забыли очередь в московский ГУМ?.. И людей, которые наловчились продавать места в этой очереди? Перечислять неловко всё то, что невозможно было тогда купить – начиная от билетов на рейсовый автобус (ох, как он мне памятен, Саратовский автовокзал эпохи нашего студенчества!) и кончая, извините, женским бельем и туалетной бумагой.

Давайте я вам напомню про тогдашнюю обстановку в детдомах, в тюрьмах, про  дедовщину в армии. И, заодно - про категорический запрет журналистам о ней писать. 

Кто-то скажет: трудности есть и сейчас, и еще какие: проживи-ка на пенсию в семь-восемь тысяч рублей! И безобразий хватает, в том числе и тех, которых при советской власти не было. Повторюсь, согласна. И очень далека от того, чтобы идеализировать наше сегодня. Но -  против  лжи про наше вчера. Против избирательной мифологизированной памяти.

Но эта мифологизация – не самое страшное на самом деле. Страшно, когда человек, называющий себя православным, даже весьма на этом настаивающий, уверяет нас в том, что «никаких репрессий в отношении духовенства не было, шла борьба с вредителями, у попов было больше возможности вредить, чем у других, а кто не вредил, тех не трогали».

Читая это, я вспоминала уголовные дела наших «вредителей» и, главное, мотивации смертных приговоров: 74-летний отец Иаков Логинов, к примеру, «внедрял мракобесный обряд среди населения», а проще говоря, крестил собственную внучку. Отец Александр Колесников «срывал полевые работы в колхозе звоном колоколов», а у него, между прочим, семеро детей было  - мал мала меньше. Протоиерей Матфей Карманов вместе с казначеем прихода Дмитрием Разуваевым «организовали денежную помощь раскулаченному элементу, в целях вербовки такового в к-р группировку умышленно и в явных целях подрыва денежного обращения удерживали в церкви мелкую разменную монету...».

Конечно, в бесчисленных приговорах можно найти и кое-что покруче, например,  «всячески клеветал на партию и правительство, распространял провокационные слухи о войне и голоде» (из дела священника Николая Алексеевского). Или – «создал контрреволюционную группу с целью свержения советской власти и установления фашистской диктатуры». Это из дела священномученика Феодора (Смирнова), епископа Пензенского, а в «группу» эту включили, кроме него, четырех сельских священников и одного псаломщика…  

Чинил препоны коллективизации, агитировал не вступать в колхозы – это у многих… Объясните мне, братья-сестры, успешно совмещающие крест с красным знаменем – почему за высказанное мнение человека нужно расстрелять? И если колхозы – это, впрямь, дорога к счастью и процветанию, то почему в начале этой дороги гора кровавых тел?.. Это именно свобода таким образом достигалась? Ну а о том, какое процветание настало в 1933-34 годах, и что процветало в сороковых… Я не только читала об этом  у честных писателей-деревенщиков, я застала еще стариков, которые очень хорошо это помнили.  

Ленин ненавидел Православие, ненавидел Церковь, это документально подтвержденный факт. Ленинские расстрельные телеграммы – не вымысел, а документ. Я не понимаю, как может человек, называющий себя православным, возлагать цветы к его памятнику.

Я не понимаю, но пытаюсь понять. Советская эпоха – это ведь очень большой кусок жизни ныне живущих людей. Это их судьба, их история… Человек не столько советскую власть защищает, сколько себя самого: «Не смейте меня жалеть, не говорите мне, что я был несчастным и оболваненным».

А я вот была – и несчастной (потому что без Бога счастья нет), и оболваненной, зомбированной тоже. Я очень долго верила, что живу в прекрасной свободной стране победившего социализма. И, как я уже писала – мне было плохо, когда эта вера зашаталась под ударами очевидности. Ударами, о которых я могу долго рассказывать…

Впрочем, я думаю, что люди, совмещающие коммунистическую идеологию с Православием, просто не могут сделать выбор. И не могут, скорее всего, потому, что не идут вглубь той веры, к которой их интуитивно потянуло.  Человеку нужно, чтоб его что-то поддерживало. Но чтобы его поддерживало именно христианство, недостаточно просто креститься или свечку поставить. Здесь нужно – не побоимся использовать слова из любимой многими книги советских времен – «Бороться и искать, найти и не сдаваться». А если оставаться на поверхности, удовлетворяться внешним – тогда, действительно, с чем угодно можно веру совмещать.

Да, я не имею права судить тех, с кем не согласна… Но я должна была все же сказать о своем несогласии. Братья и сестры, сто первый год пошел  - пора бы и выбор сделать между Иисусом Христом и Владимиром Ульяновым. Ну никак, никак они не совместимы.

Комментарии:

11.11.2017 6:01:34  Ксения

Спасибо Марине Бирюковой за статью. Марина, Вы подняли важную тему, это - стремительно нарастающая идеализация советского прошлого, совершенно непонятная для многих людей, заставших эпоху "позднего застоя", а ведь он был еще не самым худшим из советских периодов. Я тоже жила в ту пору, прекрасно помню реалии той жизни, и оцениваю ее "прелести", пожалуй, даже намного жестче, чем Вы, поскольку никаких иллюзий насчет советской власти не питала со старших классов школы. Формат комментария не позволит привести многочисленные примеры того, как расходилось с реальными делами слово КПСС с ее пресловутой "руководящей и направляющей ролью" - слово, звучащее ежеминутно не только из всех СМИ, но, как тогда шутили, и изо всех утюгов. Всё это не могло не отвращать думающую молодежь от постулатов официальной пропаганды. (Нисколько не осуждаю тех, кто думал иначе - быть может, в силу меньшей информированности, говорю лишь о своем опыте). Марина, Вы затронули еще одну важную проблему: несовместимость православной веры и прокоммунистических убеждений. Достоевский еще в XIX в. предрекал, что их якобы "слияние" станет наибольшей опасностью для России. Мне кажется, православные СМИ должны больше писать об этой проблеме, ныне, увы, актуальной как никогда. И еще - опровергать плодящуюся ныне гнусную ложь о дореволюционной России. Эта ложь тоже является частью продвигаемого усилиями неких групп красного тренда.   

11.11.2017 12:23:28  Юлия

Спасибо, спасибо и еще раз спасибо!

13.11.2017 21:18:12  Георгий В

Некоторые соображения по содержанию статья. Цитата: "никакими там «сильными и свободными», как утверждают поклонники советского строя, мы не были". Справедливо было бы не согласиться с такой оценкой,  если оценивать военный потенциал и состояние Вооруженных  Сил  СССР по сравнению с аналогичными показателями вероятного противника. Мы  были значительно крепче,  и в количественном и в качественном отношении, чем в настоящее время.

И все-таки участвовать если не в спорах, то в дискуссиях, или даже  разово высказаться в защиту православия в тех же сетях,  без многочисленных обменов коментариями, пожалуй,  более предпочтительное действие, чем молчание, хотя и вызовет ответную негативную реакцию  недругов. Во время посещения митрополитом УПЦ  Онуфрием Святой Горы Афон игумен Дохиара Григорий говорил о необходимости открытого  исповедания нашей веры,  в том числе, наверное, и защищая правду в сетевых обсуждениях. http://www.isihazm.ru/?id=384&sid=0&iid=2728

 

ВЫ МОЖЕТЕ ОСТАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ:

Отправляя данную форму, я даю согласие на обработку моих персональных данных в соответствии с политикой обработки ПД.