+7 (8452) 28 30 32

+7 (8452) 23 04 38

+7 (8452) 23 77 23

info-sar@mail.ru

Информационно-аналитический портал Саратовской и Вольской Епархии
По благословению Митрополита Саратовского и Вольского Лонгина.
Русская Православная Церковь Московского Патриархата
12+
От обожения до обожжения
Просмотров: 582     Комментариев: 0

«От обóжения до обожжéния один шаг» — эта мысль всплыла в моей голове как раз в то время, когда мне впервые попалась в руки книга К.С. Льюиса «Записки Баламута». Мое знакомство с данным произведением произошло в первый год моего воцерковления. Вначале я эти записки просто прочитал, а потом скачал себе на плеер, чтобы в последующем еще несколько раз прослушать, уж так мне они запали в душу. Я влюбился в это произведение. Оно произвело на меня, тогдашнего неофита, большое впечатление. И оказалось довольно полезным, потому что оно предваряло многие события, которые мне еще только предстояло пережить на пути к Богу. Через это повествование я познакомился с теорией духовной жизни, изложенной в художественной форме, очень понятным языком, а еще точнее — с христианским опытом самого Льюиса, который он очень умело смог запечатлеть на страницах своих произведений.

Познакомившись с замечательным английским богословом и писателем, я, разумеется, захотел узнать, чему посвящены остальные труды этого выдающегося человека. Так я прочитал и «Расторжение брака», и «Хроники Нарнии», и «Просто христианство», и «Настигнут радостью». Немного позже я открыл для себя «Любовь» — превосходное рассуждение Льюиса о разных видах любви и «Размышления о псалмах». Благодаря Льюису я познакомился и с творчеством убежденных католиков Дж. Р.Р. Толкина и Г.К. Честертона. Кто не знаком с «Властелином колец» и «Хоббитом» Толкина? А любители детективов находят для себя множество жемчужин христианской мудрости в рассказах об отце Брауне Честертона. Из произведений последнего автора более всего на меня произвела впечатление «Ортодоксия». Это — очень мощная вещь, на мой взгляд, сильнее, чем «Просто христианство» Льюиса. Хотя и с тем, и с другим, несомненно, необходимо познакомиться. Это — musthave для современного продвинутого молодого человека.

Понять мне было не сложно, о чем говорили упоминаемые мной авторы, так как знакомство с их творчеством я комбинировал с прослушиванием и просмотром лекций о вере, религии и духовной жизни выдающегося миссионера А. Меня, митрополита Антония Сурожского и читал труды отца Иоанна Кронштадтского. В институте, благодаря своим учителям, я уже был знаком с понятиями «внешнего и внутреннего» человека, о чем так обстоятельно говорит в своих Посланиях апостол Павел. А еще, я знал, что, согласно христианскому миропониманию, в этом (временном) мире идет постоянная борьба между Богом и дьяволом за самое ценное, что есть у человека,— за его душу.

То, что описывалось английским писателем К.С. Льюисом в «Записках Баламута», имело место и в моей жизни: путь от неверия к вере, сомнения, встреча с различными искушениями на этом пути… Подобное было и в жизни автора книги «Записки из преисподней: о страстях и искушениях» монахини Евфимии (Пащенко). В свое время, прочитав книгу Льюиса, мать Евфимия с сожалением констатировала, что в России не существует аналогичного произведения,— ведь если бы английский богослов родился у нас и был нашим единоверцем, то «наверняка в его книгах появилось бы много страниц и размышлений, навеянных особенностями русской православной религиозности».

Перед некоторыми современными православными христианами, радикально отрицающими западную культуру, может возникнуть вопрос: а полезно ли для русского человека чтение подобной литературы? На него мы ответим словами автора «Записок из преисподней»: «Обилие искушений в жизни современных православных христиан в сочетании с недостатком духовного руководства, а также отсутствием навыка чтения Священного Писания и святоотеческой литературы — вот причина, по которой нам нужны книги, подобные тем, что написал Клайв Льюис».

Первая попытка создания русской версии «Писем Баламута» принадлежит известному современному российскому библеисту А. Десницкому, с которой хорошо знакома монахиня Евфимия и, к своему сожалению, не успел познакомиться я. Эта книга, так же как и «Записки Баламута», на обычном для нашего понимания языке отвечает на вопрос: «Как и с помощью каких ухищрений враг человеческого рода берет в плен людские души?».

Ясное дело, попытка осмысления подобного вопроса не нова, и нам известны многие труды, которые представляют собой целую духовную методологию (органон) по борьбе «со страстями и искушениями» на пути к Богу (теозис). Это и «Душеполезные поучения» преподобного Аввы Дорофея, и «Лествица» преподобного Иоанна Лествичника, и «Невидимая брань» преподобного Никодима Святогорца, и «Об истинном христианстве» святителя Тихона Задонского, и «Аскетические опыты» святителя Игнатия (Брянчанинова), и «Что есть духовная жизнь…» святителя Феофана Затворника, и многие другие труды великих подвижников благочестия. Познакомившись с трудами духоносных мужей, казалось бы, каждый из верующих смог бы написать свои «Записки…». Но увы. Не каждому дан такой талант.

Уже после знакомства с предыдущими работами автор «Записок из преисподней» монахиня Евфимия (Пащенко) захотела написать свою книгу «на эту тему», которая бы отражала ее «собственный жизненный и духовный опыт — опыт православного педагога, миссионера и врача». И я могу с твердой уверенностью сказать, что у нее это получилось блестяще. Она прекрасно дополнила и расширила классический первоисточник («Записки баламута» Льюиса).

Главным героем данной книги, от чьего лица ведется повествование, является бес среднего ранга. Это бывший ученик льюисовского Баламута. Поднаторевший в адском искусстве, «имевший длительный опыт деятельности в России, в том числе (и прежде всего) по работе с православными людьми», он делится своим опытом с другими бесами на прочитанном им лекционном курсе во ВШИ (высшей школе искусителей). Он рассказывает о том, как правильно необходимо искушать человека, дабы завладеть его душой.

Особенностью лексики данного беса является сочетание в его речи церковнославянизмов и жаргона. Читая книгу, особенно первые главы, ловишь себя на мысли, что главный герой — бывший уголовник или попросту босяк. Излюбленной характеристикой того или иного человека у него являются слова «лох» и «баран». А Бог, как и в льюисовских «Записках», традиционно зовется Врагом.

Любой бес, как мы знаем из учения Церкви, умеет очень хорошо мимикрировать. Он может принимать различные образы с целью погубить человеческую душу. К слову, сама автор замечает, что классики литературы немало способствовали тому, чтобы приукрасить демонов в людских глазах — к примеру, Мефистофель у Гете «скорее привлекателен, чем страшен», аналогичное мы можем сказать и о булгаковском Воланде. Вообще, все демоническое может казаться человеку действительно обаятельным, поскольку бесы очень умны. Им, по меткому замечанию преподобного Исаака Сирина, несколько тысяч лет, а потому пытаться потягаться с ними в мудрости житейской для человека — великая дерзость и огромное заблуждение. Даже гоголевский черт, пусть и пошлый, но очень умный и коварный. А черт Достоевского в «Братьях Карамазовых», а пушкинский Мефистофель, а бес в обличии черного монаха Чехова… 

Так же как прогрессирует человеческая цивилизация, прогрессируют и сатанинские технологии борьбы с человеком. Но цель деятельности сил ада остается неизменной: сбить человека с пути к Богу, который называется обóжением или теозисом. Об этом же говорит и сам бес-искуситель «...из преисподней». Но если есть путь к Богу, то есть и путь к не Богу, и этот путь всегда — к дьяволу. И это тоже определенный процесс, который святитель Феофан Затворник называл осатанением. Осатанение — радикально противоположно обожению. Оно осуществляется посредством все большего развития страстей в жизни человека и имеет результатом отпадение от Бога.

Здесь будет уместным вспомнить удивительные слова, принадлежащие известному философу-атеисту Жан-Полю Сартру: «У каждого человека в душе дыра размером с Бога, и каждый заполняет ее как может». К сожалению, он, как и многие другие, заполнил эту дыру не Богом. А «на кону» ведь душа человеческая… Этому вопросу и посвящена книга монахини Евфимии.

Во время молитвы в Гефсиманском саду, после Тайной Вечери, Иисус Христос дает наставление Своим ученикам: Бодрствуйте и молитесь, чтобы не впасть в искушение: дух бодр, плоть же немощна (Мф. 26, 41). Обращено оно было к апостолу Петру, так как он единственный проснулся, когда подошел Христос. По внимательному замечанию русского библеиста А.П. Лопухина, «Сам Спаситель в это время подвергался сильнейшему искушению — пройти мимо чаши страданий, которую дал Ему пить Отец Небесный». И только бодрствование и молитва не дали отступиться от воли Отца и предохраняли Его от согласия на это искушение. Можно с уверенностью сказать, что ученик Христов не понимал глубинного значения слов Спасителя, так как сразу же после услышанного он продолжил спать.

Уже значительно позже сердцу апостола Петра открылся смысл слов Сына Божиего, обращенных к нему в те знаменательные часы богочеловеческой истории. Подтверждение этому мы находим в Первом соборном послании апостола Петра. Там он произносит следующие слова: Трезвитесь, бодрствуйте, потому что противник ваш диавол ходит, как рыкающий лев, ища, кого поглотить (1 Пет. 5, 8). Данное высказывание определенно является парафразом слов Спасителя, но говорят они (и ученик, и Учитель) об одном и том же.

Преподобный Исаак Сирин в Слове 5-м, толкуя слова Иисуса Христа, приведенные нами, говорит о том, что человек должен постоянно пребывать в молитве: «Сказано: молись, чтобы не внити в искушения касательно веры. Молись, чтобы вместе с демоном хулы и гордыни не внити в искушения самомнением ума твоего. Молись, чтобы, по Божию попущению, не внити тебе в явное диавольское искушение, по причине худых мыслей, какие помыслил ты умом своим и за которые попускается на тебя искушение. Молись, чтобы не отступил от тебя Ангел целомудрия твоего, чтобы грех не воздвиг на тебя пламенеющей брани и не разлучил тебя с ним…».

В духовной жизни необходимо стремится к тому предельно важному, о чем в дальнейшем, уразумев всю суть дела, скажет уже апостол Петр. «Апостол,— пишет Лопухин А.П.,— с отеческою любовью и заботливостью предостерегает читателей от опасной беспечности, которою особенно пользуется на гибель людей диавол. “На тех, которые привыкли спать душевно (а это значит быть поглощенным суетою) и через то обременяют трезвость души, нападает лукавый зверь отчаяния. Предостерегая от сего, ученик Христов убеждает всегда бодрствовать и беречься сеятеля плевелов, чтобы, когда мы спим, т.е. ведем жизнь беспечную и ленивую, он тайно не насеял лукавых помыслов и не отвлек от истинной жизни» (блаж. Феофил)”».

Увы, есть ситуации, когда человек, казалось бы, уже ведет святой образ жизни, но дьявол находит в его жизни трещинку, в которую в итоге вбивает кол, и падает такой человек, и «было падение его великое». На знаменитой фреске «Лествица святого Иоанна» изображается лестница от земли к Небу, по которой взбираются подвижники. Некоторых подвижников бесы сталкивают с лестницы и сбрасывают прямо в ад. Преодолевших подъем принимают Иисус Христос и Его Ангелы. Такое своеобразное изображение лествицы наиболее наглядно выражает особенности нравственного и духовного подвига. Сама лествица обозначает путь спасения — обóжение, а падение с нее подвизающихся — попадание в состояние прелести, которое можно назвать обожжéнием. Принял помысл врага, взрастил его, соприкоснулся со скверной — обжегся. Ожог может быть смертельным как для временной, так и для вечной жизни. В книге монахиня Евфимия приводит несколько наглядных примеров подобного падения. В общем, как от любви до ненависти один шаг, так и в духовной жизни: от обóжения до обожжéния — один шаг.

Однако, если быть до конца объективными, бывают и такие примеры, когда, всю жизнь пребывая во грехе, на каждом шагу обжигая душу своими страстями, человек делает шаг и попадает в рай. Эта Божественная логика явно не нравится бесам, они не могут понять, как это человек всю жизнь шел ко дну и по одному малейшему вздоху ко Господу, в одно мгновение возносится на Небо (например: благоразумный разбойник). Но это не значит, что и мы должны так беспечно относиться к жизни в надежде на этот шаг. Мы же понимаем, что лучше не рисковать. Как говорится: Не искушай Господа Бога твоего (Мф. 4, 7).

Автор записок мастерски использует в качестве примеров духовной борьбы людей с бесами — жития святых. Например, преподобной Марии Египетской, святой великомученицы Екатерины, святой великомученицы Варвары, преподобной Феодоры Александрийской, Петра и Февронии и др. Также в качестве примеров монахиня Евфимия использует и различные притчи из «Пролога», патериков и т.д.

В целом книга представляет собой довольно занимательное повествование об истории отношений Бога и человека, преломленное через призму Ветхого и Нового Заветов, Священного Предания, истории христианства и русского религиозного опыта. Здесь мы можем наблюдать пересечение православной догматики, аксиологии, антропологии и других богословских дисциплин. Обильно усыпая текст различными жизненными и литературными примерами, автор призывает нас с вами думать. Верующего — о том, правильно ли он верует и куда ведет его вера, а неверующего — о ценностях и векторе своей жизни. Мать Евфимия еще и еще раз напоминает: всякий путь, ведущий прочь от Бога, приводит к дьяволу.

Со страниц своей книги монахиня Евфимия также призывает читать классическую литературу, ведь далеко не все знакомы с произведениями Пушкина, Достоевского, Свенцицкого, Лескова, Диккенса, Данте, Честертона и других выдающихся авторов, «а тех, кто привык не просто читать, но еще и делать из прочитанного выводы,— и того меньше»,— сокрушается автор.

Произведение «Записки из преисподней: о страстях и искушениях» представляет нам поучительные примеры разлада между душой и телом, борьбы внешнего человека с внутренним, извечного противостояния цивилизации и культуры. Но при всем при этом оно читается очень легко — слог его прост и в то же время очень насыщен. Эту книгу можно и нужно порекомендовать для прочтения каждому, но более всего молодым людям, сомневающимся в существовании Бога, но все же ищущим Его, неофитам и семейным парам, для чтения друг другу вслух. Несомненной же заслугой данной книги является то, что она мотивирует читателя к более глубокому изучению мировой культуры в целом и русской православной культуры в частности.

P.S.: А еще, я был особенно удивлен, когда увидел на страницах данного произведения знакомую мне фамилию Дулуман. В православных кругах он известен как ренегат и пропагандист атеизма, ведший борьбу против Бога до самой своей смерти. А у меня этот человек на первом курсе моего обучения в институте вел предмет «философская пропедевтика»…

Газета «Православная вера» № 16 (588)

Комментарии:

нет комментариев

ВЫ МОЖЕТЕ ОСТАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ:

Отправляя данную форму, я даю согласие на обработку моих персональных данных в соответствии с политикой обработки ПД.