+7 (8452) 28 30 32

+7 (8452) 23 04 38

+7 (8452) 23 77 23

info-sar@mail.ru

Информационно-аналитический портал Саратовской и Вольской Епархии
По благословению Митрополита Саратовского и Вольского Лонгина.
Русская Православная Церковь Московского Патриархата
12+
Разные пути к святости
Просмотров: 340     Комментариев: 0

В издательстве Саратовской митрополии вышла в свет книга «Собор Саратовских святых». Она знакомит читателя с духовным подвигом пятнадцати подвижников, один из которых — архиепископ XIX века, остальные — новомученики, свидетельствовавшие о Христе даже до смерти в безбожном XX веке. Книга представляет собой плод многолетней работы саратовских историков и краеведов, среди которых автор-составитель сборника священник Максим Плякин, председатель Епархиальной комиссии по канонизации подвижников благочестия протоиерей Кирилл Краснощеков, церковный краевед Валерий Теплов и многие другие.

Не только страдальцы, но свидетели

 

 

Анна Ахматова как-то сказала о повести Александра Исаевича Солженицына «Один день Ивана Денисовича»: «Это должны прочесть двести миллионов человек». Что-то подобное можно смело сказать и о сборнике «Собор Саратовских святых»: эту книгу должен прочесть каждый житель нашего города!

Авторы жизнеописаний смогли раскрыть духовный подвиг саратовских новомучеников и развернуть широкую документально подтвержденную панораму событий трагических лет советского «эксперимента». На страницах этого издания представлены факты: свидетельства, воспоминания, выписки из протоколов допросов, а также копии документов и множество фотографий, иллюстрирующих события, описанные в житиях.

Святые новомученики были людьми разной судьбы. Мы видим среди них представителей духовного сословия — например, священномучеников Гермогена (Долганёва) и Михаила Платонова, выходцев из простых крестьян — священномучеников Дионисия (Щеголева) и Косму (Петриченко), аристократов — графа Александра Оттоновича Медема и сына дипломата преподобномученика Феодора (Богоявленского). Для многих святых мучеников XX века путь к исповедничеству был сопряжен с преодолением искушений и полной переоценкой ценностей, как, например, для священномученика Николая (Амасийского), который в юности был исключен из Самарской духовной семинарии за участие в политической стачке 1905 года, потом уклонился в обновленческий раскол, но нашел в себе силы принести покаяние и принял мученический венец 26 декабря 1938 года.

Все эти люди оказались внутренне готовы к испытаниям, о которых невозможно было даже помыслить еще в 1916 году. Откуда в них взялась такая сила — не ужасаться, не жаловаться, не отчаиваться? Их жития дают ответ на этот вопрос. И суть ответа заключается в том, что быть христианином не только по названию — значит быть человеком готовым, в том числе, и к подвигу мученичества в буквальном смысле этого слова. Ведь мученик — не только страдалец, но в первую очередь — свидетель, то есть тот, кто свидетельствует, что важнее и ближе Христа для него нет ничего в жизни. Без этого христианская вера невозможна.

Сопротивление не бесполезно!

 

Власть всеми силами старалась заставить верующих замолчать, но они не молчали: проповедовали, размышляли, писали и — главное — молились.

Сегодня может показаться, что Октябрьский переворот мгновенно изменил духовный облик нашей страны. Действительно, кто-то из тех, кто еще вчера ходил в храм, исповедовался и причащался, с приходом к власти большевиков взял в руки оружие и стал превращать дом Божий, по слову псаломскому, в овощное хранилище (см.: Пс. 78, 2). И таких людей было немало. Так, может быть, и не было тогда уже у нас никакого Православия, а была только внешняя форма? Такой вопрос может задать человек внешний, но у тех, кто читал жизнеописания новомучеников и исповедников Российских, есть на него ответ.  сборнике о саратовских святых есть, в частности, эпизод о том, как в праздник Крещения Господня — 6 января 1918 года, несмотря на тревожные слухи о том, что новая власть готовит провокацию против верующих, народ пришел на иордань и, по свидетельству современников, людей было даже больше, чем обычно. По толпе верующих стреляли, были раненые и убитые. Но люди не испугались и спустя несколько дней — 28 ян­варя 1918 года — вновь собрались вместе и прошли по Саратову крестным ходом, протестуя против декрета об отделении Церкви от государства. А в конце февраля 1918 года жители села Павловка, где служил священномученик Владимир (Пиксанов), просто отобрали у распоясавшихся красноармейцев винтовки и повыгоняли их на улицу, после чего село стало считаться «гнездом контрреволюции». Таких примеров много. И только беспощадные террор и физическое уничтожение несогласных принесли безбожникам видимость победы.

Образцово-показательный провал

 

Есть в сборнике о саратовских святых и документы по «делу саратовского духовенства», которое должно было стать образцово-показательным процессом государства над «церковниками», а стало юридическим «долгостроем», что показало, между прочим, полную недееспособность советской дознавательной системы. Дело развалилось в суде, потому что следователи не смогли сделать даже элементарного: правильно написать имена подсудимых. В книге во всех подробностях представлены перипетии странного судебного процесса над священномучеником Михаилом Платоновым, причем самым ценным в представленном материале являются речи этого блестящего проповедника и оратора. В конечном итоге пастырей, проходящих по «делу саратовского духовенства», власть все-таки убила, но убила совершенно беззаконно, потому что законного повода для привлечения их к ответственности большевики найти не смогли.

В житии отца Михаила Платонова мы можем прочесть воспоминания о последних минутах приговоренных к расстрелу новомучеников: «Их привезли на кладбище, заставили вырыть для себя могилу — длинный ров, после чего спросили, не отрекутся ли они от Бога. Мученики отказались и только попросили время помолиться. Как последнее желание смертников, им позволили. Они отпели себя, а во время пения в конце “Ныне отпущаеши…” Владыку Германа осиял свет и он поднялся над землей. Устрашенные расстрельщики стали поговаривать, что это не обычные люди, но тем не менее мученики были убиты. Их похоронили на месте расстрела, в ими самими вырытом рве».

Кесарю — кесарево

 

Очень важная мысль, которая прослеживается в этой книге, состоит в следующем: подвиг новомучеников состоял не в том, чтобы противостоять большевистской политической системе. Церковь даже в те страшные годы оставалась вне политики. Вот что писал, например, в своих размышлениях отец Михаил Платонов: «В первые дни после Октябрьского переворота я советскую власть считал, безусловно, незаконной, ибо тогда было что-то вроде чехарды. Когда она установилась, я считался и считаюсь с ней, как с фактом — и считал должным слушаться и повиноваться ей, поскольку она не нарушила моих религиозных убеждений и не требовала, что моя совесть религиозная была подавлена».

Но именно религиозная совесть была самым страшным врагом страны Советов! И ведь по-своему безбожная власть была права: духовное сопротивление оказалось для большевизма более разрушительным, чем бунт с оружием в руках. Молитвы наших мучеников, исповедников, праведников были услышаны — время гонений прошло. Когда-нибудь о страшных испытаниях, выпавших на долю Русской Церкви в XX веке, прочтут наши далекие потомки — на страницах учебников, энциклопедий и монографий. Но до этого еще далеко. Мы, к сожалению, до сих пор до конца не понимаем и не осознаём, что же произошло с нашей страной в прошлом столетии. Но понимание это придет — по молитве наших святых, которые приняли мученическую смерть для того, чтобы мы сегодня могли прожить христианскую жизнь.

Газета «Православная вера» № 18 (590)

Комментарии:

нет комментариев

ВЫ МОЖЕТЕ ОСТАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ:

Отправляя данную форму, я даю согласие на обработку моих персональных данных в соответствии с политикой обработки ПД.