Православие и современность. Информационно-аналитический портал Саратовской и Вольской Епархии

ПРАВОСЛАВИЕ И СОВРЕМЕННОСТЬ

Информационно-аналитический портал Саратовской и Вольской Епархии

По благословению Митрополита Саратовского и Вольского Лонгина.
Русская Православная Церковь Московского Патриархата
Подписаться на RSS Карта сайта Отправить сообщение Перейти на главную

+7 (8452) 28 30 32

+7 (8452) 23 04 38

+7 (8452) 23 77 23

info-sar@mail.ru

12+
Рождество вдали от Троицкого собора
Просмотров: 749     Комментариев: 1

«Это была чудесная ночь, удивительная служба», — говорит Татьяна Шокина, заведующая епархиальным складом и по совместительству певчая. И даже странно немножко это слышать — ведь Рождество встречать Татьяне пришлось не в Саратове, не в родном приходе, а в селе Липовка Базарно-Карабулакского района, в тамошней недавно возрожденной — точнее, выстроенной с нуля — маленькой Ильинской церкви.

— Все получилось очень неожиданно, но, наверное, неслучайно. Мне позвонил настоятель саратовского храма в честь иконы Божией Матери «Утоли моя печали» отец Сергий Штурбабин и сказал, что клирика этого храма, отца Михаила Диянова, отправляют в Рождество на приписной приход в Липовку; а вот петь службу там некому, не могу ли я выручить? Я сразу вспомнила про своих друзей, с которыми мы вместе пели не один год — Марию (сопрано) и Егора (бас) Никитиных. Позвонила им: «Поедете?..» Они согласились. И шестилетнюю дочку свою Лизу взяли с собой, потому что она очень хотела побывать на ночной службе в Рождество. Нас просто поразило — с какой любовью была украшена там, в Липовке, церковь, как была наряжена елка, устроен вертеп. И как дружно люди молились, и как тепло они нас принимали…

Ну а Липовка, в свою очередь, благодарна приехавшим к ним священнику и хору:

— Изумительно пели, просто изумительно, — говорит местный житель, полковник-танкист Александр Макейченко (храм в Липовке появился главным образом его трудами), — мы даже не ожидали, что к нам приедет такой хор. Рождество мы встретили, как надо. Люди были и из Липовки, и из соседних сел, всего человек пятьдесят. А на обычной службе (она раза три-четыре в месяц бывает) у нас, как правило, человек 15–20.

Рождество должно прийти в каждый дом. Это в идеале. На практике — не в каждый российский дом пока его пускают… Но уж в каждом зарегистрированном православном приходе празднование — настоящее, по уставу — должно состояться, это точно. И в нашей епархии предпринимаются немалые усилия — для того, чтобы «Дева днесь…» раздавалось в каждом селе, где есть община. Хотя это совсем не так просто!

— Не хватает священников, но это не главная проблема, — говорит благочинный Аткарского округа иерей Дионисий Елистратов, — главная проблема — транспорт. Дороги убитые, к иному селу в распутицу проехать просто невозможно — не обычные машины нужны, а вездеходы. И все же мы стараемся организовать дело так, чтобы богослужения на отдаленных приходах были регулярными — не только по великим праздникам. Радует то, что жители отдаленных сел сами идут навстречу: находят транспорт, чтобы привезти священника.

И все же по праздникам окормить каждый приход особенно трудно. Местных сил не хватает. Именно поэтому незадолго до Рождества и Пасхи правящий архиерей издает распоряжение «О командировке священнослужителей Саратовской епархии в приписные храмы для совершения праздничных богослужений». Согласно этому документу, иерею Анатолию Конькову пришлось оставить на время храм святителя Митрофана, что в самом центре Саратова, и добираться до села, именуемого Песчанка — в выше­упомянутом Аткарском благочинии. Там есть храм во имя святого мученика Георгия Победоносца; он находится в стенах бывшего совхозного склада: ничего другого местная администрация верующим предложить не смогла.

— И они своими руками отремонтировали этот склад, — рассказывает вернувшийся из глубинки отец Анатолий, — перекрыли крышу, протянули проводку, соорудили иконостас. Кто-то пожертвовал общине две печки-буржуйки, они греют, но когда в храме никого нет — электричество, естественно, отключено, и все промерзает. Мы начали служить — и через некоторое время стены заплакали. А верующие в этих стенах собираются каждое воскресное утро — даже если нет Литургии — и молятся вместе, читают акафисты. Очень общительные, открытые люди, очень рады были нам (со мной ездили алтарник и две наши певчие). В селе сейчас две с половиной сотни жителей, социальная обстановка сложная, работа только сезонная, зимой все выживают частным хозяйством. Но, что примечательно — все, с кем мы там встретились, оказались вполне грамотными в церковном отношении людьми. Все знают, что такое исповедь, как подготовиться к Причащению. Это, наверное, благодаря настоятелю храма, отцу Виталию Соболевскому.

Клирик саратовского храма в честь Покрова Пресвятой Богородицы иерей Ярослав Коздринь не впервые уже отправился на Рождество в поселок Северный Хвалынского района, в храм святых равноапостольных Константина и Елены:

— У нас в Покровском уже сложилась традиция — своего рода шефство над этим приходом. Мы приезжаем туда, как в гости к близким родственникам. И люди нам знакомы, и жизненные истории некоторых из них мы знаем. Северный — это ведь особое место, это Александрия — имение святого мученика графа Александра Медема. И его присутствие там чувствуется очень хорошо. В Северном молиться легко, радостно, потому что молишься не один: вместе с тобой и святой, и эти люди — его земляки. Трогательный момент, показывающий деликатность сельских прихожан: храм маленький, исповедь начинается до богослужения, то есть когда в храме тишина, а некоторые пожилые люди не могут говорить тихо, даже когда исповедуются. Исповедь поневоле слышно. И вот, люди, отойдя от исповедующегося настолько, насколько это возможно, вместе поют — или Иисусову молитву, или «Богородице Дево…». Чтоб не знать ничего о чужих грехах и не смущать своего брата или сестру.

Отец Ярослав ездил в Северный один — ни певчих, ни пономаря с собой брать ему не пришлось, не было необходимости:

— Прихожане там сами поют, и помогать в алтаре тоже есть кому. Они очень трепетно к этому относятся: волнуются, тысячу раз прощения просят, если что-то вдруг не так. И каждый раз, приезжая в Александрию, я замечаю, что храм похорошел: община находит возможность покупать утварь. И она подрастает понемногу хотя бы на два-три человека, для такого маленького поселения это уже очень много.

Иерея Андрея Мизюка, клирика храма во имя преподобного Серафима Саровского, Рождество позвало в самые леса — в село Максимовку Базарно-Карабулакского района, в храм Покрова Пресвятой Богородицы. По словам отца Андрея, у сельских прихожан есть то, чего часто не хватает городским. А именно…

— Сплоченность. Сразу чувствуется, что в церкви собирается единая семья, что храм для них — второй дом. За все время службы — а мы ведь совершали там и всенощное бдение, и Литургию — я не заметил ни одного человека, зашедшего случайно и быстро ушедшего. Все пришли очень целенаправленно, осознанно, и служба прошла на одном дыхании. Усталость если и была, то — очень хорошая, здоровая усталость. После службы нас всех ждал накрытый стол, общая трапеза. И за этим столом мне подумалось: каким же огромным это оказалось бы несчастьем, если бы мы хотя бы непреднамеренно — из-за какой-нибудь колдобины, поломки машины — лишили людей такого праздника!

Иерей Алексий Петровский (храм во имя святого равноапостольного князя Владимира, что в Детском парке Саратова) за праздничные сутки побывал в двух храмах Аткарского благочиния: утром в сочельник он совершил Божественную литургию в Елизаветино, в храме во имя иконы Божией Матери «Умягчение злых сердец», а в рождественскую ночь служил в старинной, недавно восстановленной Воскресенской церкви села Ивано-Языковка. Отцу Алексию не привыкать: он ездит в приписные храмы немало уже лет подряд.

— Верующие люди там, в этих селах, живут надеждой,— говорит отец Алексий,—  на то, что у них всё получится. Можно сказать — надеждой на чудо. Потому что приходы в некоторых отдаленных селах существуют действительно чудом, вопреки всему. Прихожанам приходится преодолевать массу трудностей, связанных с регистрацией, с использованием помещения, которое — сначала никому не нужно, а как только его отдали православной общине, так на него сразу находятся охотники. Но люди борются за свой приход, они молятся, и Господь посылает им помощь в ответ на их молитвы. Приспособленные помещения требуют ремонта, а в селах очень мало мужчин: почти все на заработках, в Саратове. И женщины-прихожанки ждут, когда вернется отзывчивый сосед или чей-то родственник и сделает необходимую работу — залатает крышу, починит проводку, застеклит окно. Этот человек — он не обязательно верующий, не обязательно воцерковленный, но он видит, как женщины бьются за храм, это вызывает у него уважение, и он приходит им на помощь. Случается, что и мусульмане помогают православным. Очень трогает, когда наблюдаешь — в общину пришел новый человек, и прихожане окружают его заботой, они помогают односельчанину вникнуть во все.

Да, богослужение в селе — подчас не столько отдаленном (каких-нибудь двенадцать километров от райцентра), сколько запущенном — дается городскому батюшке нелегко. А на сей раз еще погода добавила трудностей — зимний дождь, туман, гололед… Однако ведь давно известно: люди, которые помогают другим, сами получают от своей помощи не меньше, а может быть, и больше, чем те, кому они помогают. Любой из моих собеседников может это подтвердить.

Газета «Православная вера» № 01 (573)

Комментарии:

17.01.2017 9:12:33  Олег Давиденко

Священники, прихожане, все пребываем в любви Божией.

Поэтому так страдаем.

Многими скорбями войдем в рай Господень.

ВЫ МОЖЕТЕ ОСТАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ: