Православие и современность. Информационно-аналитический портал Саратовской и Вольской Епархии

ПРАВОСЛАВИЕ И СОВРЕМЕННОСТЬ

Информационно-аналитический портал Саратовской и Вольской Епархии

По благословению Митрополита Саратовского и Вольского Лонгина.
Русская Православная Церковь Московского Патриархата
Подписаться на RSS Карта сайта Отправить сообщение Перейти на главную

+7 (8452) 28 30 32

+7 (8452) 23 04 38

+7 (8452) 23 77 23

info-sar@mail.ru

12+
Камень на распутье
Просмотров: 452     Комментариев: 1

Да, странное название у этой книги греческого профессора Иоанниса Корнаракиса, психолога и богослова, создателя и многолетнего руководителя кафедры пастырской психологии на богословском факультете Афинского университета, мирянина, но при этом учителя афонских монахов. «Фантастический христианин» — что это значит? Можно было бы, пожалуй, перевести с греческого и так: воображаемый. Человек, который лишь воображает себя христианином, не будучи таковым на самом деле. Как пишет в предисловии к этому изданию книги ее переводчик, архимандрит Симеон (Гагатик), книга посвящена познанию человеком самого себя; «это краткое руководство для исполнения заповеди самопознания. Кто я на самом деле? Подлинный ли я христианин? Или, может быть, я только думаю о себе, что я христианин? (…) эта книга показывает, как и почему человек впадает в самообман фантастического христианства. Но одновременно она указывает и на главный ориентир на пути к подлинному христианству».

Книга греческого профессора — чтение совсем, совсем не комфортное. Напоминая о словах Нагорной проповеди если соль потеряет силу, то чем сделаешь ее соленою? (Мф. 5, 13), автор книги пишет: «Кризис, время от времени терзающий мир, показывает, что соль в значительной степени потеряла свою силу уже давно. Мы, большинство христиан, уже долгое время являемся христианами лишь в своем собственном представлении». Конечно, этот процесс начался не вчера. Об опасности фантастического христианства (более того, о неизбежности его как массового явления) неоднократно предупреждал Сам Спаситель: Не всякий говорящий Мне «Господи! Господи!» войдет в Царство Небесное, но исполняющий волю Отца Моего Небесного (Мф. 7, 21). Святой апостол Иаков, к Посланию которого также обращается профессор Корнаракис, писал: Будьте же исполнители слова Божия, а не слушатели только, обманывающие самих себя. Ибо кто слушает и не исполняет, тот подобен человеку, рассматривающему природные черты лица своего в зеркале: он посмотрел на себя, отошел и тотчас забыл, каков он (Иак. 1, 22–24). Как поясняет автор книги, зеркало в данном случае — это слово Божие, заповедь Христова: она показывает человеку, каков он на самом деле. Человек, однако, не в силах принять правду о себе и не хочет трудиться, изменяя себя: он предпочитает «отойти и забыть». Но так как совсем забыть у него не получается, то он предпочитает самопознанию хрис­тианскую (по содержанию действительно христианскую!) риторику или даже бурную и агрессивную деятельность со Христовым именем на устах. Такой человек действительно обманывает себя: он несчастен, он рискует услышать в последний день из уст Судии: Я никогда не знал вас; отойдите от меня, делающие беззаконие (Мф. 7, 23).

Обращаясь к опыту святых отцов, подвижников, профессор Корнаракис показывает, что, поднимая огромный многолетний труд, они подвергались постоянной опасности — возгордиться обретенными таким образом добродетелями. И тем самым обессмыслить свои усилия. Потому что цель их состояла вовсе не в достижении личного совершенства, а в приближении к Тому, Кого они любили. Совершенство было лишь средством! А гордость собой означала подмену цели, раздвоение личности, самообман. Но если святые находились в зоне этого риска, то что же тогда говорить о нас, ничего еще не достигших, но уже гордящихся своей «христианской жизнью»? Человек рисует идеализированный автопортрет, который «восполняет всю недостаточность практической жизни верующего»; он пребывает в состоянии иллюзии.

И далее профессор всматривается в своего, можно сказать, пациента — того самого фантастического христианина. Он показывает характерные черты его психологии: непоследовательность, неустойчивость поведения, нецельность, экстравертность (т. е. зависимость не от внутренних духовных процессов, а от внешних событий, от условий, которые создает эпоха). В церковной жизни — утилитарность (причащается, потому что считает это полезным), поверхностное обрядоверие, постоянный дефицит (хотя и не отсутствие, заметим) положительного, то есть радостного, духовного опыта, тех благодатных переживаний, которые, оставаясь в памяти человека, могут поддержать его во время кризиса. И главное — фантастический христианин считает, что духовная жизнь должна быть беспечальной. Он не согласен жертвовать ложным внутренним комфортом. И тем самым он сам ставит себе предел, потолок духовного роста.

Так кто же они конкретно, где они в нашей жизни — эти самые фантастические христиане? Когда я начала читать книгу, у меня возникла, конечно, мысль: вот чем объясняются многие ранящие нас явления в церковной жизни, многие случаи, когда человек, принадлежащий к Церкви, весьма в ней активный, и даже носитель священного сана — ну, так скажем,— не проявляет любви к ближнему. Вот он, диагноз: этот человек — фантастический христианин! Но вслед за этой мыслью неизбежно пришла другая: ну а я-то что за христианка?.. Может быть, я тоже только мню себя таковою? В том-то и дело: книгу свою профессор Корнаракис писал — не для того, чтобы мы обличали других (это мы и без книги сумеем!), а для того, чтоб каждый читатель задумался о себе самом.

«Фантастическому христианину» в книге противопоставлен святоотеческий человек. Собственно, полное название этого труда так и звучит: «Фантастический христианин в сравнении со святоотеческим человеком». Откуда этот последний взялся? Автор отвечает: сошел со страниц Евангелия. Самосознание святоотеческого человека вдохновлено Священным Писанием и Святым Духом; его внимание обращено не к миру, а к собственному внутреннему человеку — для того, чтобы очистить его от греха, умертвить в себе собственное духовное произволение. Святоотеческий человек стремится к тому, чтобы его человеческая воля ни в чем не противоречила воле Божией. Он готов к скорбям и испытаниям, потому что в Царство Небесное входят многими скорбями; у этого человека нет причины воевать с ближним, зато есть причина учиться любви. В отличие от «фантастического христианина» святоотеческий человек не боится земного конца: «Память смертная — это его ежедневный хлеб, который укрепляет его в трудном шествии по узкому и скорбному пути сквозь тленную повседневность».

«Святые отцы не вверяли свое спасение своей фантазии, — пишет греческий ученый, — напротив, они воевали со своей фантазией и извергли ее из своего освященного ума. Они не были фантастическими хрис­тианами. Они были — всегда и везде — богоносными мужами, таинниками Святого Духа, земными ангелами и достойными свидетелями славы Святой Троицы».

Еще раз повторю, что читать Корнаракиса — дело дискомфортное; перелистывая, понимаешь, что находишься на распутье, на развилке между святоотеческим человеком и фантастическим христианином, и каждый день, час, каждую минуту должен делать сознательный выбор: куда я сейчас шагну…

Иоаннис Корнаракис прожил долгую жизнь — 1926–2013. Труды его были велики, книг и статей он написал очень много. С большинством из них русскому читателю только предстоит познакомиться: но в Интернете уже и сейчас легко найти такие статьи ученого, как «Аскетическое уединение и любовь к ближнему», «Непрестанная Литургия человеческого разума», «Как мы можем бороться со стрессом» и другие. Доступны также и твердые, четкие выступления профессора Корнаракиса в защиту догматических основ Православия, против «постпатристического (т.е. отвергающего опыт святых отцов) богословия» и иных форм религиозного модернизма.

В книге «Фантастический христианин в сравнении со святоотеческим человеком», изданной Ахтырским Свято-Троицким монастырем, размещена статья иеромонаха-афонита Азарии, считающего Иоанниса Корнаракиса своим учителем. Из нее мы можем узнать кое­что о личности и судьбе профессора, о его духовном облике. «Его духовный путь постоянно шел вверх, — пишет отец Азария, — он был всегда погружен в размышления. Пища его была умеренной, милостыня — обильной и тайной, богословская мысль — высокой, исповеднической, славословящей и благодарящей Бога». Иоаннис Корнаракис был счастливым отцом и дедом: один его сын стал священником, другой продолжил дело отца в Афинском университете, одна дочь избрала монашеский путь, другая стала учительницей Закона Божия. Но он стал и своего рода духовным отцом (не будучи священником!) для многих молодых людей: «Каждая его лекция затрагивала самую глубину души. Открывала нам нашу душевную бездну. Мы забывали, что слушаем лекцию для того, чтобы что-то "выучить", приобрести какие-то "научные знания". Хотя наш учитель и был мирянином, мы слушали его как древнего авву, живущего в наше время».

Мне хочется завершить еще одной цитатой — уже не Корнаракиса, а преподобного Симеона Нового Богослова, она помещена в конце книги вместо после­словия: «Итак, вы, делами показавшие свою твердую и непоколебимую веру во Христа, тщательно обдумайте то, что я сказал вам, со всем вниманием рассмотрите, не обманываетесь ли вы, думая, что имеете в себе Христа, тогда как ничего не имеете и находитесь в опасности перейти из сей жизни с пустыми руками, из-за чего услышите страшный глас, говорящий: Сей лукавый раб думает, что у него нечто есть, но заберите у него это и отдайте тому, кто имеет большее (ср.: Мф. 25, 28)».

Газета «Православная вера» № 02 (574)

Комментарии:

09.02.2017 13:17:12  Aida

Нелюбовь-вот главная беда человечества.Из-за нее все войны ,все конфликты. Да, для дорогих, для любимых  людей я с радостью пойду на любые жертвы,всю кровь свою,до последней капельки отдам,лишь бы они были здоровы и счастливы. Но смогу ли я пожертвовать своею жизнью за врагов-это  вопрос!? А ведь каждый человек-икона Божия!И вот какая же я христианинка после этого.Есть над чем задуматься.Спасибо за такую острую статью,за ориентиры в христианской жизни.

ВЫ МОЖЕТЕ ОСТАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ: