+7 (8452) 28 30 32

+7 (8452) 23 04 38

+7 (8452) 23 77 23

info-sar@mail.ru

Информационно-аналитический портал Саратовской и Вольской Епархии
По благословению Митрополита Саратовского и Вольского Лонгина.
Русская Православная Церковь Московского Патриархата
12+
Собрать воедино осколки прошлого
Просмотров: 661     Комментариев: 0

Село Лесная Неёловка Базарно-Карабулакского района некогда имела другое название: Нагорная Неёловка. Село находится на возвышенности, обдуваемой всеми ветрами. Когда-то здесь было большое поселение, вся жизнь которого протекала вокруг величественного храма. Его разрушили. Но не разрушили память. Энтузиасты, любители истории родного края нашли информацию о священнике, который здесь служил и был репрессирован. За помощью и научной консультацией они обратились к председателю историко-православного общества «Возрождение» Евгению Леонидовичу Лебедеву. 17 мая Евгений Леонидович встретился с прихожанами нового храма села Лесная Неёловка — апостола и евангелиста Иоанна Богослова, освященного в 2011 году.

Обычная история

 

С церковью села Лесная Неёловка произошла обычная для богоборческого XX века история: большой кирпичный храм, освященный во имя Святой Живоначальной Троицы, был возведен помещиком Столыпиным на возвышении, откуда была хорошо видна вся округа — зеленые сады, пруд. Потом храм был закрыт, осквернен, разрушен. Сохранились скудные свидетельства о последних днях дома Божия. 1923 год. Советская власть вынуждает верующих взять национализированное помещение в аренду и платить за него государству огромные деньги — 1 рубль 35 копеек золотом в месяц. Миссию по содержанию храма взял на себя псаломщик церкви П. Е. Киселев. От 1930 года сохранился документ, озаглавленный «О ходатайстве граждан с. Л. Неёловка Баз. Карабулакского района о закрытии церкви и передачи таковой для культурного использования/клуб/». Клуб все-таки организовали не в самом храме, а в бывшем доме священника. А здание церкви разрушили до основания в 1936 году.

Важный прецедент

 

Одним из священников, которые служили в этом храме, был Ефим Исаевич Тощев. О его судьбе нам известно немного. Но то, что известно, мы знаем благодаря краеведческим трудам сестер Степановых — Марины Владимировны и Надежды Владимировны, а также настойчивости настоятеля храма с. Лесная Неёловка иерея Сергия Козина. Отцу Сергию удалось сделать почти невозможное: он добился того, что областное управление ФСБ по Саратовской области выдало дело не родственнику репрессированного священника, а настоятелю прихода, в котором этот священник когда-то служил. Добиться разрешения ознакомиться с делом было нелегко.

По свидетельству Евгения Леонидовича Лебедева, это первый и очень важный прецедент такого рода, потому что такая практика сильно облегчит работу верующих прихожан по розыску материалов о репрессированных священниках. Это первый случай в нашей епархии. Обычно такие документы выдаются только родственникам. А что делать, если родных не осталось? Впрочем, даже если родня есть, факт родства нужно доказать, и сделать это порой непросто. В 20–30 годы XX века документация в селе велась крайне плохо, и многих необходимых свидетельств просто нет. «Отсутствие документов не случайно, — объясняет нам Евгений Леонидович, — советская власть уничтожала церковные архивы специально, вместе с храмами и людьми, молящимися в этих храмах. В архиве консистории (то есть канцелярии епископа) из ста тысяч дел осталось только десять».

Стоит ли удивляться тому, что история гонений на церковь в Саратовском крае представляет собой одно большое белое пятно? Например, из документов разрушенного храма села Неёловки от советского периода до нашего времени дошли только две клировые ведомости. А ведь такие ведомости должны были составляться каждый год. Неудивительно, что история отца Евфимия Тощева известна нам фрагментарно.

Фрагменты судьбы

 

Ефим Исаевич Тощев родился 7 марта 1858 года в селе Тёпловка Новобурасского района. В детстве он был подпаском. Влиятельный граф Воронцов-Дашков заметил способного мальчика и помог ему поступить в семинарию в городе Саратове. «Выпускник семинарии в то время, — поясняет Евгений Леонидович, — обладал очень широкими познаниями. Кроме того, что он был пастырем, он и учил, и лечил. А еще и землю пахал, как простой крестьянин, потому что магазинов тогда в селе не было, и прокормить семью можно было только крестьянским трудом».

После окончания семинарии отец Евфимий служил в Гуселках близ Саратова, а в 1903 году приехал в Лесную Неёловку, где и служил до 1929 года, то есть фактически до закрытия храма. Когда в 1930 году отца Евфимия арестовали, ему было 72 года… Он был отправлен в ссылку в Карпогоры, Северный край, село Шардонемь. Там его следы теряются. Для того чтобы узнать судьбу батюшки, краеведам села Неёловка придется обратиться в архив Архангельской области. Если там будут обнаружены сведения о репрессированном священнике, история отца Евфимия Тощева получит свое завершение.

Вопросы без ответов

 

А вот изучение биографии другого священника села Неёловка Колпикова (пока установлена лишь его фамилия. — Авт.) только начинается. По рассказам старожилов, с ним произошла такая история: перед арестом батюшка успел отправить свою семью из села, а его самого прихожанки обрили, переодели в женское платье, посадили на санки (это было зимой) и повезли из села на станцию Карабула. Когда женщин спрашивали, кого они везут, они отвечали: бабушку к родственникам на станцию. На станции отважные спасительницы взяли билет и отправили батюшку поездом в неизвестном направлении. Что стало с ним и его семьей после этого — пока неизвестно. Вопросов больше, чем ответов. И тем ценнее любые воспоминания жителей села о тех временах. По таким обрывочным сведениям, по ниточкам судеб собирается историческое полотно.

Евгения Сергеевна Рыбакова (1943 года рождения) с благодарностью вспоминает отца Стефана (фамилия неизвестна), который крестил ее в семилетнем возрасте. Конечно, запрещенный советами обряд совершался уже не в храме, а тайно, на дому.

«Помню я, — вспоминает Евгения Сергеевна, — что чаще всего батюшка служил в доме Клочковых. Там всегда была полна изба народу».

«Мы жили в Озерках, — вспоминает другая жительница села Мария Георгиевна Кудякова. — Бабушку мою за то, что была верующей, отправили в тюрьму в город Пугачев. Там она и умерла. И я не знаю, в каком году это было, при каких обстоятельствах. Нам никто ничего не сообщил. А звали ее Анна Ивановна Шумилова».

Благодаря «стараниям» большевиков история многих храмов нашего края превратилась в пазл, в котором не хватает множества составляющих. Жителям села Лесная Неёловка вместе с саратовскими краеведами предстоит воедино сложить осколки нашего трагического прошлого.

Фото Е.Л. Лебедева

Газета «Православная вера» № 11 (607)

Комментарии:

нет комментариев

ВЫ МОЖЕТЕ ОСТАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ:

Отправляя данную форму, я даю согласие на обработку моих персональных данных в соответствии с политикой обработки ПД.