+7 (8452) 23 04 38

+7 (8452) 23 77 23

info-sar@mail.ru

Информационно-аналитический портал Саратовской и Вольской Епархии
По благословению Митрополита Саратовского и Вольского Лонгина.
Русская Православная Церковь Московского Патриархата
Найти
12+
Нести свет Христов
Просмотров: 338     Комментариев: 0

«Ну как дежурство?» — «Да все в порядке, происшествий никаких».— «Ну а этот новенький, Слава?» — «Да ничего новенький, правда, плакал немного ночью, потом уснул».— «Ох, а говорила, никаких происшествий».

С этого диалога между директором детского дома и воспитателем начинается фильм «Хозяйка детского дома», снятый в середине 80-х режиссером Валерием Кремнёвым. В следующем эпизоде директор сидит у кроватки заплаканного мальчика: «А знаешь, что у нас сегодня на завтрак? Пирожки с капустой, хрустящие, с корочкой. Ел когда-нибудь?». Славик слабо мотает головой. Не ел…

Галина Валентиновна Власова — секретарь епархиального Общества милосердия — увидела этот фильм в юности. Он произвел на нее настолько сильное впечатление, что, будучи уже взрослым, состоявшимся в профессии человеком, мамой, она пошла волонтером в детский дом.

Об этом пути, о нелегком служении сестры милосердия — в ее рассказе от первого лица.

«Стучитесь и просите помощи у Бога»

Об Обществе милосердия мне когда-то рассказала подруга — она помогала художественно оформлять поздравления с православными праздниками в больницах. Я решила присоединиться. Мне тогда было лет тридцать пять, свой бизнес, семья. Сын-подросток не обижался — наоборот, поддерживал и помогал, остальные домашние в какой-то момент возроптали, что я оставляю их. Поэтому иногда приходилось молчать, куда я иду, а потом они привыкли и стали относиться благосклонно.

Я старалась не пропускать и собрания сестер милосердия: общаясь с ними и с нашим духовником отцом Сергием Кляевым, стала больше узнавать о вере, потихоньку воцерковлялась.

Полтора года мы посещали приют «Маленькая страна», сейчас это филиал приюта «Возвращение». Каждую неделю проводили для детей занятия: одна из сестер была педагогом-филологом, другая — художником, третья — спортивным тренером, остальные помогали. Дети нашему приходу всегда радовались, а вот некоторые воспитатели приняли нас в штыки, ревновали. Однажды, играя в мяч во время физкультминутки, мы разбили плафон. Для воспитателя это была победа: «Вот, я же говорила, не нужны эти занятия!». Но со временем отношение к нам изменилось в лучшую сторону.

Эти встречи приносили мне радость, сомнения, переживания, разочарование, опять радость… Отец Сергий нам говорил, что в первую очередь мы должны нести свет Христов, но мы отдавали все силы занятиям. Нести слово Божие мы были не готовы, даже не осознавали, как это может быть.

Когда изменились административные правила посещения таких учреждений сторонними людьми, мы могли приезжать только на Пасху и Рождество — показывали театрализованную сказку, устраивали чаепития, дарили подарки. Именно тогда мы стали стараться в первую очередь рассказать детям о Господе. Ребята нас ждали, встречали, задавали вопросы о вере, иногда по воскресеньям мы привозили их в храм. Они причащались, кто-то принял Крещение.

Как-то раз мы привезли книги для библиотеки приюта, и отец Сергий, обращаясь к воспитанникам, сказал такие слова: «У каждого из вас здесь свои скорби, но важно не забывать просить помощи у Бога». Дети слушали не дыша — стояла такая тишина, что у кого-то из воспитателей даже слезы навернулись. В тот момент я поняла, что это и есть самое главное: не повеселить детей пару часов, а дать понять, где им искать помощи и защиты.

Служить, а не оказать милость

Примерно десять лет назад у нас появилось другое направление деятельности, которое стало основным,— дежурство с детьми-сиротами в больницах. Когда мне в первый раз предложили такое дежурство, я с радостью согласилась, но не знала, что значит послужить ребенку. Когда приходишь к обычным детям, твоя задача проста — покормить, поменять памперс, успокоить. Но когда приходишь и видишь ребенка с серьезным заболеванием, о котором ты даже не слышала… Я увидела в кроватке новорожденного с невероятно большой головкой и маленьким, относительно головки, почти невесомым тельцем. А когда приподняли пеленочку, оказалась еще и стома, куда был выведен кишечник, и которую нужно периодически обрабатывать. Я кровь вообще не переносила, и увидеть нечто подобное было для меня шоком. Но деваться некуда, нельзя же уйти или в обморок упасть. Я вспоминала наставления батюшки, сестер, обратилась к нашей покровительнице, преподобномученице Елизавете. Это были первые уроки молитвы.

У нас хорошая команда — в общем списке с начала организации сестричества более пятисот человек, в то или иное время принимавших участие в делах Общества. Сейчас в больницах с малышами в составлении графика участвуют примерно сто сестер. В последние два года запросов на дежурства настолько много, что практически нет свободных дней. Надо бы иногда отказываться, потому что у нас нет таких ресурсов, но в больницах просят, ждут, и наши сестры идут, порой жертвуя работой, учебой, собственной семьей.

Возраст у наших волонтеров разный — есть и студенты, и пенсионеры. Требований немного: наличие флюорографии и строгое соблюдение наших правил. Например, нельзя приносить малышу еду, игрушки без согласования с координатором. И еще: дети, которые живут в доме малютки, привыкают к тому, что к ним подходят только по необходимости. Если мы будем часто брать малыша на руки, тискать, баловать, то по возвращении из больницы он будет капризничать, плакать, не понимая, почему он опять один. Принять этот момент добровольцам-новичкам бывает сложно, но такой осознанный подход к дежурству очень важен. Отец Сергий доходчиво нам объясняет, что мы идем послужить этому ребенку, а не оказать милость: дескать, посмотрите, какой я добрый, время свое выделил.

Человеку в этом служении очень важно не впасть в тщеславие. Кто-то будет смотреть косо, кто-то, наоборот, благодарить, хвалить: мол, какое великое дело делаете. Ко всему этому нужно научиться относиться спокойно.

За все время на моей памяти только одна девушка сказала, что дежурить больше не будет, потому что для нее это слишком тяжело морально. Чтобы не надорваться, нужно помнить, что наше дело — не спасать мир, а в данный момент оказать ту помощь, которая нам посильна. Если мы впадаем в уныние, думая, что же будет с этим ребенком дальше,— значит, мы забыли, что больше всего об этом малыше заботится Господь. Это Он, переживая за него, нас сюда допустил — когда об этом вспоминаешь, все лишнее из головы уходит.

Молчаливая проповедь

Около двадцати сестер Общества милосердия посещают взрослых пациентов в паллиативных и неврологических отделениях городских больниц. Зачастую там находятся люди в предсмертном состоянии — одинокие, оставленные родственниками. К таким больным ходят только сестры, имеющие опыт церковной жизни, потому что человеку, который находится на пороге жизни и смерти, важнее всего примириться с Богом. Было уже немало случаев, когда у этой последней черты люди принимали Крещение, исповедовались, причащались. Даже если человек не настроен на разговор о вере, одно то, что к нему пришла православная сестра милосердия — уже молчаливая проповедь. Можно добавить, что и некоторых сестер, которые прежде не ходили в храм, но начали вместе с нами ухаживать за детьми, дела милосердия постепенно приводят к осознанной жизни в Церкви.

Самое сложное в нашей работе — не привыкнуть к человеческим просьбам, не стать формалистом в этом деле. Нужно всегда помнить, что каждый нуждающийся — это образ Божий; через него Сам Христос стучится в твою дверь.

Желающие принять участие в деятельности Общества милосердия могут позвонить по телефону 8-917-201-94-61.

Газета «Православная вера» № 20 (640)

Комментарии:

нет комментариев

ВЫ МОЖЕТЕ ОСТАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ:

Отправляя данную форму, я даю согласие на обработку моих персональных данных в соответствии с политикой обработки ПД.