+7 (8452) 23 04 38

+7 (8452) 23 77 23

+7 960 346 31 04

info-sar@mail.ru

Информационно-аналитический портал Саратовской митрополии
Русская Православная Церковь Московского Патриархата
Найти
12+
История без компромиссов и карикатур
Просмотров: 837     Комментариев: 0

Сегодня на нашей книжной полке — роман саратовской писательницы и литературного критика, сотрудника информационно-издательского отдела Саратовской епархии Екатерины Ивановой (Федорчук) «Трибунал» об открытом процессе над саратовским духовенством, который состоялся в 1918-­1919 годах. Роман стал первым победителем конкурса на лучшее не публиковавшееся ранее художе­ственное произведение по теме «Новомученики и исповедники Церкви Русской», учрежденного Издательским советом Русской Православной Церкви по благословению Святейшего Патриарха Кирилла в 2018 году.

Расправе над священномучениками предшествовали следующие события. В начале 1918 года при саратовском исполкоме была организована следственная комиссия. Подобные комиссии должны были стать основой для организации революционных трибуналов в каждой подвластной большевикам губернии. И уже в марте 1918 года Саратовский революционный трибунал провел свои первые заседания. Учитывая, что советская власть с самого начала относилась к Церкви резко враждебно, рано или поздно должно было произойти то, что произошло. А отыскать повод для процесса над духовенством особого труда не составило.

10 февраля 1918 года в Саратове прошел массовый крестный ход, который возглавили епископ Саратовский Досифей (Протопопов) и викарный епископ Петровский Дамиан (Говоров). По словам очевидца, «настроение среди участников крестного хода было резко оппозиционное большевизму, и это настроение все росло по мере увеличения числа участников крестного хода».

Спустя пять дней в здании духовной семинарии прошло собрание духовенства, посвященное обсуждению большевистского декрета «Об отделении церкви от государства и школы от церкви», изданного 23 января (5 февраля). Напомним, что этим декретом Церковь была фактически ограблена до нитки и лишена всяких прав. На собрание явились вооруженные красноармейцы для задержания участников, а в это время на квартирах священников, находившихся в семинарии, шли обыски. У одного из них, настоятеля храма во имя преподобного Серафима Саровского иерея Михаила Платонова, обнаружили и изъяли изданные им в 1917 году брошюры «За веру и порядок». В них содержалась критика происходящего в стране, главным образом с позиций нравственности.

Итак, власти искали повод для расправы над духовенством, но на первых порах дело шло как-то вяло. Подходящий повод нашелся в августе. Стало известно о расстреле в Екатеринбурге последнего русского императора Николая II (о том, что вместе с государем были убиты царица, 13‑летний царевич Алексей и четыре юные царевны, большевики стыдливо умолчали — даже четыре года спустя на Генуэзской конференции нарком иностранных дел Г. Чичерин лгал журналистам, что был убит только царь, а царица и дети якобы вывезены в безопасное место).

Узнав об убийстве государя, отец Михаил Платонов совершил молитвенное поминовение невинно убиенного и произнес проповедь. В «Известиях Саратовского Совета» появилась статья «Проповедь святого отца». Фактически это означало, что находящемуся в вялотекущем состоянии «делу саратовского духовенства» был придан новый импульс. Следственная комиссия трибунала начала действовать.

Судебный процесс над Саратовским духовенством 1918-1919 гг. 24 августа отец Михаил Платонов был арестован. Поскольку епископ Досифей находился в Москве на заседаниях Поместного Собора, все дела находились в ведении епископа Вольского Германа (Косолапова). Узнав об аресте отца Михаила, владыка Герман распорядился не совершать в Серафимовском храме никаких богослужений, кроме треб. В ответ на просьбу прихожан прислать в храм священника, епископ ответил: «Приходу Серафимовской церкви необходимо принять все меры к освобождению своего пастыря. Если пастырь не жалеет себя ради паствы, то и паства должна самоотверженно защищать своего духовного отца. В просьбе командировать временно священника отказать». Этот указ стал для следственной комиссии ревтрибунала удобным поводом для активизации подготовки показательного процесса против духовенства. В итоге на скамье подсудимых оказался почти весь епархиальный совет во главе с епископом Германом. Священникам инкриминировали провокацию против советской власти, выразившуюся в закрытии Серафимовского храма, что, разумеется, выглядело весьма странно: коль скоро Церковь отделена от государства, какое государству дело до того, что делается внутри церковной ограды? Отцу Михаилу Платонову вменяли также в вину изданные им в 1917 году брошюры.

Судилище проходило в два этапа. 6 октября 1918 года священник Михаил Платонов был приговорен к расстрелу, епископ Герман и прото­иерей Хитров — к 15 годам тюрьмы «с применением общественных работ», остальных обвиняемых как «пассивных участников» суд приговорил к 10 годам заключения условно. Осужденные подали кассационные жалобы. А жители Саратова и Вольска начали сбор подписей за помилование священника Платонова и освобождение епископа Германа. В Саратове собрали десять тысяч подписей, в Вольске около трех тысяч. Повторное заседание трибунала состоялось 10–11 января 1919 года. На этот раз отец Михаил получил 20 лет лишения свободы, владыка Герман был приговорен к 15 годам заключения «с принудительными работами». До октября 1919 года оба они находились в тюрьме. В ночь с 9 на 10 октября их расстреляли по решению губернской ЧК, то есть в итоге они были репрессированы во внесудебном порядке, в ходе «красного террора». По преданию, когда владыка Герман и отец Михаил узнали о том, что их расстреляют, они совершили отпевание самих себя и своих соузников-мирян. В 2006 году епископ Герман (Косолапов) и священник Михаил Платонов были прославлены в лике новомучеников.

Обвиняемые - будущие новомученикиИсторики неоднократно писали о процессе над саратовским духовенством. Теперь Екатерина Федорчук попыталась рассказать об этих событиях на языке художественного текста. Поскольку в романе присутствует, естественно, художественный вымысел, имена героев изменены. Поэтому в произведении действует не отец Михаил Платонов, а священник Михаил Платанов. Его антагонист, главный обвинитель на процессе, Гилель Хацкелевич, стал Романом Хацкелеевым. На протяжении всего романа между этими людьми идет идейный поединок.

Председатель жюри конкурса писатель и историк Дмитрий Володихин в предисловии к «Трибуналу» отметил как достоинство, что Екатерина Федорчук «в оценке исторических событий на компромиссы не идет…< > и не пытается сделать из советских начальников карикатурных злодеев: это люди, со своими слабостями и сильными сторонами личности, но люди помраченные». Он также подчеркнул, что автор романа пишет современным языком, используя современные приемы художественной литературы: «Очень хорошо и правильно, что роман “Трибунал” написан прозрачно в языковом смысле, увлекательно, с напряженным, динамично развивающимся сюжетом».

Значимость темы подвига новомучеников трудно переоценить. Русская Православная Церковь в ХХ веке претерпела чудовищные гонения, по жестокости вполне сопоставимые с гонениями первых веков христианства. Гонения начались практически сразу после захвата большевиками власти. Были периоды, когда они несколько ослабевали, но, пока существовала советская власть, не было такого периода, когда бы они прекращались совсем. Разумеется, очень важны труды историков, исследующих события тех страшных лет. Но и беллетристические произведения способны внести свою лепту в освещение этой темы: возможно, прочитав такое произведение, читатель, особенно молодой, заинтересуется и постарается узнать больше, обратившись уже к литературе документальной…

На Рождественских чтениях 2019 года Екатерине Федорчук была вручена высокая награда. Награждая победительницу, митрополит Калужский и Боровский Климент поблагодарил ее за труды и выразил надежду, что и другие авторы начнут создавать талантливые произведения о людях, сохранивших веру во Христа в эпоху гонений ХХ века.

Газета «Православная вера», № 01 (669), январь 2021 г.

Комментарии:

нет комментариев

ВЫ МОЖЕТЕ ОСТАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ:

Отправляя данную форму, я даю согласие на обработку моих персональных данных в соответствии с политикой обработки ПД.