+7 (8452) 28 30 32

+7 (8452) 23 04 38

+7 (8452) 23 77 23

info-sar@mail.ru

Информационно-аналитический портал Саратовской и Вольской Епархии
По благословению Митрополита Саратовского и Вольского Лонгина.
Русская Православная Церковь Московского Патриархата
12+
Самые близкие святые
Просмотров: 384     Комментариев: 0

8 сентября в Саратовской православной духовной семинарии состоялась презентация книги «Собор Саратовских святых: сборник житий». В новом издании собраны жития пятнадцати святых, связанных с Саратовской землей, — архипастыря-подвижника ХIХ века и четырнадцати новомучеников, пострадавших за веру Христову в годы безбожных гонений на Церковь в первой половине ХХ века. Книга знакомит читателя с жизнью и духовным подвигом этих святых, проявивших подлинное христианское мужество и свидетельствовавших о Христе даже до смерти.

На презентацию собрались родственники святых, представители регионального управления ФСБ, госархива, музейного сообщества, городских и областных библиотек, студенты вузов, жители города.

О том, как рождался замысел книги, как шел сбор информации, рассказал ее автор-составитель — секретарь комиссии Саратовской епархии по канонизации подвижников благочестия священник Максим Плякин.

По словам отца Максима, идея книги родилась в 2011 году, когда обсуждался план мероприятий, приуроченных к первому празднованию Собора Саратовских святых. Но работа по сбору материалов, которые ее наполняют, началась гораздо раньше — в 1991 году, когда приснопамятный Архиепископ Саратовский и Вольский Пимен обратился в архив Комитета государственной безопасности по Саратовской области с просьбой предоставить сведения о священно­служителях и мирянах, которые были репрессированы в течение ХХ века. В ответ на это обращение архив КГБ передал выписки из нескольких сотен следственных дел — данные на девятьсот с лишним человек. А в октябре того же года Владыка Пимен благословил протоиерею Николаю Агафонову, ректору Саратовской духовной семинарии, совершить панихиду по умученным за имя Божие — в синодике тогда было четырнадцать имен. На тот момент только по этим людям была достоверная информация, что это страдальцы за веру.

Отец Максим вспоминает, что поначалу в поиске информации приходилось идти наугад — эпоха Интернета еще не наступила, базы данных не сформировались, межъепархиальное взаимодействие было слабым. И когда удавалось в дореволюционной периодике или в архивных выписках обнаружить те или иные сведения о саратовских страдальцах за веру, для изыскателей это была огромная радость.

Прорывом в работе стало обнаружение в 1998 году в фонде государственного архива Саратовской области номеров «Известий Саратовского совета» с сообщениями о расстрелах заложников, арестованных в связи с объявлением красного террора. Красный террор был провозглашен 5 сентября 1918 года, и уже в первые месяцы после этого по приговорам чрезвычайной комиссии Саратовской губернии были казнены многие наши земляки. Исследователи выяснили, что несколько имен в этих списках совпадают с именами на могиле, которую знают многие верующие саратовцы: ее так и зовут — «могила пяти убиенных». Таким образом, было доказано, что епископ Вольский Герман (Косолапов) и расстрелянные вместе с ним четверо священников лежат именно в этой могиле. В 2004 году удалось получить из госархива Саратовской области только что рассекреченные материалы — следственное дело епископа Германа. И в 2006 году на заседании Священного Синода Русской Православной Церкви епископ Вольский Герман (Косолапов) и убиенный вместе с ним настоятель Серафимовского храма Саратова священник Михаил Платонов были причислены к лику святых.

Очень помогли в сборе информации о святых родственники новомучеников. Кто-то делился личными воспоминаниями или рассказами старших о том, каким человеком был тот или иной подвижник веры. Кто-то приносил письма, документы, фотографии из семейных архивов.

Так членам комиссии по канонизации удалось, в частности, найти фотографии священномученика Михаила Платонова. Когда его прославляли в лике святых в декабре 2006 года, в распоряжении исследователей была одна-единственная фотография, сделанная в зале суда в день, когда открылось судебное заседание по делу епископа Германа. С этого крохотного изображения не очень высокого качества была написана первая икона святого Михаила. А впоследствии выяснилось, что у потомков новомученика уцелел семейный фотоархив. Эти фотографии тоже вошли в книгу. Особую ценность представляет фотография отца и матери святого Михаила, на обороте которой он собственноручно написал, что это его родители.

Родственники внесли большой вклад и в написание жития священномученика Космы Саратовского. В 2004 году, когда готовилось его прославление, у комиссии по канонизации не было ничего, кроме следственного дела из архива УФСБ. Однако затем внук по­движника, с которым связались исследователи, не только предоставил сохранившиеся фотографии, но и рассказал о том, что его дед пользовался огромным уважением своих односельчан, что он пытался привить веру в Бога своим внукам даже тогда, когда это уже было небезопасно. И сегодня, читая житие святого Космы, мы можем понять, как он — обычный крестьянин, не имевший духовного образования, решился принять священный сан, чтобы в родном селе, в котором были арестованы все священники, не прекращались богослужения. Такой крепкой была его вера.

— Наверное, мы никогда не сможем в полной мере отблагодарить родственников наших святых, потому что без этих воспоминаний, этих данных жития по преимуществу представляли бы собой консисторские послужные списки: родился, закончил семинарию в таком-то году, переведен на такой-то приход, арестован и расстрелян, — отметил отец Максим. — По большому счету, кроме этих сухих строчек из личного дела, на некоторых наших страдальцев действительно больше ничего не было. Но теперь мы знаем о них многое, потому что здесь, на Саратовской земле, память об этих мучениках, несмотря на всё, что творилось в тридцатые­сороковые годы в нашей стране, всё-таки сохранилась.

Составителям книги пришлось проверять и перепроверять каждую дату, каждое имя, собирать информацию о святых по крупицам, перечитывать кипы официальных бумаг, — но порой даже в рапорте благочинного можно было найти богатейший материал, который позволял составить представление о том, каким был тот или иной батюшка, как он относился к своему служению. Так получилось со святым Владимиром Пиксановым, прославление которого состоялось только в прошлом году, хотя поиск материалов о нем велся целых двадцать лет.

— Рапортичка благочинного на священника Владимира Пиксанова содержала, на первый взгляд, сухие отчетные данные: сколько служб за год он совершил, сколько произнес проповедей и провел бесед, — пояснил отец Максим. — Но когда накладываешь эти данные на календарь, оказывается, что он — единственный священник на приходе села Павловка — служил Литургию чаще, чем раз в два дня. Примерно раз в три дня он говорил проповеди и чаще, чем раз в месяц, собирал сельчан на беседы. И тогда становится понятной характеристика благочинного: «Отец Владимир Пиксанов весьма усерден к своему служению». Мы понимаем, что это не фигура речи, а констатация факта. И еще один штрих к портрету этого святого. В архивах сохранилась жалоба жителей села на то, что храм в Павловке «тесен и мал». При этом речь идет не о какой-то маленькой сельской церквушке, а о каменном трехпрестольном храме. И раз сельчане сетовали на это, можно с большой долей вероятности предположить, что очень многие из них — а в селе числилось 4100 православных христиан — регулярно приходили на службы. И это тоже свидетельство о пастырстве отца Владимира, об уважении к нему на приходе.

Завершая свое выступление, отец Максим поблагодарил всех, кто был причастен к подготовке книги, и ответил на вопросы участников презентации. Отвечая на вопрос о значении подвига новомучеников для сегодняшнего поколения хрис­тиан, священник привел слова преподобного Симеона Нового Богослова:

— «Кто не в общении с последними святыми, не будет в общении с предшествующими». Лучше, пожалуй, не скажешь. Если мы не будем в общении с этими святыми, которые к нам ближе всех, опыт, который был ранее, до нас не дойдет. Так судил Господь, что ХХ век российской истории был веком мученичества. Русская Церковь имеет много преподобных, святителей, благоверных князей, но мучеников за веру до недавнего времени было очень мало. Можно сказать, что прошедший век эту недостачу восполнил. И если мы у наших новомучеников не научимся терпению, если не научимся давать ответ в своем уповании даже тогда, когда приходится давать его под давлением, мы, наверное, не сможем усвоить уроки веры.

***

По окончании презентации в актовом зале СПДС прошла конференция, посвященная подведению итогов грантового проекта информационно-издательского отдела Саратовской епархии «Духовные скрепы Отечества. История и современность», направленного на исследование судеб пострадавших за веру на Саратовской земле, а также истории разрушенных храмов области. Менеджер проекта Инна Самохина представила сборник «Вернуться в прошлое ради будущего», изданный по итогам годовой работы. О том, как проходила эта работа, рассказали авторы — сотрудники информационно-издательского отдела епархии Марина Бирюкова и Екатерина Иванова. Затем руководитель епархиальной телестудии Светлана Попенко представила собравшимся одноименный диск, на котором собраны документальные фильмы, созданные за время проекта. Фильмы рассказывают об истории нашего края — восстановлении из руин храмов, возрождении духовной жизни множества людей. Сборники и диски будут переданы в социальные учреждения города и библиотеки, а также в храмы Саратовской митрополии. Книгу «Собор Саратовских святых: сборник житий» можно будет приобрести в церковных лавках и епархиальных книжных магазинах.

Газета «Православная вера» № 17 (589)

Комментарии:

нет комментариев

ВЫ МОЖЕТЕ ОСТАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ:

Отправляя данную форму, я даю согласие на обработку моих персональных данных в соответствии с политикой обработки ПД.