Православие и современность. Информационно-аналитический портал Саратовской и Вольской Епархии

ПРАВОСЛАВИЕ И СОВРЕМЕННОСТЬ

Информационно-аналитический портал Саратовской и Вольской Епархии

По благословению Митрополита Саратовского и Вольского Лонгина.
Русская Православная Церковь Московского Патриархата
Подписаться на RSS Карта сайта Отправить сообщение Перейти на главную

+7 (8452) 28 30 32

+7 (8452) 23 04 38

+7 (8452) 23 77 23

info-sar@mail.ru

12+
Когда послушание — пункт должностной инструкции, или Конечная цель любого дела — люди
Просмотров: 927     Комментариев: 0

Завершая тему о послушании, предлагаем читателям размышления игумена Нектария (Морозова) об отношении начальника и подчиненного.

Терпеть, любить, молиться

 

Приступая к этой теме, необходимо сначала ответить на вопрос: каково должно быть в принципе отношение христианина к своему начальнику?

Если говорить в общем и целом, то, безусловно, верующему человеку естественно воспринимать руководителя как того, кому он Промыслом Божиим подчинен, к кому он должен относиться с уважением и стараться, насколько это возможно, слушаться. А в идеале — любить его и за него молиться. При этом взаимоотношения с руководителем могут строиться по-разному, потому что начальники бывают всякие. Иногда это — человек, преисполненный чувства ответственности, понимающий, что люди, которые ему подчиняются, так или иначе находятся на его попечении. А иногда начальник может оказаться человеком случайным, безответственным, более того, постоянно наносящим вред той работе, которую подначальная ему структура выполняет. И в этом случае хрис­тианину потребуется еще и терпение начальника, и несение его как некоего креста.

Одно дело, когда требования руководителя обусловлены здравым смыслом, другое дело, когда ты видишь, что его задание — профессиональная ошибка, и выполнение его приведет к плохим последствиям. Еще хуже, если ты понимаешь, что, когда ты точно и добросовестно выполнишь задание, которое тебе дается, и последствия будут плохие, в этом будешь обвинен ты, а он даже не заступится перед работодателем.

Разум и совесть

 

Правильно ли будет для христианина в случае каких-то грубых ошибок, наносящих урон и общему делу, и сотрудникам, или злонамеренных действий сообщить о них вышестоящему начальству? Как ни странно — опять-таки в зависимости от ситуации. Если мы понимаем, что действия нашего начальника причиняют вред конкретно нам, и вред этот, скажем так, умеренный, то есть не сопряженный с опасностью для жизни, здоровья и целостности личности, то лучше потерпеть и уступить. Если же мы понимаем, что недочеты и недостатки в работе нашего руководителя могут представлять угрозу для нас и других людей, вообще носят характер преступный, то, безусловно, здесь, скорее всего, нам придется об этом извещать вышестоящее начальство. Но опять же, только в том случае, если это, по здравому нашему рассуждению, даст результат, ведь руководитель может оказаться только лишь частью единой системы, против которой бороться или бессмысленно, или даже опасно. Хотя, конечно, бывают ситуации, когда наша христианская совесть требует тех или иных поступков вне зависимости от того, каковы будут их последствия.

При этом всегда нужно отдавать себе отчет, чего же ты на самом деле хочешь добиться, рассказывая кому-то об ошибках или неверных действиях своего начальника: ты действительно желаешь улучшения работы твоего коллектива или просто стараешься подсидеть начальника и занять его место? Кроме того, если руководитель совершает какие-то промахи, но он хороший человек и хорошо относится к своим подначальным, заботится о них — тогда заявлять кому-то о том, что он не соответствует занимаемой должности, скорее всего, будет тоже непорядочно. Тут на все случаи один ответ не дашь.

«Я несчастный человек, мне никто не говорит о моих ошибках»

 

Более, наверное, распространенная ситуация, когда мнения подчиненного и руководителя о том, каким образом нужно реализовывать ту или иную работу, не совпадают. Может быть так, что подчиненный, как человек, практически реализующий конкретное задание, проект, будет обладать бОльшими знаниями, и у них с начальником возникнет по этому поводу какая-то полемика. Вот тут христианин может задаться вопросом: а не должен ли я просто сделать, как мне сказал начальник, ни о чем не полемизируя, даже не заявляя о том, что у меня другая точка зрения, ничего не доказывая и ничего не отстаивая? На мой взгляд, это совершенно неправильно. Почему?

Я помню, мне когда-то давным-давно попалась книга одного известнейшего японского бизнесмена. Это был создатель огромной корпорации, которая занималась производством всевозможной электротехники. Он, будучи уже в преклонных летах, как-то раз собрал совет директоров, каких-то старших сотрудников корпорации и сказал: «Вы знаете, я несчастный человек, потому что, когда я в чем-то ошибаюсь и делаю что-то не так, никто не поправляет меня, и мои ошибки совершаются беспрепятственно. Это очень тяжело и страшно, я нуждаюсь в том, чтобы мне о моих ошибках и глупостях говорили».

Я тоже считаю, что хорошо, когда подчиненный уведомляет  своего руководителя о том, к чему те или иные действия могут привести, говорит о своем несогласии. Просто это не должно превращаться в ожесточенную борьбу, в спор, переходить в плоскость личных отношений.

Но при этом еще нужно понимать, что порой может страдать одно конкретное дело, однако весь процесс в целом будет от этого выигрывать. Руководитель — это человек, который должен заботиться не об одном, а обо всех направлениях деятельности подначальной ему структуры. А каждый из исполнителей чаще всего думает непосредственно о том участке работы, который поручен ему, и не видит всей совокупности задач. Но, безусловно, очень разумно поступает руководитель, который это объясняет своему подчиненному, избавляя его, таким образом, от мучений по поводу мнимой неразумности решений.

Конечно, бывают такие начальники, которые совершенно не хотят слушать никакой критики. В этом случае очень много значит опыт. Если человек знает, что, раз за разом говоря о должном и о том, как избегнуть недолжного, он натыкается только лишь на обиду и гнев, и никакого положительного результата такие разговоры не приносят, тогда смысла в них, конечно, нет. И это тоже надо вовремя понять и принять или менять работу — иногда это будет единственным выходом.

Обозначить границы

 

Отношения между подчиненным и его начальником, в общем-то, четко регламентированы, но зачастую эта модель отношений выходит за рамки только лишь рабочих, когда начальник требует послушания уже там, где не имеет права. Если мы видим, что руководитель покушается на наше личное время, силы, которые должны отдаваться семье, на здоровье, еще на что-то, наверное, нужно все-таки определенную границу устанавливать, потому что иначе наступит такой момент, когда человек надорвется и не сможет дальше даже обычную свою работу выполнять. Здесь необходимо бывает проявить и твердость, и в то же время деликатность, опять же, неконфликтность. А руководитель, безусловно, должен понимать, что его сотрудники — это живые люди, со своими обстоятельствами, жизненными интересами, проблемами, и он не имеет права отнимать  у них то время и те силы, которые предназначены для их личной, семейной или общественной жизни, для отдыха или хобби.

Бывают ситуации, когда начальник призывает принять участие в каком-то хищении или покрыть его или пойти на какие-то иные действия явно криминального характера. Идти на это ни в коем случае не нужно, причем не только с христианской точки зрения, но и с точки зрения здравого смысла: слишком велика вероятность, что ты окажешься тем единственным человеком, который будет за всё это отвечать. Если же речь идет о каких-то небольших, скажем так, частных нарушениях, на которые руководитель идет для того, чтобы сохранить коллектив или возглавляемое предприятие, то тут мне трудно какой-то один рецепт предложить, потому что очень разные бывают рабочие ситуации, и, сказав нечто общее, я окажусь в чем-то и не прав, и неискренен.

Порой начальники морально подавляют своих подчиненных, при этом любая попытка отстоять свое достоинство обращается в угрозу увольнения с испорченной репутацией. Как вести себя, чтобы не противоречить Евангелию?

Если для начальника хамство, крик, ругань, нецензурная брань — норма общения с подчиненными, то, естественно, лучше от него уходить. Если нет возможности найти другую работу или эта работа важна и дорога для тебя, то здесь, наверное, нужно понять, что достоинство в принципе нельзя утратить — оно у тебя либо есть, либо нет. И когда тебя оскорбляют, то это не значит, что ты сам по себе как-то от этого становишься хуже, слабее. И тогда эту ругань вполне можно потерпеть без урона для своего собственного достоинства, но в то же время с большим уроном для своего самолюбия, с которым нам, христианам, очень важно бороться. То есть всю эту неприятную ситуацию можно обратить себе на пользу. И морально подавляться совершенно не обязательно. Вот это — немощь конкретного человека, его слабость, и всё.

Но если мы видим, как на наших глазах унижают другого человека, и он близок к тому, чтобы сломаться, или кого-то несправедливо в чем-либо обвиняют, гонят, притесняют, может быть, даже преследуют в юридическом отношении, то, конечно, наш христианский долг — вступиться за него. Но опять же успешность тех или иных поступков зависит от того, насколько они обдуманны. Поэтому нужно не очертя голову бросаться на борьбу со всем дурным во имя всего доброго, а думать, что конкретно в этой ситуации мы можем сделать.

Иногда, правда, бывает, что реально ничего нельзя сделать, но важно просто возвысить свой голос для того, чтобы человек, с которым происходит какая-то беда, понимал, что он не одинок и что есть люди, которые внимательны по отношению к своей совести. Это важно еще и потому, что тебе самому необходимо знать, что ты — не бесчестный человек и что если бы при тебе происходило предание на суд Христа и Его распятие, то ты бы не кричал: «Распни, распни Его»… Или, по крайней мере, не находился бы в этой толпе с полным одобрением всего происходящего.

Авторитет и абсолютное подчинение

 

Я убежден, что еще сложнее поступать по-христиански тем, кто начальствует. Когда нужно настаивать, а когда — проявить послушание по отношению… к подчиненным? Как строить отношения, чтобы, с одной стороны, сохранить авторитет и все-таки управлять, а с другой стороны — не превышать своих полномочий?

Если речь идет о человеке верующем и христианине, то, безусловно, ему должно быть свойственно чувство ответственности за тех людей и за то дело, которые ему Господь доверил. За что в большей степени? На мой взгляд, все-таки за людей, потому что люди — это и есть конечная цель любого дела, которое мы делаем здесь, на земле. Ведь если даже мы стремимся к хорошему результату, то он все равно для людей, а не абстрактно для чего-то.

При этом, безусловно, начальник должен заботиться о том, чтобы были определенная трудовая дисциплина и правила, регламентирующие работу сотрудников; чтобы выполнялись поручения и задания, но требовать хорошего отношения к себе он не имеет права. Неправомерно также требовать, чтобы наши сотрудники слушались нас во всем, чего бы мы ни попросили, потому что есть работа и есть их личная жизнь, и считать, что люди обязаны делать что-то по нашему указанию за рамками рабочего процесса, ни в коем случае нельзя.

Кроме того, руководителю очень важно понимать, что каким бы умным, способным и опытным он ни был, он не может в своей голове удержать всё то, что рассеяно по головам подчиненных. И в каком-то конкретном направлении совместной деятельности вот этот человек лучше, а в другом — вот этот, а в третьем случае вообще необходимо присутствие двух-трех-четырех человек, которые смогут тебе, начальнику, рассказать о том деле, которое вы делаете, гораздо больше, чем ты знаешь и узнаешь когда бы то ни было без них. И если ты в процессе этого рабочего общения понимаешь, что твои представления были ложными или что тот вариант действий, который тебе предлагают твои сотрудники, лучше, чем твой собственный, то не нужно бояться за свой авторитет и стараться во что бы то ни стало настоять на своем — а избрать лучший вариант. На самом деле, для сотрудников это является самым замечательным педагогическим моментом — они будут четко разделять, когда ты требуешь послушания ради дела и когда ты требуешь послушания себе лично.

Да, иные подчиненные сделают всё, что ты скажешь, и ты постоянно будешь попадать впросак. Но если ты окружен людьми, которые не боятся высказывать свое профессиональное мнение, в том числе и о вероятных негативных последствиях твоих решений, которые готовы с тобой и поспорить, но при этом тебя уважают и любят, потому что и ты их уважаешь и любишь, — то, конечно, результат работы будет совершенно другой.

Там, где хорошо

 

Поскольку на работе проходит значительная часть жизни человека, то, безусловно, для руководителя очень важно, чтобы его работа была своего рода домом. Домом, в котором людям живется хорошо. Да, будут и те, кто в этот дом приходит по ошибке, не хочет делать того, что должно, а хочет жить за счет других, — с такими людьми придется расставаться, если меры воспитательного характера не помогают. Причем на самом деле очень хорошо, когда это будет не только твое решение, но и решение коллектива.

Разрешение каких-то споров и конфликтов в трудовом коллективе — отдельная область внимания руководителя. Я знаю одного достаточно крупного управленца, который поступает так: он вызывает к себе участников конфликта и говорит, что если конфликт не прекратится, то будут уволены оба. Как вы его остановите — ваше личное дело. Надо сказать, эта система работает — конфликтов фактически нет. Почему? Потому что большая их часть рождается между коллегами не из-за того, что для них действительно есть какая-то реальная почва, а просто потому, что они себе это позволяют. У Патриарха Грузинского Ефрема была такая замечательная пословица: «Если из двух людей хотя бы один умный, то ссоры не будет». Любой конфликт разрешить достаточно легко: с этой стороны — уступка, с другой стороны — уступка, и всё — конфликта нет. А если люди хотят конфликтовать просто потому, что это — их личная потребность, то тогда пусть увольняются и конфликтуют уже вне рамок этого предприятия. Очень мудро, по-моему…

Твоя работа — тоже христианство

 

Очень важно, чтобы руководитель в первую очередь, как я сказал, видел в своих сотрудниках живых людей — с обстоятельствами, с какими-то личными качествами, а не функции или какие-то кнопки, на которые нужно нажимать для получения результата. Люди должны быть важны и ценны сами по себе. И опять-таки, если руководитель — верующий человек, то, безусловно, он должен молиться за своих сотрудников. И, кстати, опыт свидетельствует, что в таком случае они гораздо лучше работают.

Более того, поскольку начальник за подчиненных отвечает перед Богом, то для него естественно помогать им на пути хрис­тианской жизни. Не в храм их строем загонять, не поститься их заставлять, не еще чего-то от них подобного требовать — речь вовсе не об этом. Руководитель может очень многое в жизни предприятия, фирмы, компании выстроить таким образом, что это будет способствовать христианскому становлению людей, даже если они от веры и от Церкви далеки. Масса примеров, когда такой верующий начальник показывает своим сотрудникам некий образ действий, а они уже могут этому или следовать, или не следовать. И в отдельно взятой стране, и в отдельно взятом городе, и в отдельно взятой организации могут быть какие-то свои правила жизни, свои традиции. Они складываются в течение определенного времени, а потом для людей начинают иметь характер если не общеобязательный, то общепринятый. И это очень хорошо, когда руководитель способствует установлению здоровой в христианском смысле атмосферы в подначальной ему рабочей структуре.

Ни в коем случае, мне кажется, не приемлема такая позиция, когда человек говорит: вот есть моя хрис­тианская жизнь, а вот — моя профессиональная деятельность, и эти вещи между собой не пересекаются. На самом деле, христианство всегда либо есть, либо его вовсе нет — не может быть такого: здесь я — христианин, а здесь я — руководитель. Это всё теснейшим образом соединяется. Да, бывают ситуации, когда руководителю приходится принимать достаточно жесткие волевые решения, когда ему следует кого-то отсечь от общего организма, потому что начинается процесс разложения, требующий ампутации. Порой приходится применять и штрафные санкции в тех случаях, когда сотрудник ведет себя, как плохо воспитанный ребенок. И, безусловно, кто-то это поймет, а кто-то будет обижаться, и это тоже нужно понести. Ведь, как я уже сказал, из-за того, что ты руководитель, никто не обязан тебя любить. Любят — слава Богу, терпят — хорошо, не терпят — надо и это тоже терпеть и что-то пытаться изменить.

Спасать страхом и любовью

 

Бывают такие ситуации, когда верующий человек, будучи на начальственной должности и видя в отношении себя какую-то неправду, не пытается противостоять этому или просто не знает, как верно поступить.

У преподобного старца Силуана Афонского был случай, когда рабочий строительной бригады, трудившейся в монастыре, из-за незначительного пустяка раздражился, начал кричать, обозвал старца, исполнявшего послушание эконома, собакой, а преподобный Силуан ему ответил: «Ты всегда меня так называй и не смущайся этим», потом привел к себе, покормил, и тот расплакался: оказалось, что у него были какие-то неприятности дома. Отношение старца настолько его внутренне изменило, что больше у них подобного рода ситуаций не возникало. Такой образ действий в одном случае даже на вполне светской работе может оказать на человека самое, скажем так, благоприятное влияние. А в другом случае необходимо стукнуть кулаком по столу и спасать человека, как говорит апостол, страхом, потому что ничего другого он не поймет, и ты его просто потеряешь, и он самого себя потеряет. Тут уже, как правило, действует талант руководителя. Если человек законным образом доходит до руководящей должности, то он проходит какую-то определенную школу — успевает узнать и самого себя, и других людей, и механизмы взаимоотношений в коллективе, и становится способен во всем этом ориентироваться и понимать, с кем он конкретно имеет дело. Это — человек ни к чему не способный, а этот — лишь притворяется, что таков; у этого случилась какая-то большая беда, поэтому к нему нужно проявить снисхождение; а вот тот, кто всегда на что-то жалуется, а на самом деле все в порядке.

Учитель — ученик

 

Процесс узнавания людей, руководства людьми и созидания из них чего-то большего, нежели то, что они из себя представляли первоначально, — процесс крайне интересный. Самое лучшее и самое главное, что может сделать руководитель, — это создать условия, в которых люди развиваются. А если ты ставишь над головой своих сотрудников потолок, чтобы они всегда какими-то карликами при тебе были, то это очень плохо, и особенно тогда, когда причина тому — страх, что они тебя перерастут. Ты вырастил людей, которые переросли тебя, — слава Богу, значит, ты не напрасно жил на земле и оставил целый ряд людей, которые не только могут тебя заменить, но и могут делать что-то гораздо лучше, чем ты. Ну, а если кто-то из них когда-то займет твое место — значит, Господь так судил, и если ты этого боишься, значит, не доверяешь Богу, и значит, для тебя твое место важнее, чем христианская совесть и воля Божия. Мне кажется, очень важно, чтобы начальник именно так на это смотрел.

Вообще, лучшая модель взаимоотношений начальника и подчиненного, когда руководитель становится своего рода учителем, а подчиненный — учеником. И тогда все, о чем я только что сказал, оказывается реализованным в значительной степени.

ВИДЕО

Комментарии:

нет комментариев

ВЫ МОЖЕТЕ ОСТАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ: