Информационно-аналитический портал Саратовской митрополии
 
Найти
12+

+7 960 346 31 04

info-sar@mail.ru

Радость о Христе не закончится
Просмотров: 388     Комментариев: 0

Позади Страстная седмица с напряженным переживанием Христовых страданий, осознанием Его Крестной Жертвы; позади «ночь светозарная» с переполняющей радостью победы. Закончится и Светлая седмица, и сорокадневное празднование Пасхи быстро останется позади… Однако ничто не должно проходить бесследно. Как сохранить в себе эти необходимые и неразрывные чувства: крестную скорбь, сострадание Христу, благодарность Ему — и пасхальную радость? Как развить их в себе, как продолжить? Об этом мы беседуем с настоятелем саратовского храма во имя преподобного Серафима Саровского протоиереем Димитрием Усольцевым.

— Отец Димитрий, а всегда ли вообще возможна пасхальная радость? Вокруг столько беды и горя, особенно сейчас. Помню, после какой­то из наших многочисленных, увы, катастроф я прочитала в соцсети упрек в адрес Церкви: вся страна, дескать, скорбит, а у православных — сплошное ликование…

— Пасхальная радость с нами всегда, и никакие обстоятельства у нас ее отнять не могут. Эту радость о Себе дарит нам Сам Господь — вместе с надеждой; и в тяжелые, горькие периоды нашей жизни, нашей истории эта надежда нам особенно необходима. Те, кто упрекает христиан в их непреходящей радости, не понимают, скорее всего, чем торжество Церкви отличается от светского праздника. Пасха — это победа над злом, над грехом и над смертью. Веселье мирского праздника не требует труда, а пасхальная радость не дается даром, она всегда плод труда внутреннего. Для чего нам дан пост? Чтобы мы подготовились, потрудились над собой, тогда наши сердца расширятся и смогут вместить радость о воскресшем Христе. Радость о Нем не просто помогает нам жить — она делает нашу жизнь полноценной.

Мы все призваны к радости. Христос в Нагорной проповеди говорит: Радуйтесь и веселитесь, ибо велика ваша награда на небесах (Мф. 5, 12). Апостол Павел призывает: Радуйтесь всегда в Господе; и ещё говорю: радуйтесь (Флп. 4, 4). Отказ от радости — это отказ Христу.

— Не случалось ли Вам — может быть, когда-то давно, на первых порах воцерковления — испытывать своего рода разочарование: так ждали Пасху, такой нелегкой дорогой к ней шли, и вот она настала — а радости настоящей нет: как бы и не изменилось ничего, кроме, разумеется, рациона.

— Нет, по милости Божией со мною такого не было никогда. И, мне кажется, я знаю, почему. Не потому, что у меня все исключительно прекрасно и гладко было в жизни. Просто я понимал, что евангельские события — это не дела давно минувших дней, они — вне времени; и мы не просто вспоминаем их — мы в них непосредственно участвуем. Все события Страстной седмицы, Пасхи, Пятидесятницы имеют к нам самое непосредственное отношение: все это совершилось и совершается для нас. И проповедь Спасителя обращена к каждому человеку, даже к тем, кто умер и сошел в Шеол до Рождества Христова — Он и находящимся в темнице духам, сойдя, проповедал (1 Пет. 3, 19). Вот отсюда — пасхальная радость. Не безудержное веселье, не эйфория, а радость о нашем Спасителе, о нашем спасении.

— Не делаем ли мы ошибки, когда слишком ждем Пасху, надеясь, что все изменится, и забываем притом измениться сами?

— Мы не делаем никакой ошибки, когда ждем Пасху как великого события, уже изменившего нашу судьбу. Но предшествующий Пасхе Великий пост — это время, когда мы действительно должны измениться сами. Трудиться над собой мы призваны всегда, но пост — время особенное, когда мы приносим свою жертву ради духовного обновления, потому Великий пост и называют весной души. От людей, по отношению к Церкви внешних, порой можно услышать: «У вас в Церкви — сплошные запреты: того не ешь, туда не ходи…» Но на самом деле это не так: ведь Христос призывает человека к свободе, к тому, чтобы человек не был рабом своих желаний, чтобы они не изменяли его жизнь в худшую сторону. Ради этого мы несем труд поста.

Ошибкой было бы думать, что если пост закончился, и настала наконец Пасха, то мы можем расслабиться. Ни в коем случае нельзя отпускать себя внутренне, переставать прилагать духовные усилия, иначе мы потеряем все приобретенное.

— Конечно, евангельские события, которые мы переживаем, созерцаем, должны нас как-то изменить; но от чего зависит то, как человек их переживает? От живости его воображения, от природной способности к состраданию, от чистоты его сердца?..

— Надо понимать, что Церковь не ставит себе такой цели — поразить чье-либо воображение. Она не призывает нас возбуждать в себе те или иные эмоции и проявлять их: сначала вообразить распятого Христа и заплакать от жалости, потом как бы увидеть Его воскресшим и обрадоваться. Эмоции приходят и уходят, мы призваны не к эмоциональным бурям, а к изменениям духовным. Мы переживаем смысл Голгофской Жертвы и смысл Воскресения Христа и стараемся быть сопричастными Его подвигу.

— Пребывание в Церкви есть стояние у Креста — это слова Сергея Иосифовича Фуделя. Они Вам близки, Вы с ними согласны?

— Конечно. Христианин — это человек, взирающий на Крест: он осознаёт, что куплен дорогою ценою (см.: 1 Кор. 7, 23), и в свете этого переосмысливает свою жизнь. Но созерцание Креста — это ведь не только страдание. Неслучайно в самые светлые дни Пасхи мы поем: «Кресту Твоему поклоняемся, Владыко, и святое Воскресение Твое славим». Мы радуемся своему спасению, цена которого — Голгофская Жертва. В основе нашей радости — искупительный подвиг Христа Спасителя.

— А вот другое утверждение: пребывание в Церкви — это непрестанное «Христос воскресе!». Оно Вам также близко?

— Да, конечно: преподобный Серафим Саровский встречал каждого своего гостя этими словами. Он всегда жил пасхальной радостью. Значит, это возможно и необходимо.

— Что же нам надо сделать, чтобы Пасха для нас не заканчивалась никогда, как для преподобного Серафима?

— Скажу еще раз: не надо ограничивать себя календарем. У человека, который участвует в Евхаристии, Пасха в сердце всегда: Как послал Меня живый Отец, и Я живу Отцем, так и ядущий Меня жить будет Мною (Ин. 6, 57).

В пасхальном приветствии преподобного Серафима — радость о другом человеке, который носит в себе образ Божий, за которого тоже умер и ради которого воскрес Христос. Поэтому когда христиане приветствуют друг друга словами «Христос воскресе!», они радуются друг за друга, осознавая, что они все спасены Христовой победой и каждому из них Господь дал неоценимую возможность жить с Ним. И эта радость о Христе, о себе самом и о других людях — не закончится.

— И всё же: вернуться от пасхального торжества к обычной повседневности не всегда легко. Даже возвращение постных дней, среды и пятницы, как-то огорчает: вчера еще не постились, потому что с нами был Жених (см.: Мф. 9, 15) — и вот, опять постный стол… У светских психологов есть понятие послепраздничного синдрома, но у православных христиан он ведь не должен возникать?

— Не должен, потому что всё то, что мы делаем в течение церковного года, имеет не временное, а непреходящее, вечное значение. Ведь радость праздника — не в свободе поглощать всё, что душе угодно?.. Мы не издеваемся над собой, когда постимся в среду и пятницу, — мы вспоминаем день предательства Христа Иудой и день Его смерти. И надо помнить, что для православного христианина каждый воскресный день — малая Пасха, и каждая седмица — подготовка к ней.

— И в завершение практический вопрос. Прихожане спрашивают у Вас порой, наверное: «Батюшка, как быть? Весна не ждет, огород сажать пора, но ведь на Светлой-то нельзя, грех… Или ничего?».

— В ответ я обычно напоминаю о словах Спасителя: если у кого из вас осел или вол упадет в колодезь, не тотчас ли вытащит его и в субботу? (Лк. 14, 5). Если есть необходимость потрудиться — надо потрудиться, пасхальной радости это не помешает.

Газета «Православная вера», № 08 (700), апрель 2022 г.

Комментарии:

нет комментариев

ВЫ МОЖЕТЕ ОСТАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ:

Отправляя данную форму, я даю согласие на обработку моих персональных данных в соответствии с политикой обработки ПД.