+7 (8452) 23 04 38

+7 (8452) 23 77 23

info-sar@mail.ru

Информационно-аналитический портал Саратовской митрополии
Русская Православная Церковь Московского Патриархата
Найти
12+
Марина Назарова: «Чем больше помогаешь, тем больше хочется помогать»
Просмотров: 888     Комментариев: 1

«Нужна помощь!» — с такого сообщения в чате саратовского волонтерского движения «Душа» обычно начинается сбор вещей или денежных средств для тех, кто попал в беду. «Люди откликаются очень быстро,— говорит руководитель движения Марина Назарова.— Саратовцы вообще очень отзывчивы и готовы помогать другим кто чем может, поэтому мы практически всегда закрываем проблему». «Бог помогает руками людей»  — мы часто слышим эту фразу, и, наверное, нигде так ярко не проявляется эта истина, как в добровольчестве. Мы попросили Марину рассказать, как проходят будни волонтера и что ей дает эта деятельность.

Рождение «Души»

— Как возникло волонтерское движение «Душа»?

— Волонтерством я начала заниматься давно, толчком послужила беда в моей семье. Заболел раком двухлетний сын, спасти его не удалось. С болезнью мы боролись два года, и уже тогда я помогала другим семьям собирать деньги на лечение детей за рубежом. На этом этапе меня ждало испытание, в результате которого я чуть было совсем не разочаровалась в добровольчестве. Обычно в этой среде, где сражаются с тяжелыми болезнями, принято так: если ребенок умирает, то собранные для его лечения средства передаются другому малышу. А одна из мамочек, когда у нее погиб ребенок, не последовала этой традиции, а купила квартиру. Эта история выбила меня из колеи, и я на какое-то время совсем ушла из благотворительности. А потом была история Лизы Киселевой, всколыхнувшая весь Саратов. Ее мама создала чат «Лизонька», и я вместе с другими мамами включилась в обсуждение вопросов безопасности детей, в начинания, направленные на то, чтобы подобное никогда не повторилось. Вскоре Валера Баглай, председатель Совета отцов, с которым мы были знакомы по бизнесу, объявил сбор вещей для погорельцев. И я поняла, что тоже хочу этим людям помочь. Нужно было помещение для сортировки вещей, а мы с мужем как раз купили старый дом по соседству со своим, в нем мы и предложили устроить склад. Так он и по сей день у нас здесь: туда привозят вещи со всего города, и мы их сортируем, распределяем и развозим по нуждающимся. Как-то само получилось, что координацию я взяла на себя, да и Валера подбодрил: «Ну это прямо твое». В ноябре нашему волонтерскому движению «Душа» будет год. В нашем чате, который объединяет всех волонтеров и жертвователей, сейчас около четырехсот человек.

— Кому вы помогаете?

— Мы в основном занимаемся теми, кому тяжело в бытовом плане. Это пожилые люди, инвалиды, семьи с тяжелобольными детьми. Основной упор — на помощь детям. Я, правда, решила для себя, что пока не буду заниматься онкологическими больными,  просто чувствую, что психологически не справлюсь сейчас с этим. Часто приходится проводить сборы для пострадавших от пожаров. В этом году был случай с погорельцами из села Каменка, это Татищевский район. Там дом на четыре семьи сгорел, и люди остались вообще безо всего. Те из них, кому некуда было идти, жили просто под навесом, на улице. Что было необычно и здорово в этой ситуации, так это то, что объединились в помощи этим людям разные благотворительные организации: фонд Вячеслава Максюты, Ассоциация приемных семей, еще несколько объединений. Каменка нас, таких разных, сплотила. Мы создали общий чат и в нем сообщали, кто что для этих людей собрал и отвез. И так было радостно это видеть. Кто-то пишет: «Я привез три фуры кирпича», следом еще кто-то: «Я купил провода на проводку». Действует своего рода накопительный эффект: чем больше ты сам помогаешь, чем больше ты видишь, как помогают люди вокруг, тем больше хочется помогать. Дай Бог, чтобы этот чат оставался, он нужен, чтобы в каких-то экстренных ситуациях можно было прийти друг другу на выручку.

— А как вы находите людей, которым нужно помогать? Скажем, в церковной социальной работе мы сталкиваемся с тем, что нуждающиеся люди часто молчат о своей беде, и то, насколько они на самом нуждаются, порой выясняется только случайным образом.

— По-разному находим. Про некоторых нуждающихся сами участники чата говорят. К примеру: «Моя соседка очень бедствует». Про семьи с детьми сообщает опека. Инспекторы из органов опеки звонят и говорят: «Девочки, ситуация тяжелая. Можете помочь?». И мы набираем вещи, питание и отвозим. А потом уже этих людей стараемся не забывать: держим их на контроле, раз в месяц подвозим им продукты, вещи для детей.

Бывают обращения и случайных людей. Как-то раз к нам обратилась девушка, которая в сквере нашла бездомную женщину и хотела определить ее в больницу, но медучреждения отказывались брать. Мы попросили помочь регионального Уполномоченного по правам ребенка Татьяну Загороднюю, и она откликнулась. Эту женщину, Наталью, ей всего тридцать лет было, определили в больницу, там выяснили, что у нее цирроз печени. Врачи нам сразу сказали, что недолго она проживет, и мы решили, что пусть хоть и недолго, но по-человечески. Наши добровольцы часто к ней ездили, привозили одежду, еду, памперсы. Оказалось, что она из детдома, и, когда стали делать документы, выяснилось, что ей положена квартира. Потом Наталье сделали операцию, и она прямо расцвела у нас на глазах. Такая красивая стала! Планы строила: «Выйду из больницы, буду работать, никакой пьянки!». Но, к сожалению, болезнь взяла свое — она умерла. Хоронить было некому. Вернее, государство похоронило бы, конечно, в общей могиле в мешке, но хотелось проводить ее в последний путь по-христиански. Даже на относительно скромный вариант похорон нужны были большие по меркам нашего движения деньги. Честно говоря, я не верила, что соберем, но всего за полутора суток мы набрали, представляете? Я прямо плакала: это же надо, так люди откликнулись! И мы Наташу похоронили достойно. Когда все закончилось, было ощущение, что гора с плеч. Мы правильно сделали, что не отступили тогда, не опустили рук.

Мир не без добрых людей

— Вы вкладываете в эту работу столько души, времени, сил, средств. А что Вам самой дает эта деятельность?

— Меня часто об этом спрашивают. Только немного в другой формулировке: «Зачем тебе это надо? Тебе что, заняться больше нечем, как разгребать на складе эти вещи?». Ведь порой навезут много, а помощников нет, — вот и подкидываю дочку маме, а сама начинаю сортировать по размерам, отбираю по запросам, кому что нужно. Но когда потом слышишь от людей искреннее «спасибо», больше ничего и не надо. Это высшая награда. Я каждый день благодарю Бога, что не нуждаюсь и имею возможность помогать людям.

— Чему Вас научила эта работа?

— Первое — тому, что хороших людей много! Очень много — больше, чем равнодушных и недоброжелательных. Это самое главное открытие. Второе — тому, что, отдавая, ты не оскудеваешь, а наполняешься еще больше. И третье — тому, что, помогая, нельзя осуждать и обсуждать. В чате много людей, и сообщения пишут разные. Некоторые пытаются как-то копаться в жизни семьи, которой нужна помощь: «А куда они дели путинские пособия?» и тому подобное. Я считаю, что, если видишь беду и взялся помогать, не спрашивай ни о чем, просто помоги. Естественно, алкоголику на бутылку я не дам. Но если мы имеем дело с семьей, в которой есть дети, а тем более когда ребенок-инвалид, тут не надо докапываться, надо просто поддержать и детей, и родителей.

Новая жизнь

— Вы сказали, что у Вас есть дочка…

— Да, Вероника появилась спустя несколько лет после смерти сына. Моя семья не пережила горя, которое на нас обрушилось,  мы с первым мужем расстались. И я думала, что уже никогда больше не стану мамой и семейного счастья не будет… Но встретила Сергея. И это настоящий подарок Божий. Сережа привел меня в чувство, дал мне глоток свежего воздуха, он подарил мне такую замечательную доченьку, и он мой первый помощник во всех начинаниях. Знаю по опыту, что многие девчата хотят заниматься благотворительностью, например, поехать со мной в приют, отвезти вещи детям, а мужья запрещают. Одна женщина мне рассказывает: «У меня муж сказал: "Чтобы заниматься благотворительностью, ты должна быть богатой"». А я говорю: «Ты ему скажи: "Нет, для этого достаточно быть доброй"». У нас в чате есть люди, которые сами еле-еле концы с концами сводят, но хоть 20–30 рублей присылают, потому что не могут иначе. И из этих копеечек складываются сборы, спасающие жизни, облегчающие боль, отводящие беду.

Мой муж разделяет полностью со мной и мировоззрение, и все хлопоты, связанные с благотворительностью. Все, что нужно по мужской части, будь то загрузить в машину тяжелые мешки или починить у какой-то одинокой бабулечки розетки, он делает. И я ему очень благодарна за то, что он не обрубает у меня крылья, а наоборот, вдохновляет. Это дорогого стоит. Без него мне было бы очень тяжело. А еще хочу поблагодарить всю нашу волонтерскую команду, особенно Татьяну Селиверстову и Людмилу Ларину, я у них многому научилась.

— Не могу не спросить об этом: возможно, Ваш ответ поможет тем, кто проходит через подобное испытание сейчас. Как Вы справились с потерей ребенка?

— Честно, я не знаю. У меня такие страшные душевные метания были в то время, пока Владик болел. С одной стороны, в течение этих двух лет было много возможностей переосмыслить свою жизнь, а с другой — была, скажем так, обида на Бога. Но потом пришло принятие этой ситуации. И тогда открылась новая дверь.

Газета «Православная вера» № 15 (659), август 2020 г.

Комментарии:

05.10.2020 5:58:45  Ольга

Мариночка ты молодец! Мы рядом!

ВЫ МОЖЕТЕ ОСТАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ:

Отправляя данную форму, я даю согласие на обработку моих персональных данных в соответствии с политикой обработки ПД.